Четверг, 26 сентября 2019 14:09

Т. Барыкина: "Буду механиком"

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

Будущая профессия туапсинки Татьяны Барыкиной совсем не женская, и в списке, утвержденном Минтрудом, не значится. Но она все равно учится на судового механика в Санкт-Петербурге и собирается ходить в море. А пока проходит практику на буксирах Туапсинского морского торгового порта
Собственно, мы и встретились с ней потому, что недавно правительство расширило перечень «неженских» профессий, в том числе и морских. Отныне женщинам разрешено быть боцманами, шкиперами, матросами.
— Я специально смотрела этот список, — улыбается Татьяна, — но механиками на судах в России нам быть пока не светит. Что ж буду ходить в море, как сейчас это принято, под другим флагом. А там посмотрим — может, что-то изменится в лучшую сторону.
Она упорная. Всегда мечтала работать с разными машинами, механизмами, бы ла одной из восьми абитуриенток среди ста двадцати мальчишек на вступительных экзаменах в «макаровку». После первой же практики на паруснике «Мир» на факультете осталось пять девчонок, некоторые поняли, что переоценили свои силы.
А Татьяна проходит практику на буксирах Туапсинского морского торгового порта, и опытные морские волки не перестают удивляться девушке.
— Прежде чем отправить Таню на буксир, — рассказывает начальник службы управления флотом АО «ТМТП» Дмитрий Стоянов, — я долго беседовал с ней, проверял знания. Девушка грамотная, но главное, хочет знать и уметь еще больше. В принципе, я ничего против не имею, чтобы женщины осваивали эти профессии. Скажу больше: они очень ответственные, внимательные к деталям, соблюдают правила. Я много ездил и смотрел, как работают в других портах. Так вот что вам скажу: в скандинавских странах, в той же Финляндии, Норвегии, на судах давно уже трудятся женщины и боцманами, и матросами, и капитанами. У нас в России такая картина только на речных судах.
Удивительное дело! И на буксире, где появляется красивая девушка, тоже происходят метаморфозы. Моряки вдруг становятся аккуратными, причесанными, вежливыми. А механики рьяно начинают следить за своим оборудованием — не дай бог девчонка заметит что-нибудь не то и начнет спрашивать. А она спрашивает! И из машинного отделения не вылезает, постепенно становясь своей. Члены команды видят — есть в этой девочке спортивный интерес к технике, к ее законам и секретам. Тот самый кураж от знания и умения справиться со всем этим нагромождением металла, кабелей, труб, приборов и схем, температурами, потоками киловольт, который сидит в душе каждого механика.
Кстати, в Туапсинском районе в селе Кривенковское живет удивительная женщина — тоже Татьяна. Татьяна Петрова. Она работала помощником капитана на речном судне. А начинала матросом, рулевым.
— Не так-то просто мне удалось поступить в Иркутское речное училище тогда, в конце 70-х, — рассказывает Татьяна Николаевна. — Мне пришлось даже писать письмо министру транспорта СССР. И только после его вмешательства меня зачислили в училище. Я успешно его окончила и до самой пенсии ходила по нашим сибирским рекам.
И наша практикантка Таня уже привыкла к вечному вопросу в глазах мужчин — членов экипажей портовых буксиров, где ей выпало счастье работать на практике. Как так? Неужели это возможно? Неужели по собственной воле?
Тонкая, хрупкая даже, похожая на балерину (кстати, ее бабушка была балериной, служила в Грозненском театре оперы и балета). Но на самом деле Татьяна — «железная леди». Она прекрасно знает физику. Изучает морское дело, занимается спортом и обожает суда, море и все, что с этим связано.
— Я понимаю, почему все удивляются, — говорит она. — Что такое работа механика на судне? Половину жизни проводить в жаре и грохоте машинного отделения, терпеливо снося тяжелую работу, грязь, надрываться грузами, рисковать здоровьем! Кроме этого тебе нужно знать массу правил и законов, ежегодно проходить медкомиссию. Всю жизнь учиться и переучиваться на бесконечных курсах, сдавать зачеты, экзамены, менять документы. Это двигатель в масле, это клапан, это насос под 30 килограммов...
Вот образ человека, чьи руки в мазуте, и сам он с ног до головы в машинном масле с гаечным ключом в руках. Но сейчас такой стереотип уходит в прошлое. Не скажу, что механики будут работать в белых перчатках и белых халатах. На современных судах в машинном отделении всегда будут какие-то краны, стрелы, подъемники. Но сегодня все на электронике. Если там что-то где-то отошло, можно прикрутить, подкрутить — и все. А большие ремонты делаются в доках судоремонтных заводов.
Очень многое зависит от внутренней дисциплины. Я мальчишкам, моим однокурсникам, иногда говорила: «Как вас вообще пускают на судно?» Смотрю, как они работают: порой без перчаток, без респираторов, без очков… Они бесбашенные, не заморачиваются: что может случиться, по-быстрому все сделают — и все! Не ценят себя. А девушки — это другая история.
— Для всех нас — это впервые, когда в экипаж приходит девушка и на полном серьезе пытается работать рядом, — делится своим мнением капитан буксира «Ахилл» Виктор Ленив. — Если говорить о механиках, боцманах и матросах-девушках, то эти профессии очень хороши для старта, понимания, как все работает на самом деле, а не только теоретически. Для многих будущих инженеров, специалистов Регистра или морских администраций это отличный повод изучить судно изнутри. Задерживаться здесь, скажем, до самой пенсии, как мы, мужики, наверное, все-таки не стоит.
— Мне очень нравится работать в Туапсинском морском торговом порту, спасибо его руководству и директору СУФ Дмитрию Александровичу Стоянову за то, что взяли на практику, — говорит Татьяна. — Здесь суда в основном голландской постройки. А голландцы — истинные моряки и создают удобные в судоходстве корабли. Это у нас в России строят, как надо заводу, потом в машинном отделении не доберешься до фланца или клапана. Сплошной комок из труб. А здесь все совершенно. Сейчас я на «Ахилле», а до этого была на «Дедале». Благодарна всем членам экипажа, которые помогали мне, объясняли, обучали. И самое главное — верили в меня. В то, что когда-нибудь стану настоящим судовым механиком.
А я им стану!

Кстати
Еще недавно для женщин в России были недоступны 456 профессий. Среди них вполне обычные на первый взгляд: машинист электропоезда, дальнобойщик, водитель автобуса и т. д. В начале июля стало известно, что Минтруд предложил сократить этот перечень до 98 позиций. Так, в нем в числе других появились морские: боцманы, шкиперы, матросы.

Михаил ЗЫКОВ.
Фото автора

Прочитано 93 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии