Четверг, 30 апреля 2015 12:04

На братских могилах не ставят крестов…

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

Мой прадед, Дмитрий Федорович Чекмарев, родом из Куйбышевской области. На фронт его призвали в первый же день Великой Отечественной войны — 22 июня 1941 года. Так 36-летний бригадир колхоза из села Смольково стал рядовым пехоты. И сразу попал на передовую. На обучение военным премудростям времени не было: враг молниеносно продвигался в глубь нашей территории. Вместе со своим полком солдат Чекмарев отступал от Белоруссии
до Смоленска
22 октября 41-го начались ожесточенные бои под Ельней. 1768 наших солдат заняли позиции на высотке. Против них гитлеровцы выдвинули танки. Пехотинцы оборонялись чем могли (чем — мы узнали позднее, в 2012 году). После сражения в живых осталось только шестеро раненых. Но высотку удержали.
Об этом бое мы знаем из последнего письма прадедушки, которое он успел написать буквально за несколько минут до начала атаки фашистов. «Раннее утро. Рассвет. Идут танки. Все в дыму. Я думаю, что вы меня больше не увидите. Надёнка, береги Шурку, храни детей».
А еще о его последнем дне жизни родным рассказал однополчанин, живший в деревне по соседству. В том бою его тяжело ранили, рука болталась на одном сухожилии.
— Митянь, — попросил он прадеда, — помоги добраться до медсанбата.
— Нет, — отказался тот. — Я останусь и буду защищать высотку. Уйду — на позиции появится брешь, нашим будет труднее. Ты доползешь и будешь жить. Я остаюсь, ползи.
Однополчанин добрался до медиков, руку ему ампутировали, и он выжил.
Прабабушка осталась вдовой в тридцать шесть лет с двумя детьми — дочкой и сыном. Вместе с последним письмом мужа хранила похоронку. Мама вспоминала, как часто бабушка доставала пожелтевшие листки, целовала, коричневая бумага была вся истрепанная…
Спустя годы поисковый отряд нашел останки павших за ту высотку воинов. 9 мая 2012 года на месте того страшного боя под Ельней смоленские власти организовали торжественное перезахоронение солдат. На церемонию открытия комплекса братских могил в Смоленскую область ездили мама с ее сестрой. Постояли около звезды, на которой написана фамилия деда, поплакали.
Поисковики и рассказали тогда, чем оборонялись наши пехотинцы от немецких танков. Показали, где нашли прадеда. У него были винтовка, противогаз, а в руке он сжимал перочинный ножик. Вещи, которые нашли, передали родным. Мы их бережно храним в своеобразном домашнем музее.
История о том, как я получил свое имя, необычна. Вот как об этом мне рассказывала мама, Лилия Александровна Хехнева, главный специалист по кадрам Нижегородского РВПиС — филиала ФБУ «Администрация Волжского бассейна»:
— Своего деда, Дмитрия Федоровича, я представляла себе по фотографии, что висела у нас на стене. Там он в военной форме, фуражке, сапогах, красивый, молодой. Мой отец, Александр Дмитриевич, очень похож на него. Перед рождением малыша дедушка стал часто мне сниться в том образе, что я запомнила по старому снимку, и просил дать ребенку его имя. В 1986 году у меня родился сын, и я его назвала в честь своего деда — Дмитрием.
Второй мой прадед, Михаил Анисимович Баскаков, тоже участник Великой Отечественной, дошел до Берлина, расписался на рейхстаге. С войны вернулся весь израненный, болел и через два года умер.
В нашей семье память о дедах и прадедах, воевавших за Родину, передается от поколения к поколению. Мы гордимся нашими мужественными родственниками. Мой сын Егор назван в честь дяди моей мамы, который погиб на войне. Ему только шесть лет, но он прекрасно знает о своих прапрадедушках Федоре и Михаиле. В День Победы вместе с нами он возлагает цветы к Вечному огню в знак благодарности людям, которые подарили нам жизнь.

Дмитрий ХЕХНЕВ

Прочитано 459 раз

Последнее от Редактор сайта

Похожие материалы (по тегу)

Другие материалы в этой категории: « Стратегия побеждать Наше — значит, лучшее! »
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии