Пятница, 14 июня 2019 14:23

Куда уходят ледоколы

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

Неотъемлемой частью жизни Архангельска, безусловно, являются ледоколы, которые не дают главному порту региона впасть в зимнюю спячку и помогают принимать грузы круглый год

Не было бы счастья…
Круглогодичный статус Архангельский порт получил в 1915 году. До этого он считался главным конкурентом для столичного Санкт-Петербурга (Петр I даже запрещал здесь какую-либо значимую торговлю) и оживал лишь во время военных действий на европейском фронте. Через морскую столицу и другие европейские порты государства снабжать Россию становилось рискованно. Тогда и вспоминали об Архангельске.
Так произошло и во время Первой мировой войны. Началось строительство одного из новых районов порта — «Бакарицы», который скоро превратился в основную базу по обработке военных грузов. В 1915—1916 годах для продления навигации в зимнее время был построен аванпорт «Экономия». 
За годы Первой мировой войны грузооборот Архангельского порта достиг небывалых объемов и составил 2,8 млн тонн. К 1917 г. морской порт имел 36 стационарных и передвижных кранов, 7 линейных и 9 портовых ледоколов. В сравнении с довоенным временем это был колоссальный скачок (ранее порт имел лишь один маломощный ледокольный буксир «Лебедин»).

«Святогор», ставший «Красиным»
Самое серьезное приобретение Архангельска — ледокол «Святогор», построенный на английской верфи в Ньюкасле и спущенный на воду 3 августа 1916 г. Долгое время он был самым мощным в мире. Его почти стометровая длина и ширина в 21,5 м оставляли далеко позади другие ледокольные суда.
По прибытии в Архангельск «Святогор» вошел в состав флотилии Северного Ледовитого океана, использовался для проводки английских военных транспортов. Они же и увели его в 1919 г. (ровно сто лет назад) во время интервенции с собой на родину в качестве военного трофея.
Но пробыл он там недолго. В 1922 г. советское правительство выкупило его у британцев, заплатив 75 тыс. фунтов стерлингов. Гигант сыграл настолько колоссальную роль в легендарной ледокольной эпопее 1930-х гг., что государство после окончания срока службы поставило ледокол у набережной Лейтенанта Шмидта в Санкт-Петербурге в качестве корабля-памятника. «Святогор» уже давно носит другое имя. В 1927 г. его назвали «Красин» в честь руководителя советского торгпредства в Великобритании Леонида Красина, много сделавшего для возвращения ледокола на родину.

«Сияние льдов»
С 1975 г. архангельские ледоколы стали проводить весной работы по спуску льда Северной Двины в Белое море. До этого времени Соломбала и другие островные территории Архангельска в период весеннего разлива рек постоянно оказывались под водой. Чтобы спасти от потопа домашних животных, северяне в своих домах и амбарах надстраивали вторые этажи. На них суровый натиск стихии переживали не только куры и утки, но даже коровы.
С выходом ледоколов на борьбу с заторами Архангельск перестал опасаться превращения в весеннюю «Венецию». Под воздействием зимних гигантов лед перерабатывается в мелкую крошку, спокойно уходя в Белое море.
Такая операция обычно проводится в конце апреля-начале мая, когда на Северной Двине в Архангельске царствует ледоход, и романтически называется «Сияние льдов». И правда, лед, раскалываемый мощным судном, под лучами ставшего ярким весеннего солнечного света переливается всеми цветами радуги. Едешь и чувствуешь себя падишахом, купающимся в море алмазных и изумрудных россыпей.

«Взять на усы»
Сегодня самым мощным ледоколом в Архангельске считается «Диксон». Его главная задача — проводить суда через замерзшее Белое море. Некоторое время назад эту функцию выполнял ледокол того же проекта — «Мудьюг», который теперь после ремонта трудится в Санкт-Петербурге.
«Диксон» ведет за собой целые караваны из танкеров и сухогрузов. Причем суда следуют друг за другом на расстоянии не менее полутора километров, чтобы исключить столкновения, если неожиданно ледоколу придется замедлить ход, разбивая встретившееся на его пути более мощное ледовое препятствие.
На корме ледокола имеется V-образный вырез, обложенный старыми покрышками. Он необходим, когда судно не может самостоятельно двигаться и его берут на буксировку — специальными тросами плотно подтягивают к корме ледокола, затягивая в вырез. И своеобразный тандем начинает движение. Тросы, которые подтягивают судно к ледоколу, называются усами. Поэтому процесс буксировки называется «взять на усы».

Чадаев — человек-корабль
В акватории Архангельского порта трудятся три менее мощных портовых ледокола — «Капитан Косолапов», «Капитан Чадаев», «Капитан Евдокимов». Мне довелось побывать на втором из них. Величественное, скажу вам, судно: когда идешь по нему, кажется, что оно с легкостью справится не только с речным льдом, но и с айсбергом, отправившим на морское дно знаменитый «Титаник».
«Капитан Чадаев» построен в 1978 г. и до 2002 г. трудился в Волжском пароходстве, базируясь в Тольятти. Уже тогда он крошил лед на море, правда, рукотворном — Жигулевском.
С волжскими краями связано и имя ледокола. Судно названо в честь Николая Ивановича Чадаева, который прошел нелегкий флотский путь от матроса до капитана крупного колесного буксира «Степан Разин». Является одним из инициаторов стахановского движения на речном флоте. В 1930 г. провел по Волге караван барж длиной полтора километра и грузоподъемностью 41 тонна. В то время для реки это был колоссальный груз, перевезенный за один рейс. Чадаев лично встречался с Иосифом Сталиным, имеет много наград, главная из них — звезда Героя Социалистического Труда.
Портрет Николая Ивановича висит в кают-компании ледокола. Другой памятный экспонат — осколок разбитой о борт судна бутылки. Причем крестным отцом, а не крестной матерью. Такова ледокольная традиция.

От бед — пенолафет
Архангельские ледоколы построены по заказу еще советского правительства на судоверфи W?rtsil? в Финляндии. Об этом свидетельствует красная металлическая табличка (отлитый в металле паспорт судна), установленная при спуске на воду.
На баковой палубе находится очень нужный на ледоколе механизм — вахтенная лебедка, или брашпиль для спуска и подъема якорей, которых у ледокола три. Вес каждого примерно полторы тонны. Рядом располагается пенолафет. С его помощью можно тушить пожары как у причала, так и в открытом море.
Ледоколы также используются для научных исследований и туристических путешествий (например, на Северный полюс).
Обычно таким судном управляют четыре человека — капитан, два его помощника и матрос-рулевой. Кроме штурвала (его не крутят, а перекладывают) есть три поста управления двигателями по их числу. С помощью четырехлопастных винтов можно регулировать скорость судна и определять его направление. Энергию для работы всех механизмов вырабатывают три главных дизель-генератора.
В распоряжении судоводителей самое современное навигационное оборудование, радиосвязь, система пожарной сигнализации и т. д. Все механизмы «запружинены», чтобы снизить колебания корпуса при входе в плотный лед.
Общая протяженность рабочего маршрута ледокола приблизительно 37 миль, начиная от приемного буя, расположенного близ острова Мудьюг в Двинской губе Белого моря. Суда приходят в Архангельск (и уходят из него) через Маймаксанский рукав Северной Двины в сопровождении лоцмана. Во время работы ледоколы могут спуститься ниже по реке на 60 км, а дальше не дадут пройти мели.
Осадка судна — 3.8 м. Портовым ледоколам Архангельска доступен лед толщиной до одного метра. Прошедшей зимой она не превышала 60—70 см, а значит, обстановка в акватории Архангельского порта была нормальной.

Константин ТАРАКАНОВ

Прочитано 260 раз
Другие материалы в этой категории: « Механик в юбке На фонтаны в Петергоф »
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии