Пятница, 12 декабря 2014 10:57

Это было недавно, это было давно…

Автор
Оцените материал
(1 Голосовать)

Анатолий Дмитриевич и Татьяна Кузьминична Поселенновы, познакомившись в юности на теплоходе «Н. А. Некрасов» Волжского пароходства, так и проплавали-проработали всю жизнь вместе. В декабре у этой счастливой семьи сразу два юбилея — 75-летие Анатолия Дмитриевича и… золотая свадьба

В механики определил старший брат
Семилетку в деревне Волосово, что под Муромом, Толя хорошо окончил, но остался… на второй год. Из солидарности с друзьями, с которыми собирался в восьмом классе учиться уже в Навашине. Как ни уговаривала мама, Анна Афанасьевна, — поехать одному — он так и не согласился. Пришлось идти на поклон к директору школы, Людмиле Семеновне, с более чем странной просьбой: оставить сына в седьмом классе на второй год.
— Анна Афанасьевна, ведь он дурака будет валять, а не учиться! — увещевала та.
— А что я сделаю! — разводила руками мать четверых детей, из которых Толя был младшим. Ему, родившемуся в 1939 году, многое прощалось. Отца, ушедшего сначала на финскую, а потом сразу же на Великую Отечественную войну, с которой не вернулся — погиб под Курском в 43-м, — Толя совсем не помнил. Лишь по фотографии знал, где они с мамой молодые и красивые. И самое раннее детское воспоминание связано с отцом, когда пришла на него похоронка: в комнате почему-то много плачущих женщин... В письме командира, о чем Толя узнал много позже, сообщалось, что отец в числе первых пошел в атаку, был ранен в голову. До госпиталя живым его не довезли…
В навашинской школе (куда Толя приехал с друзьями, одолевшими-таки седьмой класс, и аттестатом с одними пятерками) он проучился два года, а десятый оканчивал уже в Кстово, где жили родственники.
— Это старший брат Геннадий, узнав, что моим закадычным друзьям снова, теперь уже в Навашине, грозит второгодничество, взял меня под свой контроль и перевел в Кстово. Чтобы я опять не «застрял» — из солидарности — на школьной скамье, — вспоминает Анатолий Дмитриевич с улыбкой, сам на себя удивляясь тогдашнего, на свои понятия о верности в дружбе.
Правда, и брат оказывал на него сильное влияние: хотел Анатолий по его примеру стать кадровым военным, только моряком. И даже документы после окончания школы, прежде чем поехать к матери в Волосово, отнес в военкомат. Направление в училище морское ему не досталось, но обещали переслать документы в Серпуховское авиационное училище.
— Мое удивление было безмерным, когда вызов получил из… Горьковского речного училища. Оказывается, это Гена, чей артиллерийский штаб находился тогда в Кстово, ничего мне не сказав, забрал из военкомата документы и отдал их в речное училище, самолично решив тем самым мою дальнейшую судьбу. Брата не виню: жизнь моя сложилась удачно — все сбылось и состоялось. А тогда я, не смея ему противоречить — на четыре года все-таки старше был Геннадий, — спросил только: «Почему меня в механики определил?» Он так ответил: «В армии и одного меня из нашей семьи хватит! А у тебя, когда уйдешь с речного флота, будет и береговая специальность». Только в этом-то прогнозе Гена ошибся: проплавал я 45 лет — вплоть до ухода на пенсию...
Хоть и выбрал профессию Анатолий Дмитриевич не по своей воле, зато работал добросовестно и с полной отдачей, за что отмечен и медалями, и званием «Специалист высшего класса». Дважды признавался лучшим механиком в отрасли. Отличник речного флота, почетный работник речного флота и почетный работник транспорта России. Поселеннов располагал к себе всех, с кем доводилось вместе учиться и работать. Может, еще и потому, что умел в каждом находить что-то хорошее, а если и совершал ошибки, то винил в них прежде всего себя.

Завязался тот роман
После окончания речного училища в 1961 году Анатолия направили на судоремонтный завод «Память Парижской коммуны», откуда вскоре командировали в Ростов-на-Дону — на перегон нового теплохода «Серго Орджоникидзе», который шел из Чехословакии.
— Отправились сразу четырьмя командами — получать четыре построенные для пароходства теплохода, — вспоминает Анатолий Дмитриевич, который тогда, конечно же, не знал, что на трех из них ему доведется в разное время поработать. — «Серго Орджоникидзе» вскоре переименовали в «Н. А. Некрасова», так как в Московском пароходстве, как выяснилось, уже был теплоход с таким названием.
Когда готовились к навигации, Поселеннова вызвали в кадры и сказали:
— Пойдешь на «Некрасове» II помощником механика…
Анатолий, хоть и имел диплом именно II помощника судомеханика, пытался сопротивляться: в команде, мол, будут недовольны, что такого неопытного поставили… Но начальник отдела кадров в подобные тонкости вникать не собирался, тем более что Поселеннов уже успел положительно зарекомендовать себя.
— Мои опасения оказались напрасными, — говорит теперь Анатолий Дмитриевич, — приняли меня хорошо, помогали.
До сих пор он с благодарностью вспоминает и механика Алексея Ивановича Пургина, которого считает своим наставником, и капитана Михаила Сергеевича Шальнова.
Зимой 1964-го Поселеннов был на саморемонте уже I помощником механика. В этой же должности ушел и в навигацию, но уже другим человеком — семейным.
Познакомились они — механик и повар — здесь же, на «Некрасове». Расписались 31 декабря. Сразу две пары с одного теплохода: женился еще и сослуживец Поселеннова — моторист Геннадий Калентьев. И Новый год встречали вместе — в Работках, где гуляли на свадьбе Геннадия. Свою Анатолий с Татьяной отмечали уже позднее, на родине Поселеннова.

Елочка из «парижа»
После почти восьми лет работы на «Н. А. Некрасове» Анатолия Дмитриевича перевели в 1969 году — уже механиком — на теплоход «Андрей Жданов». (Той же чешской постройки, что и «Н. А. Некрасов»). Татьяна Кузьминична тоже перешла на этот теплоход, бухгалтером.
Теперь полномочному механику Поселеннову полагаться приходилось преимущественно на самого себя. И нести ответственность за принятые решения. Правда, грех было жаловаться при таком капитане, как Владимир Петрович Кузякин, не зря же его орденом Ленина наградили! Но в навигацию на «Иване Кулибине» (после переименования «Андрея Жданова») Владимир Петрович ушел уже без своего надежного механика: Поселеннов в 1985 году отправился в Восточную Германию, где достраивался четырехпалубный теплоход «Юрий Андропов».
Почти год там пробыли. Принимали очень тщательно: механизм за механизмом. Большой список составили с перечнем замечаний.
— Нас немцы даже похвалили в итоге: первый раз, дескать, такая въедливая команда попалась!
Когда вернулись на родину на этом теплоходе, Татьяна Кузьминична в навигацию — тоже с мужем на «Юрии Андропове». Так вместе, еще на 16 лет, и поплыли дальше — и по Волге, и по реке жизни. С этого теплохода Татьяна Кузьминична «сошла» и на берег — на пенсию, а Анатолия Дмитриевича определили в резерв. На одну только навигацию вышел он потом — на теплоходе «Яков Свердлов» (из тех же «чехов», что в далекой уже молодости они сразу четырьмя командами перегоняли из Ростова-на-Дону в затон «Память Парижской коммуны»). Очень хотелось повидать низовье Волги, каким оно стало.
На берегу к тому времени вырос сын Игорь, заботу о котором с его детства взяла на себя мама Анатолия Дмитриевича, переехавшая ради внука в Горький. Супруги не стали отговаривать сына, когда тот выбрал (самостоятельно!) отцовскую профессию механика — окончил водный вуз.
Его избранницей стала Светлана Калинина — дочь капитана «Метеора». Они с Игорем тоже походили-поплавали вместе по реке — на четырехдечнике «Русь». И познакомились, кстати, на теплоходе. Он — механик, она — работник ресторана. Все повторилось на новом жизненном витке. Правда, совместный плавательский стаж Поселенновых-младших «жидковат»: после рождения сына Толи (названного так в честь обоих своих дедов) Игорь «списал» жену на берег. Теперь плавает один, но уже за границей. Зато детей двое: сын уже в институте учится, а Настя в шестом классе. В декабре у нее, дедушкиной любимице, — тоже день рождения.
«Берег» у старших и младших Поселенновых тоже общий: живут хоть и в разных квартирах, но в одном доме. Именно сюда Анатолий Дмитриевич много рабочих лет, из года в год, оставив свой теплоход зимовать в затоне «Память Парижской коммуны», с пушистой елочкой на плече отправлялся из «Парижа» домой. Сначала в Горький, а потом в Нижний Новгород (города, как и корабли, тоже иногда переименовывают) — встречать с семьей Новый год. 31 декабря у Анатолия Дмитриевича и Татьяны Кузьминичны будет уже 50-я такая встреча!
…Давно уже Поселенновы наряжают елочку искусственную, да и «Париж» (для внуков) — это лишь город заграничный, чужая столица. Но прожитые годы и испытанные чувства остаются настоящими. Даже и через полвека.

Татьяна ШУКОВА. Фото Владимира ЮЖАКОВА

Прочитано 733 раз

Последнее от Редактор сайта

Похожие материалы (по тегу)

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии