Пятница, 10 июля 2015 11:16

Капитаны кораблей, рыцари удачи…

Автор
Оцените материал
(3 голосов)

Кто из мальчишек Паркоммуны не мечтал стать капитаном? А вот Александр Александрович Громов не только мечтал, но и воплотил свое детское заветное желание в жизнь

Речник начинается со… швабры
Отец, Александр Яковлевич Громов, прошедший Великую Отечественную войну, не плавал, но работал в отрасли — на судоремонтном заводе «Память Парижской коммуны». Так что разговоры в доме все равно были о флоте.
Путевку в жизнь, а вернее, в речную профессию, Александру, как и многим затонским мальчишкам, дали Юрий Васильевич Мидов и Инесса Николаевна Веллинг, организовавшие в поселке клуб юных капитанов. Они немало сделали для воспитания будущих капитанов и механиков. Каждый год летом Ю. В. Мидов несколько человек брал с собой на теплоход «Капитан Рачков».
— Запомнил навигацию 1969 года, — Александр Александрович Громов с удовольствием возвращается в прошлое. — Мы на борту были не пассажирами, а плавсоставом. Стояли полностью вахту: одну — в рубке, другую — матросом на палубе. Отлично знали, что такое швабра и как ею орудовать. Так что когда в 70-м поступили в Горьковское речное училище, по сравнению с остальными курсантами мы, воспитанники клуба, выглядели настоящими морскими волками.
Еще одна навигация осталась в памяти Громова — в 73-м на «Волго-Доне-5027». Семь месяцев ходил на судне рулевым-мотористом. До сих пор помнит весь экипаж по именам-отчествам. Из плавания привез два альбома фотографий: практикант с корфака политеха запечатлевал буквально все мгновения жизни дружного экипажа. Побывал тогда в самых разных местах — на Волге, Дону, Каме, Балтике.
Из этой памятной навигации будущий командир вынес для себя урок: в сплоченном коллективе работа спорится. И когда Громов сам стал капитаном, на каком бы судне ни работал, первое, с чего начинал, — подбирал хороший экипаж, старался создать на теплоходе теплую, дружелюбную, почти семейную атмосферу.

Пароходы белые, пароходы быстрые. Пассажирские
И вот подошел день окончания речного училища. Громова по распределению направили в Красноармейский затон, на грузовой флот. А сам он мечтал всегда только о пассажирских судах. И тут-то проявился его командирский твердый характер. Ни уговоры, ни взывания к комсомольской совести не помогали. Обращались к его сознательности: Александр в училище все четыре года был комсоргом группы, его за глаза даже называли комиссаром. И тогда строптивого выпускника в наказание определили в рядовой состав — хотя все-таки на пассажирский теплоход. Целый год он работал рулевым на «Волхове».
Но уже в следующем, 1975 году, срок «кары» закончился — и третий штурман Громов ступил на палубу другого судна — знакомого с детства «Капитана Рачкова». Вернулся туда, откуда начинал. В коллектив влился сразу: практически всех знал еще со времен клуба юных капитанов. И опять Александра Александровича выбрали комсоргом.
Жили комсомольцы интересно, весело. Капитан Ю. В. Мидов к молодежи относился с пониманием. Со шлюзов на пути в столицу отпускал на экскурсии, в театры, цирк. Билетами обеспечивал Московский баскомфлот. На стоянках играли с экипажами других теплоходов в волейбол, футбол.
Шесть лет пролетели незаметно. А. А. Громов продипломировался на второго штурмана, пришлось перейти на другое судно — «Комарно», к капитану Геннадию Арсентьевичу Крайневу. К тому времени Александр Александрович стал опытным судоводителем. В профессиональном плане его многому научили и Мидов, и Крайнев.
Три года на «Комарно», два — на «Дмитрии Донском» пассажирским помощником. Трехпалубник ходил на линии Москва — Ростов. Маршрут длительный — 20 суток, так что дел пассажирскому помощнику хватало: за столько дней у отдыхающих возникало множество самых разных вопросов и проблем.
И почти два десятка лет жизни отданы теплоходу «Яков Свердлов». На нем Громов проработал старпомом с 1986 по 2001 год, до 2004-го — капитаном. Как он шутит, младшего сына привел на судно трехлетним малышом, а ушел тот вторым помощником механика. Многое, конечно, связано было с «Яковом Свердловым», и расставался с ним Александр Александрович, как с родным.

Мне бы шашку да коня!
Вместо очередного теплохода Громову предложили другое место работы, «сухопутное» — директором Жуковской БТОФ. Согласился только в обмен на обещание назначить на первое же освободившееся пассажирское судно. И с головой окунулся в новые обязанности: спокойно сидеть на тепленьком местечке, терпеливо дожидаясь вакансии, — не в его характере.
— Я сразу пообещал, что буду работать честно, — отношение к труду у Александра Александровича не зависит от места работы. — Два раза флот принял после навигации, два раза выпустил. База обслуживала 23 теплохода. Много проблем было с трехпалубниками. Суда старые, в их ремонт приходилось вкладывать большие деньги. Продали их — надо решать вопросы с трудоустройством плавсостава. Пришли четырехпалубники из Питера — где набрать экипажи? В общем, беспокойная должность. Выпустили флот в навигацию, ну, думаю, время появится наконец на рыбалку съездить. И тут началось: кто якорь потерял, у кого рули заклинило, механика снимают — замену ищи… Так на рыбалку ни разу и не попал.
Действительно, Громов не сидел сложа руки. Хоть и недолго поработал он на Жуковской БТОФ, но успел сделать немало. Старую котельную сломали, перешли на автоматическую систему отопления. Одну трубу только убрать чего стоило! Оборудовали участок испытания спасательных средств. Здание караванки отремонтировали.

Бегать не можешь — ходить научим
И вот в 2006-м появилась вакансия на теплоходе. Правда, завидовать новому капитану никто бы не стал. «Федор Шаляпин» — судно в техническом отношении проблемное, да и после аварии только.
— Ничего, — не унывал капитан Громов, — чем труднее, тем интереснее. Осмотрели судно: в машине живого места нет. Что ж, раз бегать не может, хоть ходить научим. За восемь лет столько сил и нервов сюда вложено! Может, поэтому у экипажа и отношение к «Федору Шаляпину» особое. Ведь для матери больное дитя всегда дороже. Частичку души оставил на судне, тяжело прощаться было, когда его поставили на отстой. Перед навигацией старпом А. Е. Антипов, который со мной перешел на «Семена Буденного», сходил на «Федора Шаляпина», говорит: как дома побывал. А я поэтому и не хожу на него.
После того как теплоход встал на отстой, Громову предложили должность капитана-наставника. На берег, в кабинет? Нет, ни за что! Уж лучше в резерв. Но до этого дело не дошло — назначили капитаном «Семена Буденного».
Долго привыкать к новому теплоходу не пришлось: проект такой же, экипаж на две трети «шаляпинский». Через некоторое время коллектив перестал делиться на «буденновцев» и «шаляпинцев», а стал единой дружной командой. И туристы обращают внимание на то, что на теплоходе какая-то особая — семейная, добрая — атмосфера.
Свой юбилей Александр Александрович встретил на трудовом посту — у штурвала, во время ростовского рейса. Маршрут не самый простой, да и неожиданное маловодье на Дону в этом году создает судоводителям море проблем. Но и здесь капитан Громов верен своему жизненному принципу: чем труднее — тем интереснее. А значит, все будет хорошо.

Ирина КУКАНОВА. Фото Владимира ЮЖАКОВА

Прочитано 1145 раз

Последнее от Редактор сайта

Похожие материалы (по тегу)

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии