Понедельник, 16 июня 2014 13:34

На стапеле становится тесно

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

Сегодня коллектив Окской судоверфи делает все зависящее от него, чтобы выполнить размещенные на предприятии заказы. Напомним, что в Навашине завершается строительство трех служебно-разъездных катеров ледового класса для ФГУП «Росморпорт» и продолжается работа над серией комбинированных танкеров-площадок проекта RST54  

Несмотря на это, по словам генерального директора Окской судоверфи Владимира Павловича Куликова, очередной год не станет прорывным в создании нового отечественного флота. В гражданском судостроении непростая ситуация, прежде всего связанная с отсутствием серийных заказов. Для нормальной работы, а значит, нормального финансирования нужны реальные контракты. Возможности российских судостроительных заводов по кредитованию исчерпаны, финансовая поддержка инвесторов тоже небезгранична, что ведет к несвоевременной оплате оборудования, задержке его поставок, а в итоге — к срыву сроков сдачи теплоходов.        
— Это одна из проблем, которая касается и нас, — констатирует В. П. Куликов, — сейчас, например, мы работаем на всех направлениях по поиску новых заказов, но пока о конкретных договоренностях говорить рано. Причем для таких развивающихся предприятий, как наше, нет ничего страшного в том, что они назанимали денег под конкретные проекты — затраты окупятся с завершением строительства флота. Однозначно: мы заработали эти деньги и за это время их не проедим.
С другой проблемой Окская судоверфь сталкивается уже второй раз в истории российского судостроения за последнее десятилетие, когда речь идет о создании флота внутреннего плавания. Несмотря на ряд документов, в частности международное соглашение о взаимном признании классификационных обществ, Российский Речной Регистр не признает сертификат Морского Регистра. Поэтому производители оборудования на суда проекта RST54 тратят время на переосвидетельствование, а судоверфь — на переписку. То же самое было при постройке серии из десяти сухогрузов проекта RSD44, когда предприятие вынуждено было обращаться в главное управление Регистра. С той поры ничего не изменилось. А те же поставщики с оглядкой на долгий срок процедур не торопятся поставлять оборудование. Вывод очевиден.
В сложившейся ситуации навашинские судостроители уже не вспоминают о проекте размещения на территории Окской судоверфи одной из промышленно-производственных особых экономических зон (ОЭЗ), предусмотренных 305-м ФЗ. Хотя сам по себе закон нормальный, как считает В. П. Куликов (например, в части льгот по таможенным платежам за оборудование, что всегда напрягает предприятие), механизм создания ОЭЗ в этом документе не проработан. Много в последнее время говорится и о замещении импортного оборудования отечественным. Пока конкретных шагов нет. Чтобы сдвинуть дело с мертвой точки, нужна целевая федеральная программа, обеспеченная финансированием. А без государства частный инвестор не возьмется за это дело, должна быть перспектива обеспечения судовым оборудованием и комплектующими не нескольких, а десятков и сотен теплоходов. А какая верфь сегодня может похвастаться такой длинной серией?
— Мы все время работаем в ситуации головных заказов, — поясняет Владимир Павлович. —  Тот же проект RST54 только на первый взгляд кажется не таким сложным, потому что строится в корпусе и обводах предыдущего танкера RST27. На самом деле это не так. Уже то, что новое судно является комбинированным (предназначено для перевозки нефтепродуктов в трюме и насыпных грузов на открытой площадке), говорит об определенных сложностях в строительстве. Обводы те же, а состав оборудования другой и т. д. Работа идет одновременно с проектированием, пока строим пять судов, к сдаче в этом году намечены три из них. Что касается катеров для «Росморпорта», то надо понимать, что это полноценное судно, ничем не отличающееся от других, только меньше в размерах. Первоначальные сроки сдачи катеров изменились — мы заключили дополнительное соглашение в связи с внесением заказчиком изменений в проект. Сейчас все три судна на выходе. А так, если в целом оценивать ситуацию на судоверфи, люди работают, результаты их труда растут на глазах, в чем можно убедиться, побывав на территории предприятия.  
Сегодня все пять комбинированных судов проекта RST54 находятся в работе (пятое было заложено в конце мая). На открытом стапеле уже становится тесно. Головное судно практически собрано, за исключением надстройки, и наполовину закрывает портальный кран. Рядом, окутанные металлическими лесами, тянутся второй и третий заказы. На другом конце слипа формируется второй район строительства (средняя часть) четвертого по счету судна (носовая и кормовая оконечности еще собираются в цехах). Загружена работой современная окрасочная камера, в которую из-под крыши БСЦ на специальных тележках подаются секции. В общем, на Окской судоверфи горячая пора: и в переносном, и в прямом смысле — на прошлой неделе столбик термометра зашкаливал за 30-градусную отметку.
На 11 июня запланирован спуск на воду первого рабочего катера ледового класса с функциями служебно-разъездного судна. 15 июня — второго и затем третьего. Все уже вытянулись в линию напротив окского затона.
— Сейчас заканчивается конструктивная сдача кормовой оконечности (именно с ней были связаны изменения в проекте) и ведем окраску, — вводит в курс дела мастер Игорь Александрович Скалин. — В этих работах принимают участие бригада сборщиков Ильи Николаевича Складнова, бригады сварщиков Евгения Николаевича Воробъева и Александра Викторовича Ермошина, а также маляры во главе со старшим мастером достроечно-малярного цеха (ДМЦ) Светланой Вадимовной Балновой. Никаких сложностей нет, специалисты трудятся опытные, управимся в срок.
Игорь Александрович — представитель заводской династии. Его отец, Александр Аркадьевич, трудится заместителем начальника цеха № 3 по производству. Младший Скалин устроился на судоверфь после окончания Навашинского судомеханического техникума, сначала  работал в цехе № 8 (трубопроводном), а затем перешел мастером в цех СК-3.  Кстати, на судостроительном предприятии в Навашине трудился бригадиром и его дед, Юрий Алексеевич Ломанов.
У Светланы Вадимовны Балновой та же история:
— У меня все здесь работали, — улыбается она, — начиная с мамы, папы, свекра, сама я устроилась на завод в 1985 году после окончания Дзержинского химического техникума, сейчас на судоверфи трудятся дочь с зятем. Меня все устраивает, я люблю свое дело и родной город.
Интересная деталь. В ДМЦ нет проблем с кадрами, люди сюда даже просятся. Все шесть бригад маляров (по 10—12 человек в каждой) укомплектованы. Немало молодежи. В конце прошлой недели, когда мы побывали на Окской судоверфи, маляры трудились на двух заказах проекта RST54 и на катерах. На последних перед спуском на воду вели подготовку под окраску и сами окрасочные работы. Основная сложность была связана с небывалой жарой — металл, по словам С. В. Балновой, нагревался до 50 градусов тепла, поэтому маляры начинали трудиться в пять утра, чтобы вовремя произвести очистку и сдать работу инспектору фирмы-производителя. За качеством на предприятии особый контроль.
И такой трудовой ритм задан во всех подразделениях судоверфи (продолжение рассказа о них еще впереди). В последние годы предприятие изменилось, на нем прошла модернизация, люди трудятся с полной отдачей и надеются на заключение новых судостроительных контрактов.

Александр РАЙНИЧ. Фото Владимира ЮЖАКОВА

Прочитано 2525 раз

Последнее от Редактор сайта

Похожие материалы (по тегу)

Другие материалы в этой категории: « Жемчужина Волги Разыграем «дорожную карту» »
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии