Пятница, 06 марта 2015 10:45

У войны недетское лицо

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

Юра, спавший на сеновале, сквозь сон слышал, как кто-то пришел за отцом, членом правления колхоза. По-настоящему он проснулся, когда в доме заплакала-заголосила мать: «Война!»

Вкус того льняного масла
В их деревне Блиново не было ни радио, ни телефона — только в соседней, Федотово, куда и вызвали в сельсовет Павла Ефимовича Чуркина. Так в колхозе имени Максима Горького Ивановской (в то время) области узнали о всеобщей беде.
Павла Ефимовича забрали в армию в августе 41-го. Прасковья Федоровна осталась с четырьмя детьми, одиннадцатилетний Юра был старшим. Он и раньше, до начала войны, помогал работавшей в колхозе матери теребить лен, а тут неожиданно и сразу для него началась взрослая мужицкая жизнь. Дедушка по матери, Федор Ефимович (ему уже за семьдесят было), терпеливо учил внука насаживать топор на топорище, точить пилу — всем необходимым в деревне навыкам взрослого человека. А с 42 года Юра уже зарабатывал трудо-дни в колхозе.
— Нас, мальчишек, поднимали еще ночью. Полусонные шли на конюшню за лошадьми, которых впрягали в молотилки, — электричества в колхозе тогда не было, на конской тяге работали: четыре лошади ходили по кругу… А потом — в школу, — рассказывает Юрий Павлович Чуркин.
Больше семи десятков лет прошло с той поры, а он до сих пор помнит неповторимый вкус льняного масла своего военного детства (однажды на трудодни выдали эти семена).
Пахали и бороновали сначала на лошади. На третий год войны из МТС стали приезжать трактора. Юра, когда бороновали на тракторе, работал прицепщиком. Страшновато было: казалось, упади — тебя землей и завалит. И сеять, и сеялку регулировать тоже научился под приглядом своего деда — четыре старика всего из мужиков в деревне в начале войны осталось. С конца
41-го стали возвращаться в колхоз раненые. Одного опять забрали. Потом — отвоевавшиеся — без руки, без ноги…
— Всего из нашей деревни на войну ушли 40 человек, вернулись — 18. Остальные погибли или пропали без вести. Эти цифры я узнал из газеты «Костромской вестник», когда уже сам вышел на пенсию и помогал отцу заниматься пчеловодством. Как узнал о победе? Военное дело в школе преподавал раненый офицер, который до занятий в обязательном порядке выводил нас на физзарядку, а до нее сообщал свежие фронтовые вести. И вдруг, к нашему удивлению, идет вместе с директором школы, который объявил о победе над врагом и распустил всех по домам. Помню, разбежались мы по своим деревням (семилетка была в Соловатово), а я радуюсь, что косить теперь будем вместе с отцом…
Но косить Юре в тот победный год пришлось все еще с дедом: Павел Ефимович вернулся только в октябре 45-го.

«Там шинель и шапку дают!»
В первый класс начальной школы пошли вместе с Юрой Чуркиным еще семеро ребятишек, а в семилетке он учился (из своей деревни Блиново) уже один: работать в колхозе и заниматься, вышагивая каждый день по пять километров (туда и обратно), не так-то легко. Да еще домашнее хозяйство, грибы-ягоды, за которыми мать детей посылала, чтобы их же и прокормить. Может, и Юра не выдержал бы, бросил учебу, но отец в каждом письме с фронта настойчиво внушал: «Учись, сынок!» Он и учился.
А средняя школа была уже только в Юрьевце, за 35 км от дома. Но Павел Ефимович оставался верен своей мечте-идее дать детям образование: с восьмого по десятый класс Юра (а потом и его сестра) жил в Юрьевце на квартире у знакомого отцовского охотника Степана Федоровича.
Поступать же в Горьковский институт инженеров водного транспорта Юрий решил по воле случая, а точнее, потому что все-
знающий друг Борис привел очень убедительный для послевоенной поры довод:
— Там шинель и шапку дают!
Вместе и поехали, и на механический (в тракторах-сеялках разбираемся, освоим!) факультет ГИИВТа в 1948 году поступили. А домой, сдав документы и экзамены, на теплоходе поплыли, чтобы уже окончательно утвердиться в принятом решении и выбранной профессии.
С отличием окончив в 1953 году водный институт, молодой специалист Юрий Чуркин с дипломом инженера-механика по судовым установкам получил распределение на судостроительно-судоремонтный завод имени Бутякова, который в то время принадлежал еще Главречпрому, а с 54-го вошел в состав Волжского объединенного речного пароходства.

От мастера до заместителя главного инженера ВОРПа
Мастер, заместитель начальника цеха, начальник цеха, главный инженер — такой путь прошел Юрий Павлович Чуркин на СРЗ имени Бутякова за семь лет работы. Там, в Марийской республике Советского Союза, в 1956 году и женился на своей Валентине Васильевне. Окончив речной техникум в Котласе, Валентина приехала на бутяковский завод по распределению. Здесь и свела судьба трудившихся в одном цехе нормировщицу и мастера. (Сын Чуркиных Александр и дочь Галина, а потом и внучка Ксения окончили ГИИВТ.)
— При мне на заводе строили небольшие понтоны для плавучих кранов — до десяти в год, — отправляли в Пермь на завод «Старый бурлак», где на них уже краны ставили. Позднее, уже без меня, — еще и баржи, и буксиры…
В феврале 62-го Чуркина направили главным инженером на РЭБ им. 25 Октября, где Юрий Павлович восемь лет трудился, принимая активное участие в разработке основных принципов комплексной автоматизации судов без вывода их из эксплуатации:
— За оборудование судов проекта 574 комплексной автоматикой наградили меня значком «Отличник соцсоревнования» и денежной премией. А орден «Знак Почета» я позднее, в августе 1986 года, получил, когда уже возглавлял службу промышленных предприятий Волжского пароходства, в которой проработал десять лет.
Главным инженером Волжского пароходства был Валентин Иванович Савельев, когда Юрия Павловича в 1986 году назначили его заместителем по судостроению. Но год тот остался еще и такой черной отметиной в памяти, как авария на Чернобыльской АЭС, в ликвидации которой участвовало и пароходство, и его полномочный представитель
Ю. П. Чуркин. Чтобы избежать повышенного радиационного фона, необходимо было стоящие у берега суда, уже оборудованные утеплением к предстоящей зимовке, передислоцировать из устья реки Припять на Днепр. А значит, за 20 дней командировки решить множество задач по инвентаризации, согласованию, документации, снабжению…
— В Волжском пароходстве по 40 судов 20 типов в год строили, — вспоминает Юрий Павлович. — И не только суда. Вместе с Андреем Борисовичем Голубковым, тогдашним заместителем начальника пароходства по строительству, вводили в строй новый Борский завод. Судостроительный цех Криушинской РЭБ в Ульяновской области, который ВОРП строил хозспособом (должен был выпускать до 40 барж в год), тоже заработал в мою бытность заместителем главного инженера пароходства. Правда, там только 10 барж сделали — не нужны стали...
Спуск на воду каждого нового судна — всегда бесценная награда. И еще чувство, буквально переполняющее, удовлетворения. За вложенный труд, за всю ту, в конце концов, рабочую ругань. Вот до сих пор, например, прекрасно помню, как ушел в эксплуатацию первый овощевоз, хотя не было тогда еще особых торжеств по поводу спуска на воду нового теплохода: ни тебе шампанского, ни крестной матери.

P.S. В январе 1994-го Юрий Павлович был награжден медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг». За те четыре года работы в колхозе, совмещаемые с учебой в школе. Таким, как он, официально признанными тружениками тыла, потом выдали удостоверения ветеранов Великой Отечественной войны. А по сути, Юрий Павлович стал им в пятнадцать лет. У войны, когда так рано повзрослевшие подростки несут все ее тяготы наравне со взрослыми, — совсем не детское лицо.
9 марта почетному работнику речного флота, ветерану Великой Отечественной войны Юрию Павловичу Чуркину исполняется 85. Его прадед, Ефим, дожил до 113 лет. От всей души желаем Юрию Павловичу поднять семейную планку долгожительства еще выше. И, конечно же, здоровья! Ему и правнуку, который должен скоро появиться на свет.

Татьяна ШУКОВА. Фото Владимира ЮЖАКОВА

Прочитано 610 раз

Последнее от Редактор сайта

Похожие материалы (по тегу)

Другие материалы в этой категории: « Фотоснимки бессмертия С корабля на форум »
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии