Понедельник, 19 мая 2014 12:42

Юрий Вышкинд: «Я открыл эту страницу…»

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

Герой этой публикации — ветеран Волжского пароходства Юрий Павлович Вышкинд. Его отец — участник Великой Отечественной войны, фронтовой фотокорреспондент Павел Абрамович Вышкинд, один из братьев которого — Ефим — с бригадой «катюш» дошел до Берлина

От «Нижегородского рейда» до «Красного воина»
Юрий родился 10 мая, но не победного года, а еще военного, сорок четвертого. Одно из детских воспоминаний — стоящий на треноге в их комнате дома-коммуны деревянный ящик — пластинчатый фотоаппарат отца со стеклянными кассетами. С ним Павел Абрамович Вышкинд появился в 1931 году на пороге Волжского пароходства — в редакции газеты «Нижегородский рейд» (дальней предшественницы теперешнего «ВНП»). Свободной штатной единицы тогда не было, но фотокорреспондент требовался, поэтому редактор Иван Васильевич Соловьев взял будущего летописца Волги (и не только ее!) «на гонорар», корреспондентом нештатным. В управлении пароходства Павлу выделили под фотолабораторию небольшую комнатушку, где он не только работал, но и некоторое время жил.
…В воскресный день 22 июня 1941 года все было готово в Чкаловске к старту бассейновых соревнований по парусному и мотофлоту. И вдруг — сообщение о начале
войны. Соревнования все же состоялись, а в очередном выпуске «Нижегородского рейда» появился запланированный фоторепортаж Павла Вышкинда, к тому времени уже профессионала — выпускника заочных центральных курсов фоторепортажа и журналистики.
Многие участники тех соревнований вскоре были отправлены на фронт, а человек, их снимавший, продолжая работать в газете, вступил в отряд народного ополчения. В сентябре Павел Вышкинд в составе 20-го артиллерийского полка, стоявшего тогда в Горьком, ушел на фронт, откуда писал и отправлял фото уже в газету «Красный воин».

Ходили мы походами…
 — Родственников в плавсоставе у меня не было: я самостоятельно открыл эту страницу! — говорит об избранном жизненном пути ныне уже ветеран Волжского пароходства Юрий Павлович Вышкинд. — Предпосылки для того, чтобы стать речником, правда, имелись. Во-первых, сама Волга: родственники мамы жили в Астрахани, и мы почти каждый год семейно плавали туда на пароходе, потому и детство ассоциируется с рекой, движением по ней. Наверное, какой-то отпечаток отложила на выбор профессии и работа отца, но самое непосредственное — занятия в Горьковском детском речном пароходстве, куда я сразу же пришел вместе с дворовыми друзьями и одноклассниками в 1958 году — то ли по объявлению в газете, то ли по подсказке отца — точно уже и не помню. Учился тогда в седьмом классе — по возрасту и другим требованиям (школьным оценкам, здоровью) подошел.
Заниматься в детском пароходстве мне нравилось. Особенно манили походы на судах «Юный водник» и «Буревестник», которые выделило нам пароходство «взрослое». «Юный водник» по самому уже названию казался более престижным. Зато на «Буревестнике» капитаном был орденоносец! Навсегда запомнился механик Алексей Николаевич Горбунов, который потом создал на улице Бекетова в Горьком клуб «Юный волгарь».
У нас была даже своя линия Канавино — Гнилицы с промежуточными пунктами на Мызе (рядом с лодочной станцией — дебаркадер ДРП) и в порту Горьковского автозавода. Помню, были и пассажиры: кассиры даже продавали билеты!
На «Юном воднике» я познакомился практически со многими речными профессиями: диспетчера, сменного помощника начальника вокзала, моториста-рулевого... Судоводителем понравилось больше всего! Вот и поступил после окончания школы в 1961 году в Горьковский институт инженеров водного транспорта — ныне ВГАВТ.

Жена — на берегу, а сам уплыл
С удовольствием вспоминает Юрий Павлович вузовские плавательские практики и людей — капитанов, механиков, у которых набирался опыта, навыков взаимовыручки, жизнестойкости, умения разбираться в человеческих отношениях. После первого курса Вышкинд работал под началом Виталия Викторовича Сычева — капитана пассажирского трехдечного теплохода «Фридрих Энгельс» на линии Горький — Астрахань. После третьего — пошел на «Волго-Дон-3» в штатной должности рулевого-моториста.
Практика же после пятого курса — в Тольятти на грузовом теплоходе «Дунайский» — впечатлила настолько, что при распределении Юрий сам туда попросился. Два волжских капитана — Александр Иванович Беляков и Николай Иванович Сорокин — помогли познать суть работы на грузовом флоте, вникнуть в ее профессиональные тонкости.
Надо сказать, что в Тольятти Юрий отправился человеком уже женатым, но без супруги. С Мариной — студенткой кораблестроительного факультета — познакомился еще в ГИИВТе. После свадьбы «уплыл» в Тольятти, оставив супругу «на берегу»: Марина Васильевна распределилась в ЦКБ «Волгобалтсудопроект» (ныне КБ «Вымпел»). Как-то приспособились: у Юрия Павловича набегало немало отгульных дней плюс отпуск. Да и когда, например, в Ахтубинске грузились солью и шли в Дзержинск, что в Горьковской области, возникали паузы при разгрузке. Тольяттинский комсостав «Дунайского» отпускал Юрия на это время домой. Зато попав на выгрузку в Тольятти, уже Вышкинду приходилось отрабатывать свои внеплановые семейные свидания, отпускать «местных» домой!
Юрий Павлович дослужился там до первого штурмана—первого помощника механика, отработав в этой должности три года. Когда родилась первая дочь — Ирина, задумался о том, чтобы перебраться поближе к семье: ожидать помощи со стороны тогда еще работавших бабушек не приходилось. А с появлением на свет младшей дочки Татьяны решение уйти из грузового транзита и поменять режим работы уже окончательно созрело.

Прощайте, астраханские арбузы!
Одно из последних радостных воспоминаний, связанных с работой на грузовом флоте, — астраханские арбузы. Была погрузка соли. До бахчей недалеко, поехали! Нашли бригадира:
 — Уважаю плавсостав! Идите за мной — будете брать те арбузы, на которые укажу. Не пожалеете!
Нашли потом какую-то повозку, расплатились, привезли на теплоход, наверное, тонну арбузов, которые ели всю дорогу. И дома тогда, как вспоминает Юрий Павлович, у всех горы арбузов высились.
Память человеческая (при всей ее избирательности) не может, увы, избавиться и от тяжелых, травмирующих воспоминаний, от которых никто (а флотские особенно) не застрахован. Грузы бывают разные, иногда почти неподъемные для человеческой психики.   
 — Однажды, когда мы уже подходили на толкаче к Новочебоксарску, получили по рации приказ: «Срочно бросайте свои секции!» — вспоминает Юрий Павлович. — Даже слушать не захотели, что у нас предстоит выгрузка. Оказывается, произошла страшная авария с многочисленными человеческими жертвами: отходивший от берега рефрижератор, не заметив из-за тумана, раздавил «Москвича», который еще и перевернулся.
Нас, находившихся ближе всех к месту катастрофы, сделали тогда штабным судном: из Москвы приехал министр, из ВОРПа — его руководитель Коротков. Срочно пригнали 100-тонный кран, рядом с ним поставили баржу, на которую с помощью водолазов стали поднимать подцепленный тросами «Москвич». Была уже середина октября 1968 года. В глазах у меня до сих пор — на всю жизнь осталось — эти салоны, заполненные погибшими людьми… Жуткое зрелище.

«Законспирированная» династия
Весну 1971 года Юрий Павлович встретил уже на скоростном флоте, на «Метеорах» которого проработал 20 лет:
 — Пришел в Горьковский пассажирский порт и предложил свою кандидатуру. На скоростной, не испытывавший тогда уже кадрового голода, брали людей исключительно с опытом, с дипломом не менее чем первого штурмана всех групп судов — жесткий отбор шел! — вспоминает Юрий Павлович. — Линии у меня были хорошие. Открывал, например, Горький — Чистополь. Ходил по маршрутам Горький — Рыбинск, Горький — Ульяновск…
График работы на скоростных судах для человека семейного привлекателен тем, что отработаешь двое суток на «Метеоре», а затем двое — дома. Последним был «Метеор-59», с которого по состоянию здоровья Вышкинд ушел в механики-наставники...
Так получилось, что династию речников, первую страницу которой открыл Юрий Павлович
Вышкинд, продолжили его дочери. Выучившись, сейчас успешно работают в Волжской государственной академии водного транспорта. Правда, у них с выходом замуж изменились фамилии, как и у внука Сергея, окончившего (с отличием!) кораблестроительный факультет и поступившего в аспирантуру. И обе внучки, кстати, выбрали водную академию.
 — Единственный, кто не связал жизнь с флотом,— внук Кирилл, который в этом году оканчивает Нижегородское театральное училище. Правда, — улыбается Юрий Павлович, — «в резерве» есть еще и правнучки — Варенька и Аленушка!

Все, что останется…
Выйдя на пенсию, Юрий Павлович пять лет жизни посвятил работе над фотоархивом отца — Павла Абрамовича Вышкинда, который после Победы работал уже старшим фотокорреспондентом Министерства речного флота, продолжая и сотрудничество с журналами, газетами. Любимой — до конца его жизни — оставалась «Большая Волга». Готовясь к 75-летию газеты, он просмотрел, отбирая, тысячи своих негативов, после чего (и так страдая глаукомой) вскоре совсем ослеп.
А снимки его — остановленные мгновения — до сих пор востребованы, появляются, по самым разным поводам, в том числе и на страницах «Волго-Невского Проспекта» благодаря сыну — Юрию Павловичу. Он не только сохранил архив отца, но скрупулезным титаническим трудом систематизировал и структурировал его по многочисленным разделам и подразделам (одно только оглавление архива составляет 430 страниц!), а затем предоставил Волжскому пароходству более 40 тысяч кадров негативов.
— Считаю эту работу достойным венцом своей жизни, — говорит Юрий Павлович Вышкинд, недавно отметивший 70-летие. — Далеко ведь не у всех работающих есть возможность оставить память, как у моего отца, в виде своего труда. Мы вот, например, отплавали — и все. И где теперь тот скоростной флот?! А фотолетопись — жизни речников, Волги, страны — она, надеюсь, останется и после нас.

Татьяна ШУКОВА. Фото Владимира ЮЖАКОВА

Прочитано 2552 раз

Последнее от Редактор сайта

Похожие материалы (по тегу)

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии