Понедельник, 06 октября 2014 11:01

От Жуковской заводи к Парижской коммуне

Автор
Оцените материал
(5 голосов)

Кто-то прячет историю в темные крепкие сундуки, подальше с глаз, кто-то запирает ее в пыльные архивы и музеи. И только на вольных речных просторах она чувствует себя свободной чайкой. История судоходства на Волге, волгарей и пароходов передается от речника к речнику, от экипажа к экипажу. Есть такой знаток «давно минувших дней» в поселке Память Парижской коммуны

Хранитель волжской истории
Александр Иванович Шашин хранит в своей памяти множество сведений: и «откуда есть пошло» судоходство на Волге, и о волжских капитанах, и о судах, чьи корпуса давно погибли в мартеновских печах, но речники помнят их легендарные имена и замечательные судьбы, и о судоремонтных и судостроительных предприятиях. «Парижский» подвижник даже создал небольшой музей флотской истории.
Александр Иванович родом из «сухопутной» ивановской глубинки. В ГРУ поступил по примеру старшего двоюродного брата, ГИИВТ окончил заочно. Троих братьев Шашиных волгари хорошо знают — Рудольф Михайлович, Валерий Михайлович и Александр Иванович работают на флоте всю жизнь. По их стопам пошли дети. Речниками стали и сыновья А. И. Шашина, Владимир и Павел, они — электромеханики. Внучатая племянница Александра Ивановича учится в НРУ — десятая Шашина получит речное образование.
А. И. Шашин по распределению после речного училища попал в Паркоммуну, с ней же связана и вся его трудовая биография. Последнее место работы на флоте — капитан теплохода «Сергей Лазо». В 93-м по состоянию здоровья с рекой пришлось проститься. Но сложа руки не сидел: трудился старшим капитаном Жуковской БТОФ, с 2013 года он караванный капитан ремонтно-отстойного пункта ООО «В. Ф. Танкер» в Паркоммуне.
История флота всегда была ему интересна. А заниматься ею серьезно Александр Иванович начал после статьи в газете «Большая Волга». «Мы уходим» — так назвали свой материал капитан «Памяти Азина» В. Д. Мелешкин, ст. капитан Н. П. Мишин, капитан «Володарского» Н. К. Фунтов и механик с
«А. И. Крылова» А. Ф. Шорин. Ветераны беспокоились о том, что уходит их поколение, а с ним — и история флота. Своим преемником, хранителем волжской истории они выбрали А. И. Шашина. Тот сначала отнекивался: я, мол, житель некоренной, но потом поддался на уговоры.
Старые волгари передали ему собранные материалы, более 300 черно-белых пленок. Александр Иванович много ездил, встречался с ветеранами, записывал их рассказы, сотрудничал с музеем речного флота во ВГАВТе, переписывался с такими же энтузиастами из Москвы, Перми, Саратова, Астрахани, Омска. Помогали ему и капитаны. А. И. Шашин вспоминает, как капитан теплохода «Георгий Чичерин» Виктор Александрович Кочетков привез газету из Германии из заводского музея о новых построенных пассажирских судах.
О Жуковском затоне, судоремонтном заводе, поселке Память Парижской коммуны Александр Иванович может рассказывать часами. Для опубликования его рассказа одной газеты явно не хватит, поэтому сегодня мы вас познакомим только с некоторыми интересными фактами из «парижской» истории.

Череповецкий след в истории завода
Жуковская заводь издавна находилась в собственности крестьян деревни Жуковки. В этих местах селились в основном беглые староверы из Москвы. Поэтому здесь так много «столичных» географических названий (яркий пример — село Останкино).
Новая жизнь Жуковской заводи началась в сентябре 1869 года благодаря череповецкому купцу Ивану Андреевичу Милютину, который открыл буксирно-пассажирскую линию Череповец — Нижний Новгород. Судоремонтный завод, носящий ныне имя «Память Парижской коммуны», начинался с четырех строений стоимостью 1504 рубля серебром: двухэтажной конторы со слесарным участком, двух сараев для материалов, одного дома.
И. А. Милютин занимал должность городского головы Череповца. Человек предприимчивый и деятельный, он много сил потратил на развитие города: добился постройки железной дороги, дока, других предприятий. Придумал секционные баржи для Мариинской водной системы. Его дела современники оценили по достоинству: купцу И. А. Милютину череповчане при жизни поставили памятник.
В 1886 году флот судовладельца последний раз зимовал в Жуковской заводи. Семейные обстоятельства: Иван с братом Василием постоянно то разъединялись, то объединялись, что не способствовало процветанию бизнеса. И. А. Милютин передал права на Жуковский затон пароходному «Обществу по Волге». Компания перебазировала сюда флот, людей. Вначале те жили в землянках, затем началось строительство, и появились заводские здания и жилой поселок.
В письменных источниках остались фамилии первых работников — Софроновы, Хватковы, Шорины, Каргины. Первый управляющий завода Н. И. Звездин трудился на этой должности до 1900 года.
Первые пароходы — «Геркулес», «Самсон», «Волга», «Кама», «Ока». Позднее в Жуковском затоне появились построенные в Англии грузопассажирские пароходы «Царь» и «Царица», поражавшие необыкновенной роскошью и удобствами для пассажиров.
Почти все капитаны пароходов были из прибалтийских баронов (фамилии с приставкой «фон»). Русский язык знали плохо, по-русски умели только виртуозно ругаться. Единственный русский капитан служил на судне «Москва» — военный моряк Румянцев. Местных жителей брали только в рядовой состав.
Разрастался поселок: в начале XX века здесь построены школа, клуб, баня. В 1915 году «Общество по Волге» обанкротилось, его акции скупила компания «Мазут», занимавшаяся перевозкой нефтепродуктов из Баку, Астрахани.

Там, где росли грибы, сегодня школа
После революции в 1918 году начинается национализация флота, переименование судов. В 1922 году, когда директором завода был Георгий Иваницкий, сгорели пассажирские суда с символическими названиями — «Гром», «Гроза» и «Буря». В 20-е годы прошлого века здесь зимовали и пассажирские суда, и буксиры, и нефтевозы. Судоремонтный завод, занимавшийся в основном восстановлением флота, начал строить небольшие буксиры. Первым стал «Летчик Михеев». Но и от работ по ремонту флота завод не отказывался. Со временем старые суда списывались, заводу передавали колесники из Молотовского затона.
В 1976 году Жуковский затон начали обживать трехпалубники 588-го проекта — «Дмитрий Пожарский», «Г. В. Плеханов». А с 1984 года прописку здесь получили красавцы четырехпалубные лайнеры — «Константин Симонов», «Леонид Соболев», «Юрий Андропов», «Зосима Шашков», «Георгий Чичерин».
С развитием завода преображался и поселок. В 1923 году он получил имя — Память Парижской коммуны. До этого времени весь жилой массив располагался вблизи заводской проходной. 20 домов, а вокруг — непроходимый лес, в двух шагах от своего жилья люди собирали грибы. С 1927 по 1930 год велось интенсивное строительство: водонапорная башня, деревянные двухподъездные дома, баня, появилась улица Ленина. Удивил местных жителей возведенный в
1929-м так называемый американский дом: квартиры огромные, высокие потолки, вода, отопление, канализация — невиданные доселе удобства. Деревянное строительство продолжалось до середины 50-х годов прошлого века. В 60-е годы поселок прирастал двухэтажными жилыми домами из камышитовых блоков.
Очень много сделал для развития поселка речников занимавшийся вопросами строительства С. М. Каретин, бывший капитан с «Ахтубы», «Октябрьской революции». Тогда много строили — у завода даже было свое РСУ. Паркоммуновцы гордятся тем, что в 1983 году именно у них в поселке построили первую в области школу с бассейном.
Судоремонтный завод «Память Парижской коммуны» за 145 лет своей истории пережил многое: и времена расцвета, технической модернизации, активного судостроения, и времена упадка, балансирования на грани банкротства, массового сокращения персонала. Все это прошло. Сейчас СРЗ — это стабильно развивающееся, крепко стоящее на ногах предприятие.

Ирина КУКАНОВА. Фото Владимира ЮЖАКОВА

Прочитано 2237 раз

Последнее от Редактор сайта

Похожие материалы (по тегу)

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии