Пятница, 21 августа 2015 14:12

По Соловкам прямой наводкой

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

На Русском Севере западные «правозащитники» впервые появились в июне 1854 года в виде англо-французской эскадры, насчитывающей десять различных судов. Войдя в Белое море, союзники турок в Крымской войне, представлявшие самые культурные государства Европы, начали обыкновенный разбой

17 июня английские фрегаты задержали шхуну «Волга», принадлежавшую кемскому мещанину Василию Антонову и шедшую в Норвегию с грузом муки. В качестве «победоносного трофея» судно с товаром отправили в Англию. Спустя несколько дней в море были задержаны торговые люди мещанина Василия Ломова и крестьянина Филиппа Ситкина. Обогатившись таким образом, 26 июня неприятель подошел к Мудьюгу, встав у Двинского Бара — отмели в 50 верстах от Архангельска.
Так как прохода по Бару англичане и французы не знали, то принялись искать его с помощью промеров глубин. Надолго у европейцев терпения не хватило. Уже в начале июля их самые квалифицированные лоцманы признали, что мелководье Бара не позволит глубокосидящим кораблям пройти к Архангельску. И оттуда, вдоволь похозяйничав на Беломорском побережье, направились к Соловкам. В монастыре цивилизованные варвары надеялись найти несметные сокровища, а после захвата Соловецкого кремля планировали сделать крепость форпостом для дальнейшего покорения Русского Севера.
Утром 18 июля к монастырю подошли два английских фрегата «Бриск» и «Миранда», имеющие в общей сложности 60 пушек. Англичанам противостояла «колоссальная» сила в виде двух трехфунтовых монастырских пушек, построенных еще в допетровское время. Из-за обычной российской бесхозяйственности монастырь не успели как следует вооружить. Правда, был еще свой оружейный запас. В него входили пушки, появившиеся на свет аж в XVI веке. При попытке установить их на стену они просто разваливались на части.
Несмотря на все трудности, воинская часть монастыря, состоявшая из 48 инвалидов (солдат, списанных со строевой службы), не испугалась англичан, приготовившись к обороне. Скинув рясы, им в помощь встали под ружье почти все 200 монахов.
Перед сражением на мачтах вражеских кораблей замелькали переговорные флаги. Так как монахи впервые знакомились с таким способом передачи информации, их это только развлекло. Утомившись от бесполезного выкидывания флагов, пришельцы наконец дали о себе знать двумя холостыми выстрелами из пушки. Наши артиллеристы в долгу не остались, послав трехфунтовое ядро (по размерам не больше яблока), что для англичан показалось жутким оскорблением. В течение часа враг непрерывно осыпал монастырь градом бомб.
Этот обстрел завершился практически ничем. Как писали монахи впоследствии, «ядра по крепостным стенам скакали аки мячики, не причинив почти никакого вреда. Лишь покосилось набок здание гостиницы «Архангельская».
Больше пользы было от монастырской стрельбы. Скрывшиеся в кустах защитники огнем из допотопных ружей отвлекали «миротворцев» от крепости. А «трехфунтовая батарея» так удачно ударила по «Миранде», что сделала в ней «множественные разрушения», поранив несколько человек.
С неисправным фрегатом европейцы воевать не захотели и побеспокоили монахов  лишь 19 июля в пять часов утра. В крепость прибыл посланец от главы английской эскадры Эрасмуса Омманея, потребовав сдачи крепости и ее гарнизона. Настоятель Соловецкого монастыря архимандрит Александр, собрав своеобразный военный совет из старших монахов и начальника инвалидной команды прапорщика Никоновича, ответил отказом.
Бомбардировки продолжились, но не нанесли существенного урона. Все повреждения архимандрит Александр пообещал исправить за несколько часов. Из людей никто не пострадал и даже не был ранен. Поняв бесперспективность своих военных действий, 20 июля эскадра снялась с якоря. Уязвленное самолюбие европейцев нашло выход в разграблении на соседнем с монастырем Заяцком острове часовни Андрея Первозванного, поставленной здесь еще Петром Первым.
Далее захватчики громили все, что попадалось им на пути: забирали скот, жгли и грабили береговые поселения, встречая порой сопротивление. Так, у села Пуршлахта отряд из 23 вооруженных крестьян, вступив в бой с сотней англичан, сумел нанести ему потери. Европейцы же опять ни в кого не попали.
Окончательно англичане и французы ушли с севера России в конце навигации 1855 года. История повторяется, но выводы, как правило, остаются прежними. Особенно для тех, кого она ничему не научила.

Константин ТАРАКАНОВ. Фото Владимира ЮЖАКОВА

Прочитано 476 раз

Последнее от Редактор сайта

Похожие материалы (по тегу)

Другие материалы в этой категории: « На одной волне творчества На все руки не от скуки »
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии