Пятница, 17 апреля 2015 14:31

В одиночку под парусом

Автор
Оцените материал
(1 Голосовать)

«Ходить под парусом — это такое счастье — чувство полета, когда мчишься по фарватеру реки!» — сказал в Нижнем Новгороде на встрече с работниками и ветеранами Волжского пароходства писатель Владимир Кравченко, презентуя свою «Книгу реки», недавно изданную при поддержке Министерства культуры России
Писатель по профессии и яхтсмен по давнему увлечению, Владимир Кравченко — будущий автор тогда еще не написанной книги — отправился (в последнее лето ушедшего уже столетия) на парусной байдарке в нелегкое путешествие по Волге. Идея казалась привлекательной: стартовав в мае с берега валдайского озера Стерж, куда впадает ручей, берущий начало из знаменитого родника у деревни Волговерховье, проплыть на байдарке всю Волгу. «Отправившись в плавание и слившись с волжским потоком, я равнялся на одну из ее капель, выбившуюся из родника, вместе с нею я прошел этот путь. Я и был этой каплей — одной из них», — напишет он в уже изданной книге, в предуведомлении автора.
— Мне везло, я шел на какой-то одной волне. Мистическая штука — гений реки: опасности, шторма… Лодка легкая, ее завалить просто, но я до этого много плавал, все чувствую: у меня ветер в кончиках пальцев, — делился воспоминаниями и впечатлениями на встрече со своими будущими читателями Владимир Федорович Кравченко.
И родители его, и дедушка с бабушкой выросли на Волге:
— С верхней палубы теплохода в бинокль могу видеть могилу сначала одного деда — на левом берегу, а через двадцать минут — другого, но только уже на правом…
Тема корней — прошлого, дедов-прадедов, которые были шкиперами, лоцманами, по-прежнему волнует маститого писателя, чей (уже давний) литературный дебют высоко оценил Чингиз Айтматов, отметивший, что проза Владимира Кравченко «…заключает в себе поистине художническое чутье, чего бы он ни касался — и души, и предмета…» Так что выбор автора — написать книгу реки, пройдя ее в одиночку под парусом — не был случайным: Волга привела! Среди героев Кравченко — капитаны и священники, бакенщики и реставраторы, мэры городов и даже редактор газеты…
— Люди Волги, какие они? — спросили писателя на встрече в пароходстве. Ответ оказался неожиданным, заставил задуматься, а кто-то, возможно, и не согласился:
—Люди, конечно же, разные. А вот характер во многом зависит от ландшафта: на правом берегу реки они, как правило, как горцы, — взрывные, колючие, смесь горного тура и орла. У живущих на левом берегу характер поспокойнее: нет такой высоты, таких облаков, такой тайны. У меня вот мама — с правого берега. А папа — с левого. Мама — такая казачка, и этим все сказано. Или даже если взять целую нацию — марийцев, например. Половина живет на левом берегу Волги, а половина — на правом. Разные ведь они по характеру!
Кравченко убежден, что волжские мужики даже стареют иначе. И все по той же причине — от энергии великой реки: «Волжские старики — много же я их перевидал. И почти в каждом, стоит как следует поскрести его, сидит волжский ушкуйник, бузотер, готовый рубануть с плеча и поставить на кон последнее. Волжские мужики трудно переносят наступление старости, естественное угасание сил, здоровья и все стремятся что-то кому-то доказать, выпив немного, рвануть на груди рубаху, переплыть Волгу туда-обратно за ящик водки, в ледоход, прыгая со льдины на льдину, добраться до другого берега, выпить сто пятьдесят в доме кума, а потом вернуться таким же манером обратно, ведь Волга — вот она: такая же красавица раздольная, как во времена их детства, юности, молодости, и пусть уходят годы, тают силы, но пока великая река течет, жизнь рядом с нею тоже кажется вечной и настоящей».
Начиная путешествие от Волговерховья вместе с автором (он, кстати, поместил в книгу — для внимательного читателя — еще и пароль доступа на интернетовский веб-сайт, где выставлен фотодневник путешествия), испытываешь неизъяснимое волнение от эффекта присутствия: знаменитая часовня над родником считается колыбелью великой реки. И хочется поскорее попасть туда, склониться над ним, жизнетворным. Но — проза повседневности — часовня закрыта, а ключ от замка — у сельского магазинщика, который трудится на покосе. Об этом Владимиру Федоровичу рассказала вернувшаяся из села молодая семейная пара туристов-москвичей с новенькими обручальными кольцами на пальцах.
Потоптавшись у хлипкой двери, которую можно было вышибить движением плеча, и тщательно обследовав стены часовни в надежде отыскать какой-либо намек на укромное место, где мог быть спрятан ключ от Волги, «…я заглянул в одно из трех окон часовни, сквозь которое увидел тесное дощатое помещение с иконой Спаса на стене. В полу его был круг, обнесенный гнутыми никелированными трубами. В круге дымилось нечто таинственное, загадочное, трудноразличимое. Я знал, что где-то там, на метровой глубине, бьет из земли родничок, имя которому — Волга».

Татьяна ШУКОВА. Фото Анны ЛЬВОВОЙ

Прочитано 655 раз

Последнее от Редактор сайта

Похожие материалы (по тегу)

Другие материалы в этой категории: « Верный выбор Старейшина спорта »
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии