Понедельник, 23 сентября 2019 13:21

Горизонты механика Жесткова

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

Судьба подарила Евгению Жесткову прекрасную семью, любимую работу, замечательных людей рядом. Его жизнь была не всегда легкой и безоблачной, но насыщенной и полной

Там меня моя родина ждет
Евгений Иванович родился 80 лет назад в Горьковской области. Отец погиб, когда мальчику было всего три года. Но Жестков-старший стал для сына нравственным ориентиром и примером. Иван Николаевич участвовал в финской войне, в Великую Отечественную воевал под Москвой. Затем, когда по приказу Сталина в 42-м начали создавать первые десантные войска, его командировали на подготовку в Казань. После учебы назначили командиром роты, присвоили звание старшего лейтенанта и отправили в Сталинград. Колонна с будущими десантниками попала под страшную бомбежку около Камышина…
Остались они вдвоем с мамой. Анфиса Алексеевна работала учителем. После войны, в 1949-м, Жестковы переехали к родным в Крым — в Сакский район в совхоз «Виноградный». На новом месте Евгений радовался теплу, морю и тому, что учебный год здесь начинался в конце октября: школьники помогали совхозу убирать виноград, кукурузу, подсолнечник. Учился он хорошо: троечником быть стыдно, ведь мама — директор школы.
Про свою малую родину мальчик не забывал. Евгений отказывался от путевок в «Артек» и другие пионерские лагеря — только в Петровку, к бабушке и дедушке. И в родной Горьковской области летом не ленился: работал в колхозе на сенокосе, пас лошадей, ходил в ночное, помогал бабушке на огороде.
Школу он окончил с серебряной медалью. Мечтал поступить в Нахимовское военно-морское училище в Севастополе, с детства грезил морем. Но дядя, выпускник этого училища, всю жизнь прослуживший на Военно-морском флоте, побывавший в Тихом и Северном Ледовитом океане, на Черном море, на Балтике, отговорил: «Море — это хорошо, но цепляйся за землю». Так что вместо флота отправился Евгений по направлению военкомата в автошколу.
А затем они с мамой решили вернуться на родину. Анфиса Алексеевна стала работать в поселке Перевоз директором школы. Евгений сдал экзамены в политехнический институт, но не прошел по конкурсу. Пришел в военкомат: готов идти в армию. А военком дал ему направление в речное училище.
Вот так, совершенно случайно, в 1958 г. он стал курсантом судомеханического отделения Горьковского речного училища. Учиться ему нравилось: возиться с техникой он любил, да и автошкола дала неплохие знания. Дисциплина, строгий режим были ему не в тягость.

Напрасно называют Север крайним
А самые яркие воспоминания о курсантской жизни — две учебно-производственные практики. Во время первой, в 1960 г., перегоняли буксир «Озерный-84» из Измаила в Якутск. Шли по Дунаю, Волге, Волго-Балтийской системе, Беломорканалу до Архангельска. А там экспедиция спецморпроводок речных судов формировала караван примерно из 90—100 теплоходов, которые надо было доставить на Енисей, Лену, Колыму.
Впечатления незабываемые! И сейчас Евгений Иванович помнит, как впервые увидел Северный Ледовитый океан, как фотографировал «Зенитом» белых медведей в море Лаптевых, как гулял по Нарьян-Мару, Тикси и острову Вайгач, как стояли почти месяц на Диксоне — ждали, когда ледовая обстановка пройдет.
Будущему судовому механику было интересно познакомиться поближе с ледоколами. Он видел «Ермака», которые ходил еще на угле, «Красина». А атомоход «Ленин» просто потряс его своей мощью. Рубка их суденышка ледоколу даже до кормы не доставала. Такая махина шла сквозь льды, как по маслу. Полюбопытствовал Евгений и как живет большой экипаж атомохода, зашел в кубрик, где располагались 20 человек (на современных судах каюты на двоих-троих рассчитаны). В училище в комнате размещались по 40 курсантов, правда, на тесноту никто не жаловался, уставали так, что только бы до кровати добраться.
Через год курсант Жестков повторил свой северный маршрут на второй практике. До Архангельска они дошли на дизель-электроходе «Казахстан», а там практикантов пересадили на рейдовый буксир прибрежного плавания «Иссык-Куль». Здесь Евгений трудился в должности помощника механика — электрика (электромехаников на таких судах не было). Механик напутствовал: «Будешь смотреть за аккумуляторами, вот здесь твоя работа». Практикант отнесся к заданию со всей серьезностью и ответственностью.
Своеобразной наградой парнишке за добросовестность стала прогулка на ботике с механиком — любителем ходить под парусом. Полюбовались природой северного края, понаблюдали за жизнью полярных куропаток, песцов, белух, белых медведей.
В общем, было о чем рассказать товарищам после возвращения в училище. Не каждому курсанту так повезло с практикой.
В апреле 1962 г. Евгений с отличием окончил ГРУ, получил диплом второго пом. механика — второго штурмана всех групп судов (это был первый выпуск по совмещенным профессиям). Судоводительские навыки будущие механики отрабатывали на буксирах и самоходках. В числе лучших выпускников Жесткова направили на пассажирский флот.
Первым его теплоходом стал «Космонавт Гагарин». В следующую навигацию его перевели третьим пом. механика на «Карл Либкнехт». Здесь он тоже проработал недолго, но успел многому научиться у механика Анатолия Алексеевича Фокина. Знающий и грамотный специалист, механик от бога, он щедро делился опытом с молодежью. Высоченный, здоровенный — в его руках даже крупные детали казались мелочью, он был душа человек.
Трехпалубник «Михаил Кутузов» почти на 10 лет стал для Евгения Ивановича вторым домом. Механик Станислав Васильевич Морозов, опытный профессионал, увлеченный своей работой, сдержанный, подчиненных держал в строгости.
Жестков постепенно становился высококлассным специалистом. Первым пом. механика его назначили на «Советскую Украину» (сейчас — «Нижний Новгород»). К тому времени он успел заочно окончить ГИИВТ. Переход на четырехпалубник ему дался непросто. Это судно было более оснащенное. Палубные механизмы, силовая установка, система кондиционирования, холодильное и камбузное оборудование — все новое, незнакомое. Изучал документацию, читал книги, консультировался с более опытными товарищами. Помогали и поддерживали новичка капитан теплохода Лев Петрович Гомозов и механик Николай Прокопьевич Некрылов, которые «Советскую Украину» еще принимали в Германии.

На голубом Дунае
А в 1979-м Евгения Ивановича направили в Чехословакию на судоверфь в Комарно. Он вместе с капитаном Ренатом Александровичем Фаизовым принимал четырехпалубный теплоход «Феликс Дзержинский». Пять месяцев российские специалисты работали без выходных: с чехословацкими содругами («содруг» — товарищ) проверяли все механизмы, участвовали в швартовных, ходовых испытаниях, контролировали, как исправлялись замечания.
И вот наконец состоялась официальная приемка судна. И домой! Путь на родину оказался неблизким. Хоть теплоход тащили на буксирах недостроенным — без верхней палубы, рубки, труб, под некоторыми мостами на Дунае он по габаритам не проходил. В Венгрии близ Будапешта и Мохача трудности были, а в Югославии у Нови-Сада вообще пришлось долго ждать, пока понизится уровень воды.
В Измаиле чехословацкая команда достраивала четырехпалубник, там же он прошел докование, ходовые испытания. В Горький «Феликс Дзержинский» пришел полностью оборудованным, готовым отправиться в рейс.
Евгений Иванович с радостью вернулся на родину. Соскучился по родным рекам, особенно по Волге. Но встреча с отечеством получилась недолгой. Всего две навигации он побыл «дедом» (так на флоте называют старших механиков) на новеньком «Феликсе Дзержинском». И в 1982 г. его снова командировали за рубеж — на этот раз в Германию от внешнеэкономического объединения «Судоимпорт».
Министерство речного флота РСФСР направляло за границу принимать теплоходы нового судостроения самых опытных, знающих специалистов. Поэтому среди них оказалось несколько работников Волжского объединенного речного пароходства. Жестков трудился приемщиком по механической части, Вениамин Васильевич Жиганов из службы портов ВОРПа — по электрочасти, Валерий Николаевич Мартьянов, главный инженер завода имени 40-й годовщины Октября, — по судокорпусной.
Россияне работали вместе с немецкими специалистами. Через какое-то время уже общались с ними на профессиональные темы по-немецки. К ним прикрепили, конечно, переводчиков. Но разве девчонок потащишь за собой в трюм? Так и приходилось обходиться своим словарным запасом.
В начале 80-х в Германии строили пассажирские суда 301-го и 302-го проектов. Волгари застали последние два теплохода 301-го проекта — «Федор Достоевский» и «Александр Грибоедов». После них на стапеле заложили головное судно 302-го проекта — «Дмитрий Фурманов».
За три с половиной года, что Евгений Иванович проработал за рубежом, через его руки прошло много туристических лайнеров. «Константин Симонов», «Михаил Шолохов», «Алексей Сурков», «Зосима Шашков», «Юрий Андропов»… Они отправлялись на Волгу, Днепр, Дон, в Ленинград.
В 1986-м Жестков с семьей (дочка, заканчивающая среднюю школу, оставалась в Горьком, приезжала к родителям в Германию только на каникулы) вернулся домой — угадал прямо под Новый год. После праздников задумался о дальнейшей работе. Приглашали его в Москву, но перекладывать бумажки в техуправлении ему показалось скучно. Аркадий Игнатьевич Минченя, тогда трудившийся в Горьковском центральном конструкторском бюро Минречфлота, тоже звал к себе. Точку в его «метаниях» поставил «адмирал» — директор Октябрьской базы Анатолий Сергеевич Батялов: «Ты кому изменяешь? Нашему Волжскому пароходству? Пассажирскому флоту?» И направил его механиком на «Михаила Фрунзе». А после навигации Евгений Жестков вновь отправился… в зарубежный вояж.

Здравствуй, «Русь» моя родная
В трудовой биографии каждого речника есть свое любимое судно, к которому прикипел душой, которое становится ближе родного дома, о котором заботишься, как о ребенке. Для Евгения Ивановича таким теплоходом стала «Русь».
Принимал судно механик вместе с капитаном Гомозовым в Германии. Через год капитаном теплохода стал Ренат Фаизов, с которым Жестков работал на «Феликсе Дзержинском».
— Мне всегда везло с капитанами, — замечает Евгений Иванович. — Один из лучших, что я встречал в своей жизни, — Ренат Александрович. Опытный, умелый судоводитель, замечательный командир, прекрасной души человек, умел найти подход к каждому в коллективе. Трудиться рядом с ним — одно удовольствие. В команде часто шутили: «Если бы все люди были такие, давно бы при коммунизме жили». Вместе с ним мы работали до 90-х годов, потом он ушел в капитаны-наставники. И экипаж возглавил Сергей Федорович Степанов.
На теплоходе первые годы отдыхали министры, начальники главков Минздрава РСФСР и другие руководители. Затем гостями на борту стали иностранцы, 10 лет обслуживали американских туристов. Ходили по самым разнообразным маршрутам: в Москву, Ленинград, Пермь, Таганрог, Астрахань. По Дону судам 302-го проекта ходить тяжеловато, а вот по Каме, Волге — никаких проблем.
Вспоминает волжский ветеран, как во время очередного круиза из Москвы в Астрахань подружились с известным писателем Виктором Розовым. Сошлись не на почве драматургии — оба оказались страстными любителями рыбалки. На «зеленой» стоянке в Никольском вместе рыбачили. Потом Евгений Иванович пригласил его в свою каюту на уху. При прощании в конце рейса Розов подарил ему на память свою новомодную японскую удочку.
На «Руси» Жестков проработал 18 лет. Пролетели годы, как один миг. За теплоходом, который механик получил только что сошедшим со стапеля, ухаживали тщательно. И судно, отзываясь на такую заботу, не подводило речников: ни разу не ломалось, механизмы из строя не выходили, даже на мель не садилось.
Трудился Евгений Иванович в теплой семейной (в прямом и переносном смысле) обстановке. Долгие годы вместе с ним работала судовым медиком супруга Галина Семеновна.
А познакомились они в середине 60-х годов, когда Евгений приехал к маме в Перевоз в отпуск. В клубе на танцах сразу заметил красивую веселую девушку. Двадцатилетняя Галина только что окончила медучилище. Чувства молодых людей оказались взаимными, и в 1966 г. они поженились.
— Сейчас думаю: чего ж я так поздно женился, в 26 лет, — улыбается Евгений Иванович. — Галина — любящая, заботливая жена, прекрасная мать, подарила мне двоих детей. Счастье нашей семейной жизни длится уже 53 года.
В 67-м в семье Жестковых родилась дочь Оксана, в 71-м — сын Максим. Дочь пошла по стопам мамы: окончила мединститут, стала судовым медиком. Галина Семеновна уступила ей свое место на «Руси», перейдя на другой теплоход, чтобы Оксана Евгеньевна смогла работать рядом с мужем — капитаном Степановым.
В 2005-м Евгений Иванович сошел на берег. Кстати, сменил его на этом посту Владимир Морозов — сын механика, под началом которого Жестков делал первые шаги в профессии. Теперь уже он передавал свой опыт его сыну. Владимир Станиславович проходил у него практику на «Феликсе Дзержинском», а потом стал механиком на «Руси».
Конечно, Жестков мог бы плавать и дальше, но его сильно подкосила трагическая гибель сына. Практически одновременно с ним на пенсию вышла и жена. Некоторое время они еще работали: Галина Семеновна заведовала фельдшерско-акушерским пунктом в Зеленом городе, а Евгений Иванович — завхозом при нем.
На заслуженном отдыхе супруги Жестковы не скучают. Внучка Лиза учится в 11 классе, пока навигация не закончится, она под надзором дедушки и бабушки. Внучка Катя, окончив университет, получила сразу два диплома. Вторую специальность — иностранные языки — она оттачивала в каникулы, работая на теплоходе переводчиком с группами иностранных туристов. А еще судовой «дед» Жестков уже дважды прадедушка. Старшему правнуку Косте 5 лет, младшенькому, Егорке, — чуть более года.
О будущем малышей говорить еще рано. Но, наверное, в душе почетный работник речного флота надеется, что мальчишки унаследуют его трепетную любовь к Волге, которую он пронес через всю свою жизнь.

Ирина КУКАНОВА.
Фото Владимира ЮЖАКОВА

Прочитано 232 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии