Четверг, 26 сентября 2019 14:04

К. Махатчян выжил смерти назло

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

В Туапсинском морском торговом порту хранят память о героях Великой Отечественной. Накануне 75-летия Победы фамильными историями о них делятся дети-портовики. Так, из поколения в поколение передается рассказ о военном пути Каро Суреновича Махатчяна, которого пощадила сама смерть в страшном бою на «Голубой линии»: в районе Новороссийска, Крымска, Темрюка в 1943-м...

Эхо прошедшей войны
— В 1967 году к моей бабушке в Ленинакане обратились пионеры с просьбой рассказать о сыне, которого разыскивали следопыты из станицы Черноярковской, — рассказывает Аршавир Кароевич Махатчян. — Там на братской могиле значилось его имя. Но отец вернулся с войны живым! Все эти годы он жил в Туапсе, работал крановщиком на Туапсинском судоремонтном заводе. Война внесла много путаницы в судьбы людей. Тем более на «Голубой линии», где шли такие бои. То, что отец уцелел, уже было чудом!
Памятник с папиным именем так и остался стоять. Он все хотел съездить туда, посмотреть, почтить память боевых товарищей, да не довелось. А вот мы с сыном все-таки побывали там, в 2017 году, когда уже нашего отца и деда не стало.

Путь на Эльбрус
Каро Махатчян родился в 1923 г. в Ереване. Ему было девятнадцать, когда он отправился в военкомат и попросился на фронт. Несмотря на бронь, не мог жить, глядя в глаза соседкам, чьи сыновья и мужья уже воевали. Так Каро попал в Тбилисское пехотное училище, а оттуда в 1942-м курсантов отправили в Приэльбрусье. Первым боевым крещением стала встреча с опытными егерскими подразделениями врага, теми самыми «эдельвейсами».
Необстрелянным, неопытным курсантам предстояло перейти Марухский перевал, где шли ожесточенные бои. Как рассказывал потом сыну Каро Суренович, жара стояла страшная, идти было тяжело. Вот и бросали они свои шинели, чтобы легче было продвигаться вперед. Но чем выше поднимались, тем ниже опускалась температура. А тут еще и английские ботинки от союзников, которыми экипировали курсантов в Сухуми, разваливались прямо на глазах.
Страшные бои шли с «эдельвейсами», но и наступившие холода выбивали солдат из строя. Каро Махатчян попал в госпиталь с обморожением обеих ступней.

«Голубая линия»
Едва поправившись и встав на ноги, в январе 1943-го Каро Махатчян в составе 147-го гвардейского стрелкового полка попал в район Славянска-на-Кубани. Здесь и проходила легендарная «Голубая линия», ставшая завершающим этапом освобождения Кубани.
Спустя годы Каро Суренович рассказывал, как наши солдаты выходили из плавней прямо на огонь врага, нужно было любой ценой прорвать линию вражеской обороны. У станицы Черноярковской завязался жестокий бой. Махатчян был тяжело ранен в ногу, потерял сознание. А когда очнулся, услышал немецкую речь. Это фашисты обходили поле боя, подбирали своих раненых и добивали наших. Каро затаил дыхание, и… смерть прошла мимо. Позднее его нашли и подобрали местные жители.
— Видимо, потери, которые понесли наши части в том бою, и стали причиной того, что моего отца причислили к погибшим, — замечает Аршавир Кароевич. — А отца не стало в 2002 году. Мой сын, Олег, списался с теми, кто сегодня занимается поисковой работой, и вот два года назад на День Победы мы поехали туда. Большое спасибо тем, кто хранит память, кто спас и выходил моего отца в те страшные дни.

Связь времен
По традиции родня Аршавира Кароевича по маминой линии в мае собралась в Алтубинале за большим столом. Более сорока родственников! Молодежь с интересом слушала давно известные семейные истории.
— О том, как попали сюда, в Терзиян, предки мамы, можно написать не одну книгу, — считает Аршавир Кароевич. — Бабушку, Марию Сергеевну Бабикян, привезли в Батуми из Тробзона греки-рыбаки в июле 1915 года. Она была из обеспеченной и интеллигентной семьи, знала пять иностранных языков. Во время резни из шестерых детей выжили только трое — моя бабушка, ее сестра и брат.
Сначала они попали в Туапсе, затем — в Армавир, где младший брат служил в армянском театре. С ним они и эвакуировались из оккупированного города в Ленинакан. Потом вновь вернулись на туапсинскую землю. Здесь растет уже не одно поколение большой семьи.
— Море связало наши корни с туапсинским берегом, — говорит Аршавир Кароевич Махатчян. — На Туапсинском судоремонтном заводе работал отец, а мама, Галина Захаровна, учила будущих моряков и портовиков, будучи учителем русского языка и литературы в вечерней школе. Я тоже связал судьбу с морем, много лет отработал в порту, возглавляя отдел внешних экономических связей. А поколение солдат-победителей, наших отцов и дедов, будет вечно жить в нашей памяти.

Михаил ЗЫКОВ.
Фото автора

Прочитано 115 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии