Пятница, 10 июля 2015 10:54

Творческая лаборатория Ростислава Алексеева

Автор
Оцените материал
(2 голосов)

Думать посредством рисунка, когда рука ведет линию параллельно зарождающейся мысли, для выдающегося конструктора современности Ростислава Алексеева — создателя крылатых кораблей и экранопланов — новых типов судов, опередивших свое время, было естественным. И даже когда-то мечталось создать книгу «Жизнь в рисунках». 35 лет спустя после ухода Ростислава Евгеньевича из жизни мечта сбылась

Нижегородское издательство «Кварц» выпустило в свет книгу, не похожую на другие: по сути, творческую лабораторию конструктора, зарождение его замыслов — наброски, рисунки, фрагменты планов и чертежей, схем и карандашных заметок («Альбом-каталог»). Во второй части книги, озаглавленной «Эпизоды», представлены рисунки из жизни (с ее порой экстремальными поворотами) Ростислава Евгеньевича. Практически это иллюстрированные мемуарные записки с комментариями его дочери, Татьяны Ростиславовны, одного из авторов книги. Ее соавтором стала Ольга Ивановна Наумова — главный редактор издательства «Кварц». Книга опубликована при поддержке министерства промышленности и инноваций Нижегородской области, что весьма символично и внушает надежду на возрождение скоростного флота.
Альбом-каталог открывает раздел «Яхты», которыми Алексеев увлекся, когда был еще очень молод, сохранив на всю жизнь это увлечение и как спортивное, и как конструкторский поиск. Яхта «Черный пират», сделанная по чертежам и руками Ростислава, уверенно обогнала всех участников соревнований, в ряды которых Ростислав сразу вошел полноправным спортсменом, а позднее завоевал не только многочисленные призы, но и почтительное звание адмирала. Сохранились его подготовительные планы и наброски будущих водных сражений, из большинства которых он выходил победителем.
Еще в студенческие годы появились у Ростислава Алексеева рисунки и наброски чертежей, так или иначе связанные с будущими судами на подводных крыльях. Он называл их «фантазиями», зарисовывая на чем попало: клочках бумаги, в тетрадях и блокнотах. Идея его дипломного проекта по созданию «глиссера на подводных крыльях» оказалась жизнеспособной и перспективной: в ней — истоки всех будущих направлений и принципов его конструкторской работы.
Война заставила переосмыслить назначение судна: молодой конструктор на основе своего дипломного проекта начал работать над созданием военного катера на подводных крыльях, имевшего ту же сигарообразную форму, что и глиссер, а также глубокопогруженные крылья. На обратной стороне итогового рисунка — надпись Алексеева: «Наперекор здравому смыслу. На двух ногах, на двух крыльях.1943».
В книге представлены эскизные поиски принципиально новой схемы подводных малопогруженных крыльев, обладающих саморегулированием подъемной силы. В начале 1980-х годов зарубежные специалисты назовут этот впервые в мире достигнутый эффект «Эффектом Алексеева». Можно проследить и этапы рождения будущего облика «Ракеты» — первого в мире пассажирского судна на подводных крыльях (с авторским дизайном, также не имеющим аналогов). Потом были «Метеор», «Волга», «Комета», «Спутник», «Вихрь», «Чайка», «Буревестник»…
В 1966 году много шума наделало обнаружение с американского спутника самого большого в мире летательного аппарата — корабля-макета КМ, прозванного «Каспийским монстром». Экранный эффект был открыт Алексеевым в 1947 году при испытании катера А-8 (название «экраноплан», придуманное им же для удивительных летающих судов, появилось позднее). И хотя экранопланы создавались в чрезвычайно секретных условиях (до сих пор многие рабочие записи и зарисовки Алексеева, связанные с этой темой, недоступны), в книгу удалось включить эскизы-рисунки по трем направлениям различного применения экранопланов: научно-исследовательские и учебно-тренировочные (СМ и УТ), военного назначения («Орленок»), пассажирские, или суда на динамической воздушной подушке («Волга-2», один из последних прижизненных эскизов Алексеева).
Комментарии Татьяны Ростиславовны Алексеевой к рисункам отца в разделе «Эпизоды» интересны тем, что они, отражая какие-то случаи из его жизни, многочисленные увлечения (мотоциклом, лыжами, например), открывают нам конструктора с иной, малознакомой стороны. «Подписи под рисунками мне также дороги, — пишет в своих комментариях Татьяна Ростиславовна, — потому что отражают то настроение, с которым отец брался за карандаш. Он обладал замечательным чувством юмора и умел передать его в рисунке и подписи».
На одном из рисунков 1974 года Алексеев изобразил себя, казалось бы, в привычной позе — в раздумьях за рабочим столом, но стоящим… на экраноплане «Орленок» напротив ниши, которая образовалась после аварии, когда внезапно на полном ходу у экраноплана отломилась кормовая оконечность (на борту в то время кроме экипажа находилась приемная комиссия, но никто из людей не пострадал). Подпись под рисунком «Что делать? Хвоста нет» вполне отражает тогдашнее настроение Ростислава Евгеньевича, а вот стол на экраноплане — аллегория, виртуальная реальность. Как вспоминала дочь, что, когда все люди из комиссии покинули летательный аппарат, отец еще долго оставался внутри, решал, как быть дальше, обдумывал причины аварии.
Завершают раздел «Эпизоды» рисунок (подписанный «Иногда мечты») и картина маслом «Мечта». В душе Ростислав Евгеньевич всегда оставался романтиком и мечтателем, любил музыку, красоту, природу, в которой черпал силы, так необходимые творцу для реализации своих идей.
Издание «От замысла к воплощению», заслуженно отмеченное дипломом номинанта Всероссийского конкурса «Лучшие книги года», — своего рода музей творческой лаборатории выдающегося конструктора и человека Ростислава Евгеньевича Алексеева, тем более что в Нижнем Новгороде такового до сих пор, увы, нет.

Татьяна ШУКОВА. Фотоиллюстрации из книги «От замысла к воплощению»

Прочитано 740 раз

Последнее от Редактор сайта

Похожие материалы (по тегу)

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии