Четверг, 11 июня 2015 12:10

Потомственный механик

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

Одним из ярких послевоенных впечатлений для Евгения Николаевича, когда ему едва исполнилось десять лет, стали маленькие аккуратные стульчики со спинкой, которые ему с братом сделал в столярке сосед. Еремины жили на Ветлуге, славившейся мастеровым и речным людом. А другим — плоты, что водил по воде отец, бравший с собой на буксир сына

Детская память не удержала картины военного времени: когда наступил мир, младшему Еремину было всего несколько годиков. О той непростой, предшествующей его рождению жизни, он узнал из рассказов родителей. Все родственники Евгения, начиная от деда Никандра Ивановича, работали на флоте. У самого старшего Еремина была собственная баржа, за что он и поплатился: вместе со всей семьей раскулаченного деда выслали в Пермский край строить Красновишерский бумкомбинат.
В 30-е удалось вернуться обратно — в родную воскресенскую деревню Задворку. Отец, Николай Никандрович, бывший в ссылке, какое-то время трудился на земле, в 1936 году (к тому времени дети кулаков были восстановлены в правах) его взяли в Ветлужское агентство на небольшой пароходик. После службы на Дальнем Востоке, куда он был призван в армию, снова устроился на флот, уже окончательно, трудился групповым механиком. В войну вместе с супругой, которая работала у него первым помощником, снабжал различными товарами Горьковскую и Костромскую области — в общем, все северное Поветлужье.     
— Послевоенные годы тоже были трудными, — вспоминает Е. Н. Еремин, — но мы не нищенствовали, отец в то время плавал по Ветлуге на газоходе, который работал на древесных чурках, и, как мог, обеспечивал семью, которая увеличилась до пяти человек (у меня появились два младших брата). Затем спускал плоты по реке до Покровского. Это я уже  наблюдал сам, когда мама отпускала к отцу на буксир. Обычно после того, как в огороде дел становилось меньше. Правда, тогда в силу своего возраста я больше мешал взрослым, чем помогал. Но после десятилетки не видел иного пути, как пойти в Горьковское речное училище. Поступил на судомеханическое отделение. Было это в 1960 году, ровно 55 лет назад. Но свой флотский стаж исчисляю с 1962-го, когда пришел на практику в Волжскую РЭБ и на меня завели трудовую книжку.
Далее судьба потомственного механика складывалась, как и у многих других речников. Одну навигацию отработал мотористом на «ОТ-830». Это еще на практике. Но именно тогда принял решение остаться после окончания училища в Волжском: и место понравилось, и люди. Сюда же вернулся после армии — служил три года в Германии радиотелеграфистом (демобилизовался в должности начальника радиостанции).
После службы сначала трудился на «Дунайских» третьим помощником капитана — третьим помощником механика,  затем на «Волго-Донах», первым из которых был 5002-й. А больше всего запомнилась работа сменным капитаном на «Озерном-89», двухвинтовом буксире проекта Ч-800, построенном в словацком городе Комарно. По словам
Е. Н. Еремина, к тому времени (к середине 80-х) уже были и опыт, и командная должность, и добрые отношения с людьми. Экипаж подобрался хороший, уравновешенный, работа ладилась. Когда судно поставили на холодный отстой, Евгений Николаевич перешел сменным капитаном — первым помощником механика на «Волго-Дон-5012». С него и сошел на берег, выйдя в 1998 году на пенсию. Времена тогда были не самые лучшие, флот стоял, не то, что раньше, — до ста судов собиралось на зимовку.
Пережили и этот период. С 2000 года Еремин отработал пятилетку инженером по охране труда Волжской БТОФ, а потом занялся любимым делом — механическим.  Каждый межнавигационный период помогает специалистам самой южной базы Волжского пароходства (времени на подготовку к весне здесь отводится немного) по технической части. Все лучше, как пошутил он при встрече с нами, чем бездельничать зимой на диване. Перед самым выходом флота в Волжском мы застали Евгения Николаевича в плавучей мастерской за ремонтом навесных механизмов для главных судовых двигателей.    
— Конкретно занимаюсь масляными и водяными насосами с Г-60, — уточнил он, нехотя отрываясь от закрепленного в тисках механизма. — Дело знаю. Столько лет уже на флоте, буду работать, пока нужна моя помощь и позволят силы. Флот для меня — вся жизнь.
Насчет зимнего безделья Евгений Николаевич, конечно же, лукавил. Не один год  он являлся заместителем председателя совета ветеранов Волжской БТОФ и сейчас  вместе с Зинаидой Владимировной Караваевой, специалистом по кадрам, и Альбертом Александровичем Шевяковым, тоже из капитанов, продолжает руководить этой организацией. А забот и дел в ней хватает! Работа эта чисто добровольная, и потому очень важно, как считает руководитель профсоюза плавсостава Волжской БТОФ Виктор Михайлович Стабров, чтобы у человека было внутреннее желание заниматься ей. Проявлялась активная позиция. Еремин и здесь приобрел опыт.
А отдушиной от всех дел для него является активный отдых на дачном участке. Садится в конце апреля на «семерку» (какой же механик без машины!) и — к грядкам с клумбами до конца ноября. Кроме овощей и ягод Евгений Николаевич выращивает розы, их у него около тридцати кустов. Радуют хозяина и окружающих людей. Речник и на земле должен стоять крепко. Эту истину механик Еремин хорошо усвоил еще в детские годы на далекой теперь Ветлуге.

Александр РАЙНИЧ. Фото Владимира ЮЖАКОВА

Прочитано 618 раз

Последнее от Редактор сайта

Похожие материалы (по тегу)

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии