Вторник, 16 июля 2019 07:47

Тайфун проверил на прочность

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

Часто в СМИ сообщается, что на определенную территорию надвигается тайфун. Это китайское название циклонов, возникающих в приэкваториальных водах Тихого океана, в Китае, Японии, в северной части дальневосточных вод. По сути речь идет об очень сильном ветре
Как он влияет на суда и даже на подводные лодки, мне рассказал мой хороший друг и товарищ по работе в Волжском пароходстве Григорий Евтифьевич Сергеев, который устроился в компанию после многолетней службы в ВМФ. Он проходил ее заместителем командира по политчасти, капитан 3-го ранга. Это был дисциплинированный, активный, доброжелательный к людям человек. Последняя его должность в пароходстве — заместитель начальника УРСа по кадрам.
А боевое крещение Сергеев получил в Волжской военной флотилии, куда был назначен после окончания высшего военно-морского училища. Особенно ему запомнился август 1942 года, когда будучи командиром БЧ-1 канонерской лодки «Руднев» (1-й бригады речных кораблей), он корректировал огонь этой и еще одной канонерской лодки «Громов». Наступающие части 4-й танковой армии Гота потеряли несколько десятков танков и сотни гитлеровцев. В результате немецкое наступление на южном участке Сталинграда, который обороняли войска 64-й и 57-й армий, было приостановлено. А лейтенант Сергеев был отмечен благодарностью командования сухопутных частей.
После расформирования Волжской военной флотилии он получил назначение на Северный флот — самый молодой в стране. Его корабли вместе с союзниками охраняли конвои, наносили удары по вражеским портам и коммуникациям. Понимая значение наших северных коммуникаций, гитлеровцы сосредоточили здесь мощные силы — корабли всех классов, сотни самолетов.
Григорий Сергеев много вспоминал о той своей службе, и один из его рассказов мне особенно запомнился. Капитан-лейтенант по тем временам назначался командиром дизельной подводной лодки. Он менял туманные и белые ночи (то есть Северный флот) на дальневосточные вишневые закаты и смолистые запахи тайги.
Адмирал, представляя командира подводной лодки, капитана 2-го ранга, сказал: «Знакомьтесь, он все вам передаст после похода — лодку, славу передового корабля, недовыполненный план боевой подготовки. Все, кроме своего командирского авторитета, к сожалению, это такая вещь, которую нельзя вручить вместе с погонами, приобретайте его сами».
У высокого, крепкого, как дальневосточный дуб, капитана 2-го ранга было завидное влияние на подчиненных. Казалось, достаточно им посмотреть на его плотно сжатые тонкие губы, рыжеватые усы, и они знали, что хочет командир. Скажи он любому: «Лезь в аппарат вместо торпеды» — и полезет. Хочется быть таким командиром. Но как это сделать? Ни в одном учебнике не найти вопроса на этот ответ.
Вот и восход. Докрасна раскаленное солнце появляется сразу всем диском над горизонтом. А небо, наливаясь вишневым соком, становится зловещим. Барометр падает. Вскоре радист подает телеграмму: «Корабли в море. Примите меры — в ближайший час ожидается тайфун с юго-востока».
Но не прошло и часа, как сине-черные тучи закрыли солнце. Порывистый ветер разбойно засвистел в антенне, ударил по рубке редкими, но крупными, как картечь, дождевыми каплями. Небо обрушилось ливнем. Океан взорвался изнутри, ветер вихрил, закручивал волны вместе с холодными дождевыми струями.
«Срочное погружение!» — приказал капитан 2-го ранга. Но на глубине 40 метров какая-то исполинская сила, подхватив лодку, стала раскачивать ее над бездной: было трудно удержать равновесие, ноги отрывались от мостика.
В это время раздался свист сжатого воздуха, лодка с большим дифферентом начала падать в глубину. Чуть побледнев, командир, широко расставив ноги, отдавал один приказ за другим. Кто-то открыл кингстоны носовой цистерны, лодка уже на предельной глубине, но продолжала стремительно падать.
«Продуть все цистерны! Полный назад!» — прозвучал приказ командира.
Под колоссальным давлением, как жестянка, трещал корпус: но сжатый воздух уже ворвался во все цистерны главного балласта и, преодолевая забортное давление, выжимал из них воду. Винты, вращаясь полным ходом назад, вытягивали облегченную лодку из гибельных тисков глубины.
«Принять главный балласт», — последовало очередное распоряжение. В двадцати метрах от тайфуна лодка, кажется, на секунды остановилась, но снова полетела вниз. Штурман, молодой лейтенант, страшно устал, но от его действий зависит жизнь экипажа. Наконец выдали весь лишний груз от носовой цистерны. Командир осмотрел приборы и приказал старпому опечатать один из них, который показывает давление сжатого воздуха. В баллонах его нет. По ошибке все выпустил матрос (капитан оставил его потом на лодке, после гауптвахты).
Командир прошел по отсекам, успокаивая экипаж. Ведь не может тайфун бушевать бесконечно. Подсчитал, хватит ли энергии аккумуляторов всплыть без сжатого воздуха на одних горизонтальных рулях.
Через девять дней субмарина подходила к пирсу базы подводных лодок. Ее еще в море встретил адмирал, получив радиограмму от командира. Лодку искали, но поиски не увенчались успехом. Командир доложил адмиралу о возвращении из плавания. И только когда он поднял руку к козырьку фуражки, стали видны седые виски. Они побелели в последнем походе.

От редакции: 10 июля внештатному автору нашей газеты, заслуженному ветерану и замечательному человеку Геннадию Андреевичу Кулакову исполнился 91 год. Он по-прежнему болеет душой за дело, делится творческими планами в нашей редакции, встречается со школьниками и студентами. От имени читателей поздравляем его с днем рождения, желаем здоровья и всего самого наилучшего!

Геннадий КУЛАКОВ,
общественный капитан-наставник Волжского пароходства, участник Великой Отечественной войны в составе Волжской военной флотилии

Прочитано 110 раз
Другие материалы в этой категории: « Курсанты играют в "Зарницу" Певец Волги »
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии