Пятница, 25 июля 2014 10:56

На корабле по имени ВОРП

Автор
Оцените материал
(1 Голосовать)

В субботу, 26 июля, почетному работнику речного флота Федору Федоровичу Зобову исполнится 80 лет

Письмо Сталину
Федор Степанович Зобов, родом из села Неверово Лукояновского района Горьковской области, в армию призванный до начала Великой Отечественной войны, до ее конца не дожил: в победном 45-м погиб в Восточной Пруссии. Младший его сын, Федя, не успел смириться со смертью под Сталинградом старшего брата — девятнадцатилетнего Василия.
А вот среднего брата, Николая, ему удалось вернуть домой, когда его, уже после войны, забрали в армию. Федя взял да и написал письмо Сталину. О том, что отец и брат погибли, мать умерла… На это письмо, отправленное по почте, пришел ответ, как и сейчас наизусть помнит Федор Федорович Зобов, за подписью полковника Савельева: «Ваше письмо направлено в Министерство обороны СССР, откуда получите ответ». Через два месяца Николай вернулся домой...
Маме своей, надорвавшей сердце смертями мужа и старшего сына, 14-летний Федя помочь не смог. Молодая еще Матрена Матвеевна умерла в 1948-м, оставив сына и дочку на попечение своей сестры, у которой и своих-то было четверо.
 
Амур-батюшка сердитый
Хоть и не было уже родителей, которые заставляли бы подростка учиться, Федя в 1949 году с отличием окончил неверовскую неполно-среднюю школу и по совету дяди поступил на штурманское отделение Горьковского речного училища, которое с отличием же и окончил. А потом, в 1958 году, и эксплуатационный факультет Горьковского института инженеров водного транспорта.
Холостого на момент распределения Федора Зобова отправили в город Благовещенск. Тот, что на реке Амур. А следом за ним — избранница сердца Маргарита, с которой курсант познакомился еще в училище, когда проходил практику — рулевым — на пассажирском теплоходе. Маргарита Николаевна подарила в Благовещенске супругу сына Николая.
«Батюшка» встретил молодоженов сурово — наводнением: оно на Амуре случается, когда в горах тает снег. Вместе с курсантами речного училища, в котором Зобову предстояло преподавать, укладывали на берегу мешки с песком.
— Работа оказалась для меня, молодого неопытного выпускника, тяжелейшей: преподавать пришлось сразу несколько спецдисциплин, — вспоминает Федор Федорович. — Одну — с середины, другую — почти с конца, третью — с начала!

Комсомола и флота движений главный диспетчер
Резкоконтинентальный климат оказался неподходящим для родившегося в Благовещенске Коли, что довершило «разрыв» отношений с Амуром. После трех, отнюдь не романтических лет, молодая семья вернулась в город Горький, где и начался пожизненный «роман» Федора Зобова с Волжским объединенным речным пароходством.
После трех лет работы инженером службы портов по смешанным перевозкам ВОРПа Зобова избрали секретарем комитета комсомола пароходства.
 — Проводили мы соревнования за присвоение лучшим флотским коллективам звания «Комсомольско-молодежный экипаж», в полную силу работал «Комсомольский прожектор», шефствовали над «зелеными» стоянками, в ночное время (на общественных началах, разумеется) обеспечивали транзитный флот корреспонденцией и газетами.
Комсомолу благодарен еще и потому, что именно в те годы я хорошо узнал Волгу и людей, на ней работающих, — везде побывал! Так что к назначению главным диспетчером службы перевозок и движения флота ВОРПа был вполне готов,— рассказывает Федор Федорович.
Грузовых диспетчерских тогда было четыре. Зобов командовал диспетчерской службой по закрепленным составам. В шестидесятые годы прошлого века теория вождения методом толкания успешно проходила на Волге практические испытания. Значительный импульс развития большегрузных толкаемых составов дала постройка в Венгрии серии судов типа «ОТ-2000», которые толкали уже по четыре секции.
 — Зимой все суда были в Тольятти, куда и меня командировали, — вспоминает Федор Федорович. — Собирал капитанов и решал вместе с ними технико-эксплуатационные задачи: как лучше соединять между собой секции — одну за другой или рядом друг с другом — и как их эффективнее использовать. В то время даже теплоходы типа «Дунайский» стали водить четыре секции.
В 1973 году Зобов был участником ВДНХ СССР по освоению эксплуатации крупнотоннажных секционных составов на Волге. Профессор Леонид Михайлович Рыжов (в этом году его именем назван буксир-толкач), заведовавший в то время в ГИИВТе кафедрой организации движения, даже предлагал Зобову перейти к нему — на конкурсной основе — на преподавательскую работу. Но, как выразился Федор Федорович, в пароходстве удержали, «взяли в оборот»: как главного диспетчера представили, мол, тебя к ордену Трудового Красного Знамени, а получать его будет старший преподаватель вуза?!

Подмахнул? Отвечай!
После восьми лет работы главным диспетчером службы перевозок и движения флота довелось Зобову поработать инструктором отдела транспорта и связи Горьковского обкома КПСС, а в 1981 году его утвердили секретарем парткома Волжского объединенного речного пароходства.
Переход был плавным: когда еще инструктором в обкоме трудился, то на конференциях Федора Федоровича избирали членом парткома пароходства, а потом и вовсе «вернули» в родной ВОРП. Кандидатуру Ф. Ф. Зобова утверждал тогда первый секретарь обкома партии Николай Иванович Масленников (позднее он занимал посты заместителя председателя Совмина РСФСР, председателя Госплана).
— На партийных конференциях пароходства, как правило, наш министр присутствовал. Когда я пришел, был уже Леонид Васильевич Багров, — вспоминает Зобов. — Если, например, звучала критика в каких-то выступлениях (а она всегда была!), требовал дать ему расшифровку, чтобы меры принимать — для устранения недостатков.
Однажды  я от Багрова выговор, правда, устный, «без занесения», получил. Тогда уже был заместителем начальника
ВОРПа по кадрам. «Сергей Кучкин» столкнулся с грузовым теплоходом. Капитана с работы сняли, а вторым штурманом на «Кучкине» был молодой специалист — выпускник ГИИВТа. Вот за него-то и получил взыскание от министра — «за недостаток воспитательной работы». Как мне потом сказал Леонид Васильевич: «Подмахнул бумагу о его назначении — получай!»
Во время так называемой «перестройки» Федор Федорович приходил на работу… с бритвенным прибором, а то и запасной рубашкой в портфеле: всегда готов отправиться в командировку! То был период, когда коллективы неохотно принимали «назначенцев», порой очень даже толковых и знающих, предпочитая самостоятельно выбирать руководителя. Только после четвертой поездки, например, удалось Зобову «поставить» нового начальника Казанского порта, а из-за другого, Чебоксарского (наоборот, чтобы не сняли), пришлось три раза в командировке побывать!

«Белый пароход» и черная быль
Вздохнул Федор Федорович с облегчением, когда (уже при начальнике пароходства Иване Алексеевиче Щепетове) «кадры» передал другому заместителю начальника ВОРПа — Венедикту Витальевичу Кистеню, а сам вплотную занялся пассажирскими перевозками.
Но вот случился на Украине Чернобыль — Зобову довелось участвовать в ликвидации последствий аварии на АЭС. Трижды побывал в «зоне». Заключал договор на аренду двенадцати судов ВОРПа, занимался проверкой работ (утеплением, налаживанием подачи электроэнергии на суда с берега), которые велись на теплоходах, ставших плавучими гостиницами для ликвидаторов, трудившихся вахтовым методом.
Судам и людям предстояло зимовать на реке Припять в поселке Зеленый Мыс, который вошел в историю как «Белый пароход». А Федор Федорович Зобов получил тогда орден Дружбы народов и инвалидность второй группы.
Такая вот его личная черная быль о «Белом пароходе».

Прочитано 896 раз

Последнее от Редактор сайта

Похожие материалы (по тегу)

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии