Среда, 29 января 2020 14:26

Линия фронта связиста Матвеева

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

В праздничные дни квартира ветерана Великой Отечественной войны портовика Сергея Захаровича Матвеева напоминала штаб: не умолкал телевизор, фронтовик следил за каждым выпуском новостей, а дочери Лариса с Еленой и сын Владимир переживали, как бы отцу (все-таки 93 года!) не стало плохо с сердцем
А все из-за новостей, которые приходили из Польши. Сейм этой страны принял резолюцию о том, что якобы ответственность за начало Второй мировой войны лежит на двух государствах — фашистской Германии и СССР.
— Мы не знали, как успокоить папу, — рассказывает его дочь Лариса. — Он даже заплакал, говорит: «Надо же было дожить до такого. Я хотел отметить 75-летие Победы, а тут такой удар!»
На фронте Сергей Матвеев был связистом. Его, вологодского 17-летнего паренька, призвали в 1943 г., и первое же боевое крещение принял в Житомирско-Бердичевской наступательной операции, в боях под Белой Церковью недалеко от Киева. Под минометным огнем, снайперскими прицелами, бомбежками он прокладывал связь. От передовой — до штаба.
— Да, было страшно, — признается он. — Но хуже, когда части оставались изолированными от штаба. Это грозило гибелью всем. Хорошая связь на войне — залог успеха. А тогда мобильных телефонов не было. Раскручивай кабель — и беги!
Так и добежал он с мотком провода в одной руке и с автоматом — в другой до Праги. Там встретил Победу. А из Праги их часть передислоцировали в Польшу, в город Сосновец. И еще почти целый год Сергей Захарович восстанавливал в разрушенном городе коммуникации.
— Если бы вы знали, как нас встречали поляки! — говорит ветеран. — И хотя Красная Армия освободила Сосновец в январе, а наша часть пришла туда в конце мая, все вокруг красноречиво говорило об оккупации. Люди плакали, вспоминая то, что здесь творилось. Так мы еще до Нюрнбергского процесса узнали о страшных злодеяниях фашистов. В этом польском городе до войны традиционно селились евреи. И фашисты организовали здесь еврейское гетто. Когда Красная Армия начала наступать по всем фронтам, их тысячами начали угонять в Освенцим — лагерь смерти, где методично уничтожали. Нам рассказывали, что в 1944-м жители гетто организовали подполье и во время очередной отправки оказали сопротивление, но полегли все. Вот почему с приходом нашей армии в этот город люди вздохнули свободно. И сколько мы там были — не проходило дня, чтоб к нам не обращались местные жители. Мог ли я подумать, что поляки так быстро забудут и оккупацию, и эти гетто, и то, что их освободили от фашистов русские солдаты!
Выходит, что спустя 75 лет, ушли поколения тех, кто радовался окончанию войны. И оказалось невыгодно сейчас помнить все, что было в те годы. Все перевернули с ног на голову, так появились заявления Польши о том, что войну развязал... Советский Союз своей политикой.
— Те, кто это утверждают, не воевали, не знают, что такое война, какой это ужас, — не скрывает своего возмущения ветеран. — И каким вероломным и неожиданным стало для нас нападение Германии. Поставить СССР на одну сторону с фашисткой страной — просто чудовищно! Тем более в год 75-летия Великой Победы. Правильно сказал в Госдуме Володин, что теперь, после всех этих заявлений, главное сегодня — защитить историческую память. И что только слабые и лживые политики не могут смириться с ролью Советского Союза в победе над коричневой чумой.
Я же давно слежу за Польшей. Для меня эта страна, как сестра, полита кровью моих однополчан: до сих пор помню великолепный Силезский замок XV века, который мы ходили смотреть, местные костелы. В те годы там был бассейн под открытым небом! И город, и страна казались дружественными — а тут такое! Сначала там начали осквернять наши памятники. Еще три года назад мы возмущались и требовали от поляков порядочности. А теперь уже о памятниках даже и не говорят, видимо, их снесут так же быстро, как стирают память...
Такое уже было в жизни Сергея Захаровича. Еще одна его дочь, Татьяна, живет в Крыму и, когда начались ухудшаться отношения с Украиной, тоже пошли разговоры об «оккупации» Москвой Киева. Тяжело пришлось всем. Семья оказалась разделена границами и политиками. Но крымчане нашли в себе мужество объявить референдум и защитить свое право на волеизъявление, а Россия их поддержала. Старый ветеран тогда втройне радовался за свою страну, за Крым и за дочь. Разве мог он подумать, освобождая от фашистов Украину, что спустя годы случится такое.
Всю жизнь после войны и демобилизации Сергей Захарович проработал в Туапсинском порту. Сейчас здесь трудятся его сын и внуки. Они не только продолжают династию героического отца и деда, но и стоят на защите исторической памяти. Потому что в семье есть свидетель тех событий, человек, который воевал и восстанавливал Польшу.

Михаил ЗЫКОВ.
Фото автора

Прочитано 270 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии