Пятница, 25 декабря 2015 11:27

Кулек конфет в подарок

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

004Геннадий Андреевич КУЛАКОВ, участник Великой Отечественной войны:

— Чтобы встретить новый 1942 год, надо проводить старый — первый год Великой Отечественной войны, нарушивший мирную жизнь страны. 26 июля был издан указ о 12-м рабочем дне, отменены отпуска, введены сверхурочные работы. С августа стала действовать карточная система на хлеб (служащим, иждивенцам и школьникам устанавливалась норма 400 граммов) и другие продукты. А 29 декабря для нужд армии был введен военный налог для всех граждан СССР, достигших 18 лет, который равнялся 10 процентам зарплаты.
Декабрь памятен тем, что под Москвой началось наступление наших войск, отбросивших немцев к концу апреля следующего года на расстояние 400 километров от столицы. А до этого фашистские самолеты бомбили не только Москву, но и другие города, прорываясь сквозь залпы зениток к оборонным заводам, в том числе и в  Горьком. На нашей улице с первых дней войны было установлено ночное патрулирование жителей, следивших за светомаскировкой, сооружавших в своих огородах бомбоубежища. Утром после налетов мы, мальчишки, собирали в своих дворах осколки зенитных снарядов. Навсегда в памяти осталось особое неприятное завывание немецких самолетов. Но жизнь не замирала, зимой все свободное время мы проводили на замерзшей речке: катались на коньках, играли в хоккей. Других развлечений не было. В кино водили редко, только классами.
Зато активно участвовали в сдаче нормативов к знакам «Готов к труду и обороне», «Ворошиловский стрелок» и другим. По сей день храню знак «Юный моряк», как я считаю, открывший мне дорогу на флот, которому я отдал всю жизнь. Дело в том, что в сормовском Доме пионеров я два года изучал морское дело. Мы ходили на шлюпках, устраивали соревнования по военно-прикладным видам водного спорта. Эти навыки помогли мне в будущем стать юнгой Волжской военной флотилии и занять взрослую должность рулевого-сигнальщика.
До нового 1942 года наш класс поменял две школы — № 93 и № 82. Их отдали под госпитали, а нас перевели в центр Сормова, за четыре километра от дома. Учились в несколько смен. Теплой одежды и обуви не хватало, помню, как отморозил пальцы на левой руке. Смотреть за мной было некому — маму мобилизовали на строительство Горьковского оборонительного рубежа протяженностью 270 километров. В мерзлой земле лопатами долбили землю и рыли противотанковые рвы шириной 7 метров и глубиной — 4, сооружали сотни дзотов и огневых точек. А старший брат, Владимир, зазимовал во льдах на своем буксирном катере в районе деревни Просеки, в 110 километрах ниже города (через год он будет танкистом и закончит войну офицером). Отец, Андрей Михайлович, воевал минометчиком на Калининском фронте, он погиб в начале февраля под Ржевом.
Как сын фронтовика и активист я получил пригласительный билет на районную елку в Дом пионеров, проходившую в конце декабря. На ней за участие в играх и конкурсах заработал кулек конфет, которых не видел давно. Дома угощать было некого. Под Новый год около 11 часов вечера под звуки песни Лебедева-Кумача «Священная война» я заснул, не дождавшись поздравления Сталина советскому народу, передаваемое Левитаном.

Прочитано 376 раз

Последнее от Редактор сайта

Похожие материалы (по тегу)

Другие материалы в этой категории: « Время больших перемен! Созидатель »
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии