Четверг, 11 июня 2015 11:34

Поединок с торпедой

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

Из воспоминаний бывшего военного медика Черноморского флота, волжского капитана, заслуженного работника транспорта РСФСР Василия Григорьевича Москалева

...Это случилось на Черном море в дни Великой Отечественной войны. Вражеская подводная лодка выпустила по нашему транспорту торпеду.  Первым ее заметил сигнальщик конвойного катера Васечкин.
«Торпеда!»  — крикнул он сорванным от неожиданности голосом и, опомнившись, уже спокойно доложил: «Торпеда, справа десять!» Но его крик услыхали все, кто был на палубе. Торпеда стремительно шла на небольшой глубине, и ее след был хорошо виден. Стало ясно, что громадный, нагруженный войсками и техникой транспорт не успеет уклониться. Враг рассчитал точно.
Лучше всех об этом мог судить командир катера старший лейтенант Синявин. Секунду-другую он вглядывался, что-то прикидывал, затем приказал своим обычно немного скучным голосом: «Право руля!» Рулевой Лучкин автоматически повернул штурвал. Катер покорно описал полукруг и пошел наперерез торпеде. «Так держать!» — все, кто  был на палубе, поняли: командир хочет подставить катер под удар торпеды. Другого выхода нет. Пусть лучше погибнут малый катер и два десятка людей, чем громадный транспорт… Жить осталось не более минуты.
У сигнальщика Васечкина похолодело сердце. Старший лейтенант Синявин не пользовался  особым расположением начальства. Но у него было два ордена Красного Знамени, которые он не носил. Ходили слухи, что у Синявина личное горе: дети, мальчик и девочка, остались без мамы. Что-то случилось с женой. И матрос Васечкин, вспомнив об этом, поглядел на Синявина с участием. Уж не с отчаяния ли пошел он на смерть и повел за собой всех? Васечкину стало жаль себя до слез, ведь его ждали на берегу мама и Галя.
Броситься за борт! Он плавает хорошо, выплывет, подберут, спасут. Катер взорвется. Зачем же гибнуть всем. Будто почуяв неладное, капитан внимательно посмотрел на Васечкина. И все же, задыхаясь, чувствуя, как немеют ноги, сигнальщик остался возле командира.
Рулевой Лучкин, автоматически переложив руль, лишь потом сообразил, что он сделал. Сам, своими руками развернул катер навстречу торпеде. А стоит повернуть штурвал — совсем малость, чуть-чуть, незаметно — катер проскочит, торпеда пройдет мимо. Он останется цел, будет жить! Жить подлецом! Кровь ударила в голову от этой мысли. Лучше смерть! С пылающим лицом рулевой впился в штурвал. Уж если взорваться, то скорее!
Командор Букин стоял на корме у заряженного бомбомета. Ему нравилось глушить подводные лодки глубинными бомбами. Быть может, торпеду удастся расстрелять — она идет почти по верху. Авось выйдет! «Лево руля!» — раздался спокойный голос  Синявина. Катер лег на один курс с торпедой. «Начать бомбометание!» — слова командира прозвучали отрывисто, и рука командора Букина рванула шнур бомбомета.
Тяжелая глубинная бомба шлепнулась почти рядом с торпедой. Глухой взрыв высоко вздыбил воду. Огромной обезумевшей рыбой торпеда взметнулась вверх и исчезла в волнах. Командир снял фуражку и вытер ладонью лоб, который был весь покрыт каплями пота.
Потом друзья-офицеры на базе хвалили его за маневр, обеспечивший уничтожение торпеды и сохранение транспорта с большим количеством солдат на борту и боевой техники. На что он отвечал кратко: «А что такого?»

Подготовил Геннадий КУЛАКОВ. Фото из интернета

Прочитано 506 раз

Последнее от Редактор сайта

Похожие материалы (по тегу)

Другие материалы в этой категории: « Выстрел из прошлого Самые быстрые и сильные »
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии