Пятница, 05 июня 2020 11:31

Экранопланы родились на Волге

Автор
Оцените материал
(1 Голосовать)

Перед очередной встречей с профессором Александром Дмитриевичем Звягиным созвонились по телефону. После традиционных приветствий — из трубки: «Смотрел сайт, посвященный 800-летию Нижнего Новгорода, предлагают к юбилею города поставить на Стрелке построенный у нас самый большой в мире экраноплан «Спасатель»
Хорошее предложение, с которым нельзя не согласиться. Захотелось рассказать о выпускниках кораблестроительных факультетов горьковских вузов, которые, работая в ЦКБ по СПК им. Р. Е. Алексеева, проектировали, строили и испытывали скоростные суда, прославившие страну. Один из них — мой сегодняшний собеседник.

Становление
— Я родом из Новороссийска, — начал рассказ Александр Дмитриевич. — Отдыхая на море, часто вечером на берегу Цемесской бухты провожал взглядом большие морские корабли, которые появлялись на огромной акватории порта. Еще тогда зародилась мысль: вот бы самому спроектировать и построить такие суда!
Однако все планы спутала война. Нашей семье пришлось уехать из Новороссийска, меняя на своем жизненном пути разные города. Но детская мечта всегда была со мной: в Горьковское речное училище имени Кулибина я поступил в 1948 году, приехав из Киргизии. И меня сразу с головой захватила учеба на судостроительном отделении. Нравилось все: и сами занятия, и крепкая дисциплина, и красивая форма речника. После второго курса на практике, которая проходила на заводе в Сокольском, мы участвовали в строительстве деревянных судов. Здесь научился работать топором, приобрел уверенность в своих силах. А потом наше отделение продолжило учебу в… Астраханском речном училище.
После завершения практики нас посадили на пароход и отправили вниз по Волге. Однако расставание с Горьким было недолгим. Через два года, окончив с отличием Астраханское училище, я поступил на кораблестроительный факультет Горьковского института инженеров водного транспорта (ГИИВТ). И снова учеба пришлась по душе.
Особое внимание уделял дисциплинам, связанным с проектированием судна: математике, строительной механике, теории корабля. Специальные дисциплины вели известные ученые, профессора Иван Николаевич Сиверцев, Михаил Яковлевич Алферьев, Михаил Иванович Волский, Вадим Васильевич Давыдов. Много практических навыков дали занятия в научном кружке. В то время на корфаке учились пять с половиной лет. Было время и на освоение нелегких корабельных дисциплин, и на отдых.
И, конечно, на спорт. Баскетбольные и волейбольные игры на первенство вузов (я в них тоже участвовал) собирали множество болельщиков. Любил шахматы.
После третьего курса женился на Лие Сорочкиной, мы с ней учились в одной группе, а после пятого — у нас появился сын Андрей, который в будущем продолжил семейную традицию, став студентом кораблестроительного факультета.

Центр скоростного флота
Учебу на корфаке я окончил с красным дипломом. По распределению был направлен на работу в ЦКБ по СПК. Работать в этом конструкторском бюро было престижно. В конце 50-х годов на базе судов на подводных крыльях (СПК) сформировалась система скоростных перевозок пассажиров. Начало было положено 25 августа 1957 года, когда «Ракета-1» совершила первый рейс на линии Горький — Казань. Эксплуатация «крылатого флота» позволила увеличить скорость перевозок пассажиров более чем в два раза, составив серьезную конкуренцию автомобильному транспорту.
Когда в 1958 году я пришел в конструкторское бюро, началось серийное строительство «Ракет». Работа велась под руководством замечательного конструктора, выпускника корфака Горьковского политехнического института Ростислава Евгеньевича Алексеева. Мы, молодые конструкторы, во всем брали с него пример!
Он был всегда бодр, подтянут, умело владел всеми видами транспорта, особенно автомобилем. Постоянно подбрасывал новые идеи. Созданию творческого настроя в коллективе помогали также Николай Алексеевич Зайцев, Леонид Сергеевич Попов, Иван Иванович Ерлыкин.
Подобрался и хороший состав молодых конструкторов, выпускников кораблестроительных факультетов горьковских вузов, влюбленных в свое дело. Среди них Анатолий Панченков, Владимир Ефремов, Владимир Гардин, Владимир Шадрин, Эдуард Бессмертный. Мне довелось работать инженером, начальником сектора, заместителем начальника отдела, заведующим лабораторией, заместителем начальника конструкторского бюро по экранопланной тематике. На глазах рождались новые скоростные суда.
Параллельно в 1964 году под руководством Алексеева началась постройка первых образцов экранопланов. Была создана экспериментальная база на Горьковском море на реке Троце, велось творческое содружество с головными институтами отрасли — ЦНИИ имени академика А. Н. Крылова и ЦАГИ имени профессора Н. Е. Жуковского. Создавались самоходные модели экранопланов, которые позволяли обосновать рациональную аэродинамическую схему будущих высокоскоростных судов.
В этой большой и кропотливой работе очень помогали мудрые советы Ростислава Евгеньевича. Наблюдая за испытаниями, он умел заметить особенности, которые были неподвластны нам, молодым конструкторам, и подсказать правильные решения. Высокая скорость, скорость, скорость! — это был девиз его жизни.
В 1966 г. спустили на воду экраноплан КМ (корабль-макет), представляющий плавучую лабораторию, позволяющую в натурных условиях изучать и решать актуальные вопросы проектирования высокоскоростных судов. Его достройка проходила на заводе «Дагдизель», а испытания — на базе острова Чечень. Поражали размеры экраноплана: габаритная длина — 98 метров, размах крыльев — 48, высота со стабилизаторами — 22 метра, полезная нагрузка — 150 тонн.
Мне посчастливилось участвовать во многих испытательных полетах КМ. До сих пор помню свои чувства, когда впервые экраноплан оторвался от воды! Представьте себе скорость более 300 километров в час при взлетной массе 534 тонны! На основе результатов, полученных во время испытаний, были спроектированы и построены экранопланы различного назначения. Например, «Лунь», оснащенный ракетами, или «Орленок», взлетная масса которых составляла 140 тонн, а крейсерская скорость — 400 километров в час (их было построено пять).
Также было спроектировано новое высокоскоростное судно для ВМФ, однако из-за финансовых ограничений достройка не была завершена. На его базе и создали морской экраноплан «Спасатель». Это единственное в мире уникальное судно по праву может занять место на Стрелке.

Возвращение в ГИИВТ
Известно, что каждый творческий человек постоянно анализирует свою деятельность и при необходимости вносит в нее коррективы. В 1962 году я стал читать лекции по проектированию скоростных судов в политехническом институте. Вскоре поступил учиться в заочную аспирантуру к профессору Наталье Викторовне Маттес. Диссертационная работа была связана с изучением прочности и вибрации СПК. Защита прошла успешно.
В 1976 году по приглашению профессора Давыдова перешел на преподавательскую работу в ГИИВТ. Сначала — доцентом кафедры теоретической механики, а после защиты докторской диссертации — профессором кафедры прикладной механики и подъемно-транспортных машин. В 1990-м был избран деканом кораблестроительного факультета. Спросите: какие качества воспитывали у студентов?
Во-первых, профессионализм, глубокое знание основ проектирования судов, без которых нельзя рассчитывать на успех. Каждый молодой специалист должен быть трудолюбивым, целеустремленным, настойчивым в достижении поставленной цели.
Во-вторых, обладать не только профессиональными, но и моральными, человеческими качествами, особенно в отношениях с коллегами по работе. Здесь я всегда брал пример с ведущих ученых и руководителей факультета. Прежде всего с моего учителя, первого декана, профессора Вадима Васильевича Давыдова. Примером в этом отношении была и декан корфака Галина Николаевна Сиротина, которая более 20 лет возглавляла факультет.
P. S. 16 мая 2020 г. профессору Александру Дмитриевичу Звягину исполнилось 88 лет. Коллектив редакции «Волго-Невского Проспекта» поздравляет его и желает ему крепкого здоровья!

Наша справка
Основу скоростного пассажирского флота России составляют суда на подводных крыльях, инициатором создания которых является ОАО «ЦКБ по СПК им. Р. Е. Алексеева». За полвека от первого рейса «Ракеты-1» конструкторское бюро разработало более 70 проектов СПК различного назначения, 20 — на воздушной каверне (СВК) и 40 экранопланов. По ним построено более 4 тыс. морских и речных судов на подводных крыльях (200 из них поставлено зарубежным компаниям), около 50 СВК и 30 экранопланов.

Подготовил Виктор ЛЮБИМОВ.
Фото Владимира ЮЖАКОВА

Прочитано 107 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии