Пятница, 31 октября 2014 11:05

Там, где человек встречается с небом

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

В июле 2014 года на высоте 5642 метра над уровнем моря — вершине Эльбруса — Евгением Косовым был водружен вымпел Волжского пароходства

Восхождение
— Видите треугольник металлический? — Евгений показывает его на фотографии, — так обозначена вершина «дедушки Эльбруса», как его называют альпинисты. Нет, шампанское не распивали… Лично я дошел и упал — не было сил. Метров десять, признаюсь, даже полз: иногда их так трудно пройти, эти последние метры… Вымпел Волжского пароходства поднял на палке, чтобы он хорошо получился на памятном фото, но на вершине его не оставил — там бы сдуло через полчаса! Вот на другой вершине Эльбруса (а их, как известно, две) говорят, стоят тяжелые гири. Как туда попали, кто их туда приволок — неизвестно!
Евгений гирю — 16 кг (есть у него и потяжелее, но рюкзак бы не выдержал) — тоже потаскал за спиной, будь здоров! Два месяца, начиная с мая, тренировался, готовился к восхождению на Эльбрус: каждый вечер после работы поднимался с ней по Чкаловской лестнице. А еще летом сделал полезный пеший переход от Линды до Тарасихи, где друг живет: притащил в рюкзаке, к удивлению того, бутылки с питьевой водой. В предстоявшем Косову альпинистском походе выносливость — качество наиболее востребованное.
В команду туристического клуба «Абрис» ННГУ им. Лобачевского, который возглавляет сотрудник отдела музея университета инженер Андрей Пудеев, сотрудник хозяйственного управления Волжского пароходства Евгений Косов попал, можно сказать, по блату. Благодаря полезному знакомству своего младшего брата Михаила, который занимается промышленным альпинизмом (есть такая нелегкая и опасная работа).
Андрей Александрович Пудеев — альпинист опытный, «инструктор с категорией» — маршрут знал.
— На Эльбрус можно с юга подниматься, что многие, кстати, и делают, а можно, как мы, — с севера, — рассказывает Евгений. — С юга — легче: не надо большую часть пути идти пешком, так как там есть подъемник. Мы же, начиная с 1500 метров, и до вершины — весь путь своими ногами протопали, с рюкзаками по 25 кг. Тяжело, конечно, — зато красота вокруг — неописуемая!
…Приэльбрусье с севера — это маршрут первооткрывателей, чей дух, кажется, до сих пор там витает. Первая научная экспедиция на Эльбрус состоялась в 1824 году под руководством генерала российской армии Г. А. Эммануэля. У него на высоте 2600 м — подножия Эльбруса — навсегда теперь «собственная» поляна имеется.
А самым молодым участником той экспедиции был 25-летний Эмилий Ленц, чьим именем названа скала на высоте 4600 м над уровнем моря. На ней-то группа современных горновосходителей и заночевала — после шести дней — перед подъемом уже на вершину!
— Только не пишите про «покорение» Эльбруса, — сразу попросил Евгений, — это не про меня, не про нас будет! Горы нельзя покорять, на них можно только восходить.

Был ли Сизиф альпинистом
Ответ — «да». Если мифологический герой-мученик поднимался на гору… по разным маршрутам. Это, конечно же, из юмора горновосходителей. Великий альпинист, наш современник Райнхольд Месснер, совершивший 3500 восхождений и при жизни ставший человеком-легендой, сам сравнивает себя с Сизифом, который никогда не достигает вершины:
— Я — Сизиф, и камень, который тащу в гору, — это моя собственная душа…
По его же признанию, высоко в горах происходит что-то даже мистическое: в сознании, далеком от земной привычной суеты, появляется полная картина мира:
— Есть суть горы и суть человека. И когда они встречаются, в горе не меняется ничего, а в человеке — меняется…
Скептики, живущие по пословице (конечно же, правильной с житейской точки зрения) «умный в гору не пойдет, умный гору обойдет», поставят диагноз: «горняшка» — тяжелая горная болезнь, возникающая на высоте, как правило, из-за недостатка кислорода. Все так. И, одновременно, не так. В интернете есть одноименный клуб. Правда, с философской расшифровкой названия: «горняшка» — клуб людей, больных горами.
— В нашей группе, состоявшей из восьми человек, была супружеская пара, которой в прошлом году не повезло: достичь вершины из-за плохой погоды не удалось, — рассказывает Евгений Косов, — несмотря на то, что оба — инструкторы. Эльбрус, как и другая вершина, может к себе не пустить. А кого-то — не отпустить, навсегда оставив в горах. При восхождении мы обнаружили на скале табличку с перечислением семи фамилий и надписью: «Здесь, на снежном склоне, 7 мая 2004 года трагически оборвалась жизнь наших друзей. Ребята, мы вас помним! Ульяновская федерация спортивного туризма».
В этом году с погодой нашей группе повезло, но парня настигла другая беда — жесткая «горняшка», из-за которой он не смог продолжить восхождение и был вынужден спуститься вниз, на ледник, где им занялась уже служба спасения. Может, со стороны покажется странным, но супруга не сопровождала мужа, а осталась с нами и продолжила восхождение. У них между собой была договоренность: если не удастся вдвоем, то хотя бы один, кому повезет больше, должен все-таки подняться на Эльбрус.

В свободном полете
В конце июля Евгений Косов вернулся из похода. А уже в сентябре совершил парашютный прыжок. Опять-таки с вымпелом, побывавшем уже на вершине Эльбруса.
— У меня за 180 прыжков накопилось, но раньше, до работы в судоходной компании, как-то и в голову не приходило с чем-то прыгать. А после Эльбруса решил попробовать, — говорит Евгений.
Когда-то Женя мечтал, окончив школу, поступать в Рязанское воздушно-десантное училище, для чего необходимо было сделать три прыжка с парашютом. Пришел в авиационный спортивный клуб «Сокол», да так там и остался. Навсегда, видимо.
— Первый прыжок никогда не запоминается — спросите любого, — говорит Евгений, — а после третьего, когда уже что-то осознаешь, я влюбился в парашютный спорт.
Поступать в десантное училище Женя передумал, зато в армии повезло: попал в спортивную команду спецназа ГРУ:
— Я ведь парашютным многоборьем в клубе занимался, а оно включает, кроме прыжков, еще плавание и бег. Это, наверное, и повлияло на то, что меня взяли в разведку.
Служил под Рязанью. Однажды, когда прыгали при очень сильном ветре, парашют Косова «сложился» у земли. С переломом обеих ног он попал на полтора года сначала в армейский госпиталь, потом, уже в Нижнем Новгороде, делали операцию в ГИТО. Евгений не любит обо всем этом ни вспоминать, ни рассказывать. Просил и в газете не писать. Но ведь тогда невозможно понять, почему при такой влюбленности в небо и полеты у него случился десятилетний перерыв! За это время многие его друзья «напрыгали» уже по нескольку тысяч, некоторые даже стали чемпионами, кто Европы, кто Кубка мира…
А он, научившийся в госпитале заново ходить, зарекся даже подходить к самолету либо вертолету. Но душа, которой не прикажешь, просилась туда, где люди встречаются с небом, тосковала по свободному падению и полету. И однажды друзья сказали:
— Давай сделаем тебе подарок: прыгнешь не один, а в тандеме с инструктором — в одной подвесной системе!
Важно было преодолеть — чисто психологически — страх перед приземлением, который когда-то, казался, роковым.
Следующий прыжок Евгений совершил уже вместе с друзьями, которые его держали. Так втроем и прыгнули, и приземлились. После чего они сказали:
— Все, Женя, можешь!

Татьяна ШУКОВА. Фото из архива Евгения КОСОВА

Прочитано 1285 раз

Последнее от Редактор сайта

Похожие материалы (по тегу)

Другие материалы в этой категории: « Всю жизнь за штурвалом Виват, корфак! »
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии