Пятница, 20 февраля 2015 12:21

И на Тихом океане мы закончили поход

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

Повестка из военкомата (на сборы давалось два часа) прервала поэму о любви к девушке по имени Иза, которую сочинял Николай. Он поставил дату: 17 декабря 1942 года. Написал записку маме с просьбой сохранить амбарную книгу, в которую со школьных лет записывал свои стихи. Хранить ее Елизавете Михайловне Талановой пришлось семь лет, пока старший сын не вернулся в родной город Бор, демобилизовавшись с Дальнего Востока, — после войны с Японией и армейской службы

Когда началась Великая Оте-чественная, отца Николая, Василия Яковлевича Таланова, работавшего водоливом в затоне
им. К. Маркса, — забрали на фронт. Под Смоленском был тяжело ранен, долго лечился в госпиталях, потом продолжил воевать. Оставшийся за старшего мужчину в семье, где было пятеро детей, Николай после восьмилетки пошел работать на борский завод «Теплоход», выпускавший уже оборонную продукцию. Пока и его не призвали в армию. Сразу отправили на Дальний Восток.
В начале 43-го, попав на пересыльный пункт Куйбышевка-Восточная, Николай был зачислен в училище подготовки сержантского состава. В июне уже служил в артиллерии в Краскино — последнем населенном пункте СССР приграничного с Маньчжурией района…
В апреле 1945 года состоялась конференция в американском городе Сан-Франциско, по сути, закрепившая решения знаменитой Ялтинской, на которой главы трех держав решали послевоенные судьбы мира. Отдельным документом были согласованы принципиальные для советской стороны вопросы о Дальнем Востоке: обсуждались политические условия, на которых Советский Союз должен был вступить в войну против Японии. В частности, возвращение тех позиций, которые потеряла еще царская Россия по итогам русско-японской войны 1904—1905 годов.
Советский Союз в лице Сталина принимал на себя обязательство объявить войну Японии, однако это должно было произойти только через несколько месяцев после того, как завершатся военные действия в Европе.
— В четыре часа утра 9 августа 1945 года под занудливо моросящим дождем мы перешли границу с Маньчжурией. Я был наводчиком артиллерийского расчета отдельного противотанкового дивизиона 425-го стрелкового полка в составе 25-й армии 1-го Дальневосточного фронта, — вспоминает Николай Васильевич.
Сержант Таланов тогда, конечно, не мог представить полную картину начала наступления передовых и разведывательных отрядов трех советских фронтов. Одновременно авиация нанесла массированные удары по военным объектам в Харбине, Синьцзине и Цзилине, по районам сосредоточения войск, узлам связи и коммуникациям противника в пограничной зоне. Тихо-
океанский флот перерезал коммуникации, связывавшие Корею и Маньчжурию с Японией, и нанес удары по японским военно-морским базам в Северной Корее — Юки, Расину и Сэйсину.
…К полудню дождь перестал. Впереди показалось несколько фанз. Вдруг из-за кустов ударила пулеметная очередь. Орудийный расчет Таланова без промедления повел огонь — через полчаса бой затих. Оказалось, что по наступающим стреляли из двух дотов смертники. Так принял боевое крещение 20-летний сержант Николай Таланов, чей отец после победного мая уже вернулся в родной Бор к семье.
Во что бы то ни стало взять город Хунчун, где размещалась воинская часть японской армии! Успешно решить поставленную задачу — значит, обеспечить себе тыл: ведь предстояло пройти отроги Северо-Корейских гор, которые охраняла 5-я японская армия, и выйти на порт Сейсин, чтобы помочь морякам взять его меньшей кровью.
Горы, расщелины, казавшиеся непроходимыми заросли, речки, болота. В таких вот сложных условиях шли ожесточенные бои. В одном из них, продолжавшемся 12 часов, артиллерийский расчет Таланова потерял своего командира — Андрея Ануфриева из Свердловска:
— Я потом написал письмо его родителям… Никогда не забуду, как смертельно раненный командир батареи из последних сил поднялся на колени и крикнул мне: «Бей их, Колька, гадов!» Потом упал и затих. Первый раз назвал меня по имени — в армии не принято, только по фамилии и званию обращаются… Так я стал командиром расчета. За тот бой награжден медалью «За отвагу».
Это была уже вторая. Первую медаль — «За боевые заслуги» — он получил, когда вывел из строя бронированную японскую машину — своего рода дот на колесах, которая преградила путь пехоте. Трех человек тогда наградили — прямо во время марша. Никаких тебе «вручений перед строем», как в кино обычно показывают. На японской войне ухо востро надо было держать. Выстроиться не успеешь — тебя расстреляют: в зарослях или за очередной скалой только того и ждут!
Таланов выжил на той войне, но получил ранение, был контужен. Кроме медалей, ордена Оте-чественной войны второй степени, есть у Николая Васильевича и особая награда — от КНДР, образовавшейся в результате освобождения Кореи (по 38-й параллели) советскими войсками. Для старшего сержанта Таланова война с Японией закончилась именно в столице Северной Кореи, городе Пхеньяне:
— Порт Сейсин взяли моряки самостоятельно — помощь тогда не понадобилась. А нас, две тысячи человек пехоты, посадили на поезд (колея узкая, вагончики маленькие, но гоняют здорово). Куда везут — не сказали. Как выяснилось, в Пхеньян. На платформах, как положено, развернули орудия, поставили автоматчиков, чтобы враг не застал врасплох. Глядим — японцы идут строем… сдаваться. Вовремя мы прибыли — участвовали в той исторической приемке, длившейся целый день, и ощущали себя победителями…
Акт о капитуляции японской империи был подписан 2 сентября 1945 года в 9.02 по токийскому времени на борту американского линейного корабля «Миссури» в Токийском заливе. Советский генерал Кузьма Николаевич Деревянко был в числе представителей союзных держав. Этот документ положил конец Второй мировой войне, которая согласно западной и советской историографии началась 1 сентября 1939 года нападением Третьего рейха на Польшу.
Борчанин Николай Таланов прослужил в Пхеньяне до 1947 года. Не уставал удивляться корейцам, которые повсюду чем-то торговали на многочисленных рынках. С приходом русских солдат приспособились даже печь хлеб, отличавшийся от нашего лишь отсутствием соли. Всех советских военных — и рядовых, и офицеров — называли капитанами. Предприимчивость удивительным образом сочеталась с патриотичностью:
— Стоило только пропеть по-корейски начало их гимна, — рассказывает Николай Васильевич, — и ты уже всюду свой человек!
В это же самое время во Владивостокском высшем пехотном училище курсанты распевали положенные на музыку ефрейтором К. Романченко стихи старшего сержанта Николая Таланова «Я знаю, счастья нет иного». О том, что он стал соавтором солдатской строевой песни, Николай узнал случайно. Вернулся в Советский Союз — продолжать службу в поселке Гродеково Приморского военного округа, — и там ее поют! Приятно, конечно, было.
На свою малую родину — город Бор Горьковской области — старшина запаса Николай Таланов вернулся уже в 1949 году. В газете «Борская правда» его, опуб-ликовавшего к тому времени немало стихов в разных армейских газетах, встретили восторженно: «Теперь и у нас свой поэт будет!» Но назначение получил иное — редактором многотиражной газеты завода «Теплоход», где Николай в начале войны начал свою трудовую деятельность и откуда был призван в армию.
Потом на теплоходе (уже без кавычек) под названием «Пропагандист» по реке ходил — это уже когда в Волжском объединенном речном пароходстве работал. Там же, в ВОРПе, оставил о себе добрую память и в парткоме. Окончив Высшую партийную школу, семь лет (с 1976 по 1983 год) трудился старшим преподавателем кафедры научного коммунизма ГИИВТа. В 2010 году Н. В. Таланову присвоено звание «Заслуженный ветеран Нижегородской области». Член президиума областного комитета ветеранов
войны и военной службы, Николай Васильевич готовится к достойной встрече 70-летия Победы: уже шесть плакатов собственноручно изготовил!
А с будущей супругой, Верой Сергеевной, познакомился в Горьковском институте инженеров водного транспорта. Объединили они свои (и уже имевшихся от первых браков детей) судьбы в одну семью в 1983 году. В долголетии ветерана (в апреле Николай Васильевич отметит свое 90-летие) заслуга жены несомненна. И четверо внуков и четверо правнуков — общие и родные.
До недавнего времени Николай Васильевич писал картины маслом. Преимущественно волжские пейзажи. Только не войну! А стихи и теперь приходят. Иногда. А вот из строк заветных:

Теплоход идет, считая плесы,
Створами командует река.
Волны, как расчесанные косы,
Прядями ложатся в берега.

Души раскрываются, светлеют
От щедрот и таинства веков.
Теплоход идет, как по аллее
Дорогих приволжских городов.

О ты, Волга — мать великороссов,
Отзимую, силы наберусь,
В ранге пассажира иль матроса,
Но к тебе, любимая, вернусь!

Татьяна ШУКОВА. Фото из архива Н. В. ТАЛАНОВА

Прочитано 560 раз

Последнее от Редактор сайта

Похожие материалы (по тегу)

Другие материалы в этой категории: « В Татьянин день учиться лень! Жил отважный капитан »
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии