Четверг, 07 мая 2020 10:20

Аэросани из Жуковского затона

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

С открытием грузовой навигации на Волге совпало еще одно значительное событие: вышла в свет книга о Жуковском затоне «Паркоммуна: 170 лет большой истории». Она написана коллективом авторов, и одного из них, Елену Яворовскую, мы попросили рассказать об этом издании

— Прежде всего хочу представить моих коллег по работе над книгой. Это волжские ветераны, хорошо знакомые читателям «Волго-Невского Проспекта»: заслуженный строитель РФ, бывший заместитель начальника ВОРПа Андрей Борисович Голубков и почетный работник речного флота, известный волжский капитан Александр Иванович Шашин. На самом деле, в предисловии к книге мы пишем, что авторов у нее много больше: «Нам, троим, предстояло лишь собрать, обработать, систематизировать, привести к литературному виду воспоминания затонских старожилов, а также поделиться своими впечатлениями. Важными оказались материалы, подготовленные в свое время Александром Николаевичем Воробьевым. Комсомольский активист в первые годы советской власти, с 1938 по 1943 г. он был директором завода. За выполнение предприятием важных оборонных заказов награжден орденом Ленина. И оставил потомкам бесценные записи о становлении завода после 1917 г., о работе и жизни поселка в Великую Отечественную войну и первые послевоенные годы. Так общими усилиями многих энтузиастов, влюбленных в удивительное место на левом берегу Волги, называемом Жуковским затоном, и родилась эта книга. А инициатором ее появления стал президент АО «Объединение нижегородских судостроителей и судовладельцев» Николай Леонидович Горин, почти двадцать лет проработавший на заводе «Память Парижской коммуны». Из них половину — главным инженером. Он стал не только вдохновителем идеи, но и принял на себя решение всех финансовых вопросов, связанных с выпуском книги». В издании двенадцать глав, которые включают в себя не только повествование о появлении и развитии одного из важнейших на Волге промышленных объектов, связанных с эксплуатацией речного транспорта, но и рассказ о его людях — потомственных речниках. Мы пытались, сохраняя историческую достоверность, уйти от сухого языка официальных документов; хотели наполнить книгу живыми воспоминаниями людей, много лет проживших в Жуковском затоне, хорошо знающих местные традиции. Те, кому уже удалось познакомиться с книгой, говорят, что у нас это получилось. Поскольку этот номер «Волго-Невского Проспекта» выходит в дни празднования юбилея Великой Победы, представляется важным напомнить некоторые страницы истории затона и завода именно этого периода, периода Великой Отечественной, которому в нашей книге уделена отдельная глава.
Уже на третий день войны в затон пришел пассажирский пароход «Память Хохрякова». Это было первое фронтовое задание: переоборудовать судно под плавучий госпиталь. Объем работ большой, срок очень жесткий. Организовали круглосуточную работу, задание выполнили досрочно.
Среди фронтовых заказов, которые пришлось выполнять заводчанам с начала войны, — снарядно-минные ящики, железные лопаты, литье мин М-37, судоподъемные понтоны для ЭПРОНа (экспедиции подводных работ особого назначения).
Но самым необычным для завода оказался заказ на изготовление боевых саней НКЛ-16. Как судоремонтники будут делать машины «наземной» авиации? На первых порах в головах это плохо укладывалось. После ознакомления с чертежами стало ясно: задача не из легких. Если бы кто-то сказал коллективу об этом в мирное время, сочли бы за шутку. Тем не менее, на совещании начальников цехов, отделов и мастеров было принято единодушное решение и высказано стремление, не считаясь ни с какими трудностями, задание правительства выполнить. Технический отдел применительно к производственным площадям и имеющемуся оборудованию разработал технологический процесс изготовления деталей и сборки готовых аэросаней. Начали с изготовления фанерных кузовов аэросаней и заготовки лыж.
По приказу Наркомречфлота в Горьком создалась оперативная группа по организации, контролю и вопросам материального снабжения заказа НКЛ-16 по всему горьковскому кусту заводов Верхне-Волжского пароходства, Цупромречфлота и верфям деревянного судостроения. Были прояснены некоторые вопросы, в частности, что завод будет получать от других промышленных предприятий авиамоторы, винты, приборы, аккумуляторы, лобовую бронь, а все остальное изготовлять на месте. Все директора были предупреждены, что эта фронтовая продукция — сезонная и задание должно быть выполнено строго в утвержденные сроки.
Вскоре начали приходить необходимые поставки, этот задел позволил приступить к сборке первых аэросаней. Но время летело неумолимо, и с началом ноября стало понятно, что заводчане не справляются с графиком. Неполадок, неувязок оказалось более чем ожидалось. Причина, конечно, была одна — отсутствие опыта в создании такой продукции.
На партийном и комсомольском собраниях прошло обсуждение сложившейся ситуации, были намечены определенные меры. Наконец появились первые аэросани, но их испытание снова принесло огорчение: сначала они было заскользили по запорошенному снегом волжскому льду, но, пробежав пару десятков метров, встали. Мотор чихнул и заглох. Попытка запустить его вновь оказалась неуспешной.
Надо заметить, что ни одного специалиста по аэросаням на заводе не имелось. Главным в этом деле был механик автогаража Яков Борисов. Решили, что без авиамеханика не обойтись. Вскоре прибыл техник с Горьковского аэродрома, и вопрос с подготовкой моторов и их испытанием наладился.
К 20 ноября завод имел более десятка готовых, испытанных и принятых военпредом машин. Работа продолжалась в самых тяжелых условиях: погода была очень морозной, морозы достигали 30 градусов. В сборочном цеху стояла минусовая температура, а все детали мотора нужно монтировать голыми руками. У механика Борисова пальцы были отморожены, а глаза покраснели от ветра и бессонницы.
В затоне стоял гул испытываемых аэросаней, но на караване было тихо: почти все машинные команды работали на сборке НКЛ-16. Это была поистине героическая работа. Строгальщик Пряничников буквально сутками не покидал своего станка. Начальника столярного цеха Мошкова можно было видеть здесь в любое время суток, урывками он спал в своем кабинете. Механик Яханов, мастер Батырев в мороз голыми руками монтировали бензо- и маслопроводы. Счет времени был потерян. Заводской гудок для порядка давал сигнал окончания рабочей смены, но никто не обращал на это внимания. Слесарь Иван Александрович Ревякин от усталости засыпал прямо около аэросаней, положив голову на тягу управления, рядом лежал выпавший из рук молоток.
Как-то возникло затруднение с пошивом чехлов на моторы, и это тормозило сдачу машин военпреду. Тогда член партии с 1918 г., партизанка Гражданской войны Анна Ивановна Буреева, будучи уже в солидном возрасте, организовала домохозяек на пошив чехлов, и больше подобных проблем не было.
Однажды случилась сильная метель, дороги занесло. На сборке машин оказались на исходе шайбы Гравера, работа могла остановиться. Тогда трое комсомольцев, несмотря на трескучий мороз, встали на лыжи и доставили шайбы из Горького, проделав стокилометровый путь. Сборка машин не прервалась.
На завод прибыл батальон красноармейцев для получения боевых аэросаней, имевших пулеметное вооружение. Бойцы оказали большую помощь, и завод прочно вошел в график сдачи готовых НКЛ-16.
По письмам, которые приходили с фронта, отзывы об этих изделиях были самые положительные.
А вот что рассказывал в своих воспоминаниях маршал Советского Союза Константин Рокоссовский: «В одном из боев аэросанная рота была использована против резко продвинувшегося врага. Рота развернулась и атаковала с ходу, ведя одновременно огонь из установленных на санях пулеметов. Немцы были рассеяны и истреблены, часть взята в плен. Они в один голос утверждали, что атака их ошеломила: они приняли аэросани за танки и были поражены, почему эти машины как будто летят по глубокому снегу».
Такова одна из важнейших страниц в истории завода «Память Парижской коммуны», к которой нашему авторскому коллективу посчастливилось прикоснуться.

Елена ЯВОРОВСКАЯ.
Фото из архива газеты

Прочитано 175 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии