Пятница, 02 октября 2015 10:33

Жизни своей рулевой

Автор
Оцените материал
(1 Голосовать)

Когда началась война, Шуре было шесть лет. Отца забрали на фронт, а маму мобилизовали на заготовку песка для автозавода. Масленниковы жили километрах в 40 от Горького, в селе Безводное Кстовского района. Рядом с ним — большая песчаная Семенова коса. К карьеру по Волге подводили баржи, к которым на тачках женщины везли песок

— Мама вставала на работу в четыре утра. Меня брала с собой — дома не с кем было оставить, — вспоминает Александр Николаевич. — Переезжали на лодках через реку на песчаную косу: там я и играл сам с собой и маме помогал по мере сил. Когда надо было перевозить через Волгу вторую смену рабочих, перегонял лодки. Силенок, конечно, было маловато — лодки сносило течением. Запомнилось, как однажды шел пароход «Страж революции» с мужчинами, призванными работкинским военкоматом, и женщины, узнав об этом, из карьера с криками и плачем бросились к другому берегу…
А у будущей Шуркиной жены отца на вой-ну не взяли: семеро детей в семье, сам болен — порок сердца. Выписали было Романа Михайловича из больницы домой — умирать, но медсестра по имени Августа стала приходить и делать уколы — спасла. Ее редким именем и назвал отец дочку. С Августой Герасимовой Шура Масленников как подружился в третьем классе (жили на разных концах большого села), так и обрел верную спутницу всей жизни.
В школьные же годы старшина бакенщиков Владимир Федорович Ремизов как-то сказал отцу подростка:
 — Шурка у тебя все равно на Волге пропадает, рыбачит. А у меня брат Иван заболел. Может, он маленько поработает?
Вот так и стал юный волгарь осваивать свою первую речную специальность. Гудки пароходов еще с раннего военного детства, с Семеновой косы песчаной, различал. Особенно запомнился один, нежный такой, парохода «Волочаевск». Работая бакенщиком, приметливо наблюдал, как пароход буксирный баржу подводит, какие маневры делает. Тогда ведь толкачей еще и в помине не было — все на длинных буксирах делалось. Потом и сам стал с собой на реку еще одну лодку брать: привязывал ее к своей, словно это буксирный пароход ведет баржу! Позднее, когда на настоящем буксире работал, не раз вспоминал эти свои полудетские игры-тренировки…
После семилетки Шура Масленников, выросший на реке и уже не мыслящий без нее дальнейшей жизни, решил поступать в Горьковское речное училище. На диктанте завалился.
 — Опечалился сильно я тогда, — рассказывает Александр Николаевич, — вышел на Откос, поглядел на Волгу, спустился вниз. Там тогда девятый причал стоял, к которому все разъездные суденышки приставали. Пришел на дебаркадер, где на меня обратил внимание взрослый человек. Я и рассказал ему о своих переживаниях. «Пойдем к нам, на пассажирскую пристань, там тебе работу найдем, а выучиться еще успеешь, было бы желание!» — сказал. Так и получилось: это речное училище я позднее все-таки окончил.
Очень хотелось Александру попасть на пароход «Колхозница». Команда на нем была крепкая, постоянная. Но только одно место оказалось свободным — кочегара. Хоть Масленников работы никакой не чурался, а все-таки по неопытности страшно было. На выручку пришел «дядя Коля Буренин», как его до сих пор называет Александр Николаевич. Видя смятение парня, добровольно согласился перейти в кочегары, чтобы Шуру взяли на «Колхозницу» матросом. Капитан и механик поддержали...
 — На всю жизнь я это запомнил! Потом, когда ко мне обращались с какой-то просьбой, тоже старался помочь, не отмахивался, — говорит почетный ветеран речного флота.
Недолго, правда, довелось тогда на «Колхознице» поработать — на следующий год призвали в армию, в авиацию. Но, прослужив три года, вернулся в 1957-м уже рулевым на этот же пароход. Александр Масленников — один из речников, трудившихся в то время без специального образования. Немало таких было, особенно среди старых боцманов, штурманов и даже капитанов. Строились новые суда — требовались квалифицированные кадры. Для таких людей — с опытом — в Молитовке открыли двухгодичные курсы (с отрывом от производства). Окончив их, А. Н. Масленников получил диплом второго штурмана.
В апреле 1960-го был назначен капитаном-дублером на «ОМ-349». Курсы по совмещению профессий, которые тоже одолел, помогли перейти на новый теплоход «ВТУ-306» (водометный теплоход усовершенствованный пассажирский) капитаном-дублером, вторым помощником механика.
С капитаном Николаем Александровичем Ильичевым, который одобрил его кандидатуру, Масленников успел уже поработать раньше — на первом пришедшем в Горький «ОМике» — 328-м. Тогда же и с механиком Николаем Михайловичем Герасименко подружился.
«ОМ-328» памятен для Александра Николаевича еще и тем, что тогда он женился на Августе. Потом она вместе с ним одно время бортпроводницей плавала. Многолюдную свадьбу (родни-то много с обеих сторон!) играли в селе Безводное. А венчались «на горе» — в церкви села Великий Враг. После венчания, когда спустились к Волге и стали садиться в лодку, большие волны на реке поднялись. Но ничего, переплыли, хоть и вымокли.
 — Пока бежали по Безводному на другой конец села — высохли! — смеется Августа Романовна.
Вместе с мужем она уже и золотую, и изумрудную свадьбы отметила, и сына Николая речником вырастила! (Николай Александрович Масленников, кстати, недавно стал одним из победителей фотоконкурса нашей газеты «Взгляд на борт теплохода»). А Великий Враг с той белой церковью она нарисовала масляными красками…
На «ОМах» проработал Александр Николаевич до августа 1972 года, когда его назначили капитаном-дублером, вторым помощником механика на главное, пожалуй, судно его жизни — «Элисту». Хорошо знали этот небольшой юркий теплоход на еще многочисленных тогда скоростных судах (топливом, бывало, заправлял, со слипа снимал, а то и буксировал в затон при авариях). И трехпалубники выручал, когда, например, на рейде на мель садились. Отправляли «Элисту» и на реку Унжу — плоты водить. Сколько воспоминаний и историй у Александра Николаевича Масленникова с этим судном связано — в газете не рассказать, другой формат требуется!
Построенный в Великом Устюге теплоход капитан пригнал в Горький, но работать на нем по какой-то причине не стал, так что, по сути, именно Масленников — настоящий первый капитан «Элисты»! Проработал на этом теплоходе Александр Николаевич почти 34 года (из 45 лет общего трудового стажа). Экипаж, когда он на пенсию уходил, подарил ему большую фотографию судна. Под стеклом в рамке под картиной жены «Великий Враг» она теперь висит.
 — Днем ли, ночью по Волге мимо этого села проходил, — говорит Александр Николаевич, — всегда словно воочию так и видел на горе того батюшку, венчавшего нас.
Когда мы в лодку садились, он стоял и махал нам — не утоните!

Татьяна ШУКОВА. Фото из семейного архива МАСЛЕННИКОВЫХ

Прочитано 549 раз

Последнее от Редактор сайта

Похожие материалы (по тегу)

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии