Вторник, 10 декабря 2019 12:11

Каждый рейс - экзамен

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

О своих впечатлениях от плавательской практики 2019 г. рассказывают курсанты факультета судовождения Московской государственной академии водного транспорта

На свидание с дельфинами
Влада Баранова:
— Моя практика проходила на круизном теплоходе «Князь Владимир», маршрут которого пролегает вдоль черноморского побережья. Попасть на него практиканту, да еще и девушке, непросто (в экипаже трудится единственная представительница прекрасного пола — вахтенным матросом). Помогли огромное желание и настойчивость. Кроме меня на борту были студенты из других учебных заведений, в том числе из Новороссийска и Севастополя.
Я выполняла обязанности пожарного матроса, несла вахты, принимала участие в швартовных операциях, работала с пассажирами. Впервые мне удалось побывать в открытом Черном море. Приятно было наблюдать за сопровождающими нас стаями дельфинов, а в вечерние часы с капитанского мостика любоваться сказочно красивыми закатами солнца. Но ведь море — стихия. Не обошлось без шторма, шквалистого ветра, качки и даже чрезвычайной ситуации. В одной из кают произошло задымление. Сообщив о нем по рации, я с помщью огнетушителя ликвидировала очаг возгорания. Капитан судна оценил мои действия на отлично.

К турецким берегам
Алексей Аниканов:
— За два с половиной месяца практики на сухогрузе класса «река-море» «Николай Псомиади» мне ни разу не хотелось сойти на берег. Русско-армянский экипаж стал второй семьей. Я работал матросом (устранял коррозии, резал, красил, следил за чистотой на палубе), нес шестичасовые вахты на навигационном мостике, следил за погрузочно-разгрузочными работами и даже управлял судном.
Теплоход перевозил зерно и соль в порты Турции. Наш маршрут начался в Астрахани. Прибыв в Ростов-на-Дону за грузом, мы потом отправились через Азовское в Черное моря к берегам Турции. Затем повторили маршрут, но уже с зерном. Чтобы прийти в порты Мерсин и Искендерун, нам пришлось обойти страну с другой стороны, минуя Дарданеллы.
Встречались и трудности. В турецких водах появилась трещина в балластной системе, в которой было уже достаточное количество воды. Это грозило потерей остойчивости и креном на левый борт. Ремонт проводился на ходу. Также отрабатывались различные тревоги, в том числе по оставлению судна.

«Семь этажей» на буксире
Илья Чумаков:
— Для меня все началось в Северной столице — на морском буксире проекта «МБ-1220». Взяв в Большом порту Санкт-Петербург огромную баржу, мы направились в Астрахань с заходом в Городец и Нижний Новгород. Я никогда не видел таких больших барж — высотой с семиэтажный дом. Поэтому вести ее нам помогал буксир-толкач. От Нижнего до Астрахани мы дошли примерно за полтора месяца, пройдя все водохранилища.
На Ладожском озере мне разрешили управлять буксиром. В тот момент я подумал, что территория России просто необъятна, если даже здесь не видно берегов... Когда мы входили в устья рек, управление судном становилось проще, но приходилось быть предельно внимательными, чтобы не протаранить лодки рыбаков-любителей, часто заплывающих на судовой ход.
Выполнял различную, но в то же время интересную работу. За время практики я научился измерять уровень воды и топлива, запускать двигатель, чего раньше не доводилось делать.

Море ошибок не прощает
Георгий Кореневский:
— Вторая практика подтвердила, что в море нельзя расслабляться и надо быть ко всему готовым. В этом году теплоход «Игарка», который стал для меня вторым домом, на протяжении двух месяцев доставлял пшеницу в порты Турции. Также мы побывали в крупнейшем порту Грузии — Поти. Эта страна покорила меня своими пейзажами, многообразием природы, кухней и менталитетом местного населения.
На выходе из него и произошло происшествие. Во время обхода судна я обнаружил воду в одном из трюмов. Механикам пришлось, вскрыв крышку балластного танка, заваривать трубу. В основном мне приходилось заниматься палубными работами, также в мои обязанности входило несение вахт. За приобретенный опыт я благодарен старпому Илье Николаевичу Цыгадинову, кстати выпускнику МГАВТа. Приятно работать с человеком, который когда-то был таким же курсантом. Вообще, в команде царили самые добрые и уважительные отношения.
Судно не раз попадало в штормы, но для меня они не были такими страшными, как тайфун, который довелось пережить год назад на парусном учебном судне «Надежда» в Японском море. Тогда пострадали два паруса, которые мы сами отремонтировали. Несмотря на это, вторая практика оказалась сложнее. Но с каждым выходом в море я укреплялся в желании бороздить необъятные водные просторы. Хотелось бы связать свое будущее с танкерным флотом и даже поработать на нефтяной платформе.

За серебряной серьгой
Даниил Воинов:
— Обе мои практики проходили в компании «Совкомфлот». В этом году я трудился на танкере-газовозе SCF «Mitre», перевозящем сжиженный природный газ (метан) при температуре около минус 163 градусов по Цельсию.
Дважды мы проделали путь по Тихому океану между Японией и Австралией. Затем, забункеровавшись в Корее, отправились в США через новый Панамский канал. Довелось побывать в Чили, Перу, Испании, причем прошли через пролив Дрейка и мыс Горн. Вспомнилось предание о том, что во времена деревянного судостроения обогнувшему под парусами этот мыс моряку разрешалось проколоть левое ухо и носить серебряную серьгу.
В проливе Дрейка практически всегда бушуют сильные ветры. Здесь мы попали в 9-бальный шторм, сопровождающийся шквалистым ветром, но нашему огромному судну такая стихия не страшна.
Считаю, что сегодняшняя работа судоводителей заметно отличается от прежней. Она связана со многими обязанностями по эксплуатации современного теплохода. Нельзя недооценивать эту профессию, так как все решения на борту по-прежнему принимает человек.

Юлия КИТАЕВА,
студентка судомеханического факультета МГАВТа.

Фото автора

Прочитано 267 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии