Пятница, 04 сентября 2015 13:13

Три кита волжского гостеприимства

Автор
Оцените материал
(1 Голосовать)

(Окончание. Начало в № 17)
Немаловажную часть речного путешествия составляет радушный прием в городах по маршруту круиза. Мы разговорились о предпочтениях отдыхающих с администратором Людмилой Михайловной Матвеевой. С ней первой возвращающиеся с экскурсий люди делятся своими эмоциями. Нравятся пассажирам поездки в Свияжск, в дельту Волги. Город-остров поражает своим необычным расположением и историей, дельта — экзотической природой: цветущие лотосы, цапли. После экскурсии в Семикаракорск пассажиры поднимались на борт не только с яркими впечатлениями, но и с изделиями художественных народных промыслов, приобретенными на керамическом заводе.
В восторге гости остались от рейса Нижний Новгород — Ростов-на-Дону — Астрахань. Маршрут длительный — семнадцать с половиной дней, но настолько насыщенный интересными экскурсиями, «зелеными» стоянками, увлекательной жизнью на борту, что туристы чуть не со слезами на глазах прощались с гостеприимным теплоходом.

Не было бы стоянки, да маловодье помогло
В навигацию-2015 ростовский рейс получился особенным. Из-за маловодья до станицы Константиновской теплоход не дошел.
— Стали думать, что же делать, — рассказывает капитан «Константина Короткова» А. В. Силантьев. — В Волгодонске пассажирского причала нет. В Ильевке три дня стоять? А поехали в Романовскую! Переговорили с руководством «Водохода», со всеми службами. Меня только предупредили: там оборот надо делать. Пароход — умница. Конечно, сделаю. Дошли до Романовской, развернулись. Эхолотом померил глубину — 3,5 метра, причал хороший. Представляю удивление местных жителей: утром проснулись, а у берега теплоход стоит.
Туристы и не заметили, как пролетели полтора дня стоянки: так тепло их принимали в станице. Встречал казачий хор, затем экскурсия по станице с посещением православного храма святого архангела Михаила, вечером — гулянья в парке. А на следующий день гостей ждал сюрприз с местным колоритом — казачья свадьба со всеми традиционными обрядами.
В Романовской всем понравилось, даже автобусная экскурсия в Ростов-на-Дону показалась менее привлекательной, чем прием в станице. Градус радостного настроения повысило и наличие рядом с причалом фирменного магазина цимлянских вин. К концу стоянки полки торгового центра опустели: туристы за полтора дня сделали магазину, наверное, годовую выручку.
В последнее время администрации многих небольших городков поняли, что с помощью туризма можно поправить дела с дефицитом бюджета. Так, в Ильевке разбили парк Победы: облагородили территорию, установили памятники атаману Платову, Кутузову и другим полководцам. Туристы гуляют, фотографируются.
— Раньше тон задавали города Золотого кольца — Ярославль, Кострома, — продолжает тему Александр Владимирович. — Сейчас самая красивая стоянка на Волге — Чебоксары. Чистота, благоустройство. Картинка! Стесняешься сигарету мимо урны бросить. В Астрахани прекрасную набережную построили — с фонтанами, цветниками. У завода Урицкого появились плантации лотоса: не надо в дельту ездить, от теплохода отошел — и любуйся экзотикой.

Спасибо, капитан, за новую стоянку
На Дону воды нет — плохо, на Каме от Камбарки до шлюза Чайковский есть — тоже плохо: сильное течение. Но капитана туристического теплохода волнуют проблемы не только судоходства, но и разно-образия круиза.
Как-то задумался А. В. Силанть-ев, что однообразный рейс получается из Чайковского в Воткинск. А на маршруте есть удмуртский городок Сарапул, откуда всего час до Ижевска — можно организовать автобусную экскурсию. Капитан разузнал у диспетчера и коллег-судоводителей, как там с водой (маневры при подходе его не пугали). И вскоре «Константин Коротков» высадил туристов на сарапульский причал. После экскурсии по городу благодарили: «Спасибо, капитан, за новую стоянку!»
В экипаже теплохода вообще говорят, что им везет с пассажирами. Так, в Чебоксарах при отходе поднялся навальный ветер, целый час отойти никак не получалось. А в это время начался капитанский ужин — без капитана, который не мог в такой ситуации покинуть рубку. Никакого недовольства туристы не высказали, все поняли и, когда
А. В. Силантьев все-таки пришел, зааплодировали.
Трудным для судоводителей, интересным для пассажиров оказался ростовский рейс. Следующие круизы теплоходу предстояли волжские — в Казань, Волгоград.
— Когда с Волго-Донского канала выходишь на астраханский плес, неважно, сложные там путевые условия или нет, — замечает Александр Владимирович. — Как только Волгу увидишь — душа поет: домой возвращаешься.
Такие же теплые чувства связаны у него и с Волгоградом. Правда, в этом году из-за нерасторопности местных властей майские рейсы туда оказались на грани срыва. Из-за аварийного причала город-герой в год 70-летия Победы не принимал теплоходы с ветеранами! Потом поставили понтон.
И к традиционному ритуалу возложения цветов на воду в память о погибших в Сталинградскую битву у А. В. Силантьева особое отношение. На «Константине Короткове» эта церемония расписана по минутам. Теплоход не просто идет по судовому ходу, а пассажиры бросают цветы. В нужное время капитан поворачивает нос судна на Мамаев курган, и цветы плывут по реке, не попадая под винты.

Из породы романтиков
Уважение к этому ритуалу Александру Владимировичу привил отец. Владимир Порфирьевич Силантьев в войну практикантом участвовал в Сталинградской битве. Выжил, стал судоводителем, ходил на пассажирских судах. Как-то раз в гости к отцу приехали братья, сделали групповой снимок. На фотографии в форменной одежде сидят рядышком летчик, шофер, железнодорожник и речник — представители всех видов транспорта.
В начале 50-х родители уехали осваивать северные реки. Александр родился на речке Колыме.   Все детство провел на судах, только уже на Волге. В детсад его не водили: оттуда он сбегал на пароход. В начальных классах учебный год для него был коротким: весной с началом навигации — уже на судно, а 1 сентября он еще с родителями в плавании. Отправили его однажды летом в турлагерь на Линде. Две недели без реки, без волжских просторов, как он сам говорит, «еле выжил».
Когда Александр подрос, родители оставляли его дома с сестрой (она на семь лет старше) под присмотром соседки. И ничего, одни справлялись, самостоятельными выросли.
После школы в 1971 году А. В. Силантьев поступил в ГИИВТ. На судовождение набирали 50 человек, конкурс — восемь человек на место. А он оказался 51-м, целый год числился кандидатом, но учился отлично. В группе у них оказались разные ребята: человек семь — дети речников, выросшие на флоте, а кто-то  реки в глаза не видел. Всех объединяла романтика.
Окончив вуз, молодой третий штурман попал на Каму — на теп-лоход «Федор Гладков». После навигации ушел в армию. Военную службу проходил в Челябинске. До этого Александр Владимирович летом никогда не оставался в городе, а тут жара плюс сорок (зимой — минус сорок). Без реки он буквально задыхался, как рыба без воды.

Школа легендарных капитанов
Армию отслужил достойно, вернулся в 1978-м на флот и попал… опять в армию. Так Силантьев называет работу на дизель-электроходе «Ленин» под началом Владимира Андреевича Кириллова. У легендарного волжского капитана царила жесткая дисциплина, командир отдает приказ — отвечают: «Есть!»
— Почти всему, что знаю и умею как судоводитель, я научился у него за два года, — с благодарностью вспоминает своего наставника
А. В. Силантьев. — Строгий капитан Кириллов был прекрасным человеком, умным, начитанным. Если получали от него выговор, знали, за что. Возглавлял художественную самодеятельность команды, первым придумал давать концерты туристам. Его любимый девиз — «И «Ленин» всегда впереди!» Это было нетрудно претворять в жизнь — на дизель-электроходе трудился замечательный экипаж: старпом Владимир Сергеевич Батялов, механик Андрей Павлович Спирин, электромеханик Павел Иванович Ершков.
Александру Владимировичу вообще везло с капитанами. После «Ленина» он перешел вторым штурманом на «Карл Либкнехт» тоже к легендарному речнику — Юрию Алексеевичу Потапову. Флегматичный, спокойный, и не скажешь, что кудесник управления судном. Силантьев старался на маневрах всегда присутствовать у капитана в рубке. Смотрел, учился, завидовал, как легко тот обороты делает, швартуется. За четыре года работы в совершенстве овладел навыками управления трехпалубниками.
У Кириллова и Потапова Силантьев прошел отличную школу. Так что когда в 84-м предложили перейти старпомом на теплоход «Космонавт Гагарин», пошел смело. А затем — вот поворот судьбы — капитаном вернулся на «Карл Либкнехт».
В смутные 90-е годы, чтобы не расставаться с флотом, Александру Владимировичу пришлось поработать и сменным капитаном на грузовом судне, и капитаном резерва, и дежурить в караванке, и уйти вместе с «Космонавтом Гагариным» к другому владельцу. Но все это миновало, и в 2007 году капитан Силантьев принял четырехпалубник «Константин Коротков»:
— Теплоход прекрасный: «немец» 301-го проекта. Имя — еще прекраснее. Константина Константиновича я знал лично. Помню, как он вручал мне в 1987 году грамоту как лучшему старпому пароходства, руку жал. Экскурсию в рубку я всегда начинаю словами о том, что, переименовав «Советскую Россию», увековечили память замечательного человека и гражданина.
Речной закон: порядок на судне — порядок и в «тылу». Супруга капитана Силантьева, Любовь Вячеславовна, долго работала вместе с мужем. Сейчас нянчится с внучкой Таисьей. Дочери, Юлия и Оксана, окончили ВГАВТ с «красным» дипломом, работают на берегу.
Александр Владимирович — человек любознательный, в свободное время в круизах старается увидеть и узнать что-то интересное. Возвращается домой после навигации и делится впечатлениями с родными, а иллюстрируют его рассказы многочисленные фотографии, две из них, «донские», мы сегодня публикуем.

Ирина КУКАНОВА. Фото Владимира ЮЖАКОВА

Прочитано 777 раз

Последнее от Редактор сайта

Похожие материалы (по тегу)

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии