Пятница, 27 июня 2014 15:43

Двадцать тысяч лье без макияжа, или Женщина на корабле

Автор
Оцените материал
(1 Голосовать)

Наш корреспондент записалась матросом на знаменитый фрегат «Штандарт». Это копия первого корабля Балтийского флота, оригинал был построен Петром Первым в 1703 году. Сейчас «Штандарт» — учебный парусник, на борт которого принимают всех желающих. Каково это — быть матросом, когда ты в море впервые, когда парусное вооружение на корабле — в традициях XVIII века, и к тому же ты — женщина?

Куда приводят мечты

Для начала немного истории. Создание нового «Штандарта» можно назвать историей воплощения мечты. Его построила группа энтузиастов, романтиков. Их объединяла любовь к парусам и желание, чтобы в Петербурге, морской столице, был свой парусник, символ города. С самого начала перед кораблестроителями встала проблема: где взять подходящий материал? Но ребятам повезло: в городском парке обнаружились старые деревья под снос.
— Я купил бензопилу, там же, в магазине, посмотрел 15-минутный ролик, как ей пользоваться, и приехал в парк, — вспоминает нынешний капитан «Штандарта» Владимир Мартусь. — Вокруг никого, только я и бензопила. Это был важный момент: получится или не получится? Когда повалил первое дерево, понял, что обратной дороги нет.
Снаружи корабль выглядит в точности, как в петровские времена. Все мачты и такелаж, снасти корабля сделаны в традициях XVIII века, якорное и рулевое устройства приводятся в движение вручную, без современных механизмов. А внутри мотор — для большей безопасности плавания и маневрирования, и жилые помещения для экипажа, отвечающие современным требованиям.
«Штандарт» спустили на воду в 1999 году. Сейчас корабль путешествует по Европе, участвует в международных морских фестивалях, регатах, снимается в кино. Благодаря «Штандарту» тысячи юношей и девушек осуществили свою мечту о море. Многие из них потом стали профессиональными моряками.

Гадание на флаге и первый шторм

На борту нет пассажиров: все принимают участие в корабельной жизни, работают с парусами, стоят на вахте. Меня определили в вахту фока, которая считается самой тяжелой, но интересной. Это означает, что я работаю с двенадцати до четырех днем и в это же время – ночью.
Утром ровно в семь тридцать меня будит долгий звон корабельной рынды: зовут к завтраку. В восемь часов начинается важная церемония: подъем флага. Пропустить ее — почти преступление. На человеке, который поднимает флаг, лежит большая ответственность. Ведь старая штандартовская примета гласит: как флаг поднимется, таким и день будет. Поэтому за тем, как взмывает в небо российский триколор, внимательно наблюдает весь экипаж.
Сегодня утром кажется, что флаг унесет порывистым ветром. Мы пережидаем бурю в немецком Травемюнде. Волны из бурной Балтики доходят до гавани и раскачивают корабль. На закате волнение утихает до пяти баллов, мы выходим в море и берем курс на датский город Сондерборг. Чтобы полюбоваться волнами, я забираюсь на нос корабля. Он то взмывает вверх, к серому холодному небу, то проваливается вниз. На лицах — соленые брызги, ветер пытается пробраться через плотную куртку.
— Это мелочи, — замечает кто-то из бывалых. — Этой зимой мы были в Атлантике, ходили зимовать на Канарские острова. Вот там был настоящий шторм!
— Наверное, страшно было на палубе? — спрашиваю я и покрепче хватаюсь за какую-то веревку.
— А чего бояться? Сидели, пели песни...
Скоро восторг от стихии сменяется первыми симптомами знаменитой морской болезни.
— Оставайся на палубе и смотри на горизонт, а еще лучше — вставай к штурвалу, — советует капитан. Он удерживает равновесие, не держась руками, и при каждом наклоне корабля слегка подается в противоположную сторону. Говорят, это помогает: голова остается в стабильном положении.
Еще одно хорошее средство — это забраться в гамак. Именно так и поступаю, когда вахта заканчивается. Гамак тихо движется в такт кораблю, и я наконец засыпаю.

Корабль лечит фобии

— Гитовы, горденя травить, на галсах, шкотах работать! — командует вахтенный офицер. Все вокруг срываются с мест и бегут к снастям. Над головой медленно раскрывается парус, и его наполняет ветер.
Поначалу команды звучат как заклинания на неизвестном языке. Постепенно они становятся привычными, остается запомнить, что именно тянуть и травить и где находятся те или иные снасти.
— Попробуй понять принцип работы парусов. Потяни за веревку и посмотри, куда она ведет! — с этими словами вахтенный начальник отбирает бумажку со схемой палубы, на которой я целый день старательно подписывала, где заложены снасти. Впрочем, толку от нее и так немного: все названия на схеме давно перепутались, а во время парусного аврала разворачивать шпаргалку все равно некогда.
Через несколько часов ладони горят от веревок. Но меня ждет еще одно приключение. Это подъем на мачту и укатка парусов. Мне выдали альпинистскую обвязку, после подробного инструктажа я поднимаюсь наверх и медленно ползу вдоль реи, стараясь не смотреть вниз.
— Ты надежно пристегнута к стальному тросу, и у нас еще никто никогда не падал. Нужно доверять кораблю, — меня пытаются подбодрить, но трудно быть спокойным, когда кажется, что единственная опора под ногами — шаткая веревочка, или «перты». Но, как выяснилось, это еще не все: нужно отпустить руки, перегнуться через рею и укатать парус. Я что есть силы прижимаюсь животом к теплому дереву и тяну на себя тяжелую парусину. Мне помогает Михаил. Он приехал из Мурманска на неделю, но в результате уволился с работы и стал членом экипажа.
— Я с детства панически боялся высоты, — рассказывает Михаил, ловко привязывая парус к рее. — Собираясь на корабль, я понимал, что мне придется залезть на каждую мачту. Когда приехал, просто сосредоточивался на том, что мне нужно сделать мою работу. Постепенно страх ушел.

Парусник – скиталец

На «Штандарте» собираются люди из разных стран, а иногда и с другой стороны планеты, как, например, Мэл из Австралии.
— Я приехала к друзьям в Германию, и мы вместе решили записаться на «Штандарт». Я тут недавно, но уже чувствую, что однажды вернусь, чтобы остаться подольше.
Здесь у каждого своя история и причина, почему он решил пойти в море. Даша Филимонова больше шести лет работала ветеринаром в Москве. А потом решила поменять жизненный курс и сбежала в море. На корабле она всегда чем-то занята: часами пропадает на мачте или в машинном отделении, усердно изучает морскую науку и мечтает стать профессиональным моряком.
— Мне говорили, что будет трудно, что корабли — это почти цыганский образ жизни, — вспоминает Даша. — Но море и полет паруса очень близки мне по духу, моя душа стремится, как парус, вслед за ветром, я чувствую, что корабли и море — это моя стихия.
А капитан «Штандарта» Владимир Мартусь большую часть года проводит на борту.
— Для меня самое важное здесь — это свобода. Свобода принимать решения. Если мне нравится фестиваль — я прихожу на него с кораблем, если не нравится — иду в другую сторону. Это мир, который создаешь своими руками. И раз уж я здесь 15 лет, значит, он мне нравится.
У этой свободы есть и другая сторона. С 2009 года корабль скитается по морям Европы и не может вернуться в родной Петербург. Деревянный парусник не вписался в классификации ГИМС, в Морской и Речной регистры. Формально эта проблема разрешима: сейчас «Штандарт» существует в Европе как спортивная яхта, в этом же качестве его можно зарегистрировать и в России.

— Я жду от города поддержки в организации конструктивного обсуждения этой ситуации, — говорит Владимир Мартусь. — В этом году мы отмечаем 15-летие с начала плавания и 20 лет с начала строительства корабля. Возвращение «Штандарта» в Петербург было бы лучшим подарком ко дню рождения.

Марина ПОЛЯРНАЯ. Фото из архива автора

Прочитано 2526 раз

Последнее от Редактор сайта

Похожие материалы (по тегу)

Другие материалы в этой категории: « Шлюпка — парта моряка Поднимем вместе паруса мечты! »
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии