Пятница, 29 января 2016 16:44

Владимир КУЛИКОВ: «Работать каждый день»

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

Его рабочее утро начинается в половине восьмого, как и у всех на предприятии. Небольшой разговор с ближайшими помощниками о сделанном накануне, задачах на сегодня и дальше — обход по цехам.  А потом многие удивляются, откуда генеральный знает ситуацию на местах лучше других. Не дает слабины себе и от окружающих требует того же. Таков выработанный годами трудовой ритм. Смотреть на строящиеся суда из окна персонального автомобиля — не для него    

Селектор остался в прошлом
— Ну есть такое, — соглашается генеральный директор ОАО «Окская судоверфь» Владимир Павлович Куликов. — И не только потому, что, доверяя, надо проверять. На самом деле масса вопросов решается просто на ходу. Тому же мастеру или начальнику цеха пришлось бы для получения ответа писать бумаги, идти на прием и тратить время на то, чтобы во всем разобраться, объясняя в кабинете суть происходящего. А потом, многие вопросы правомочен и может решить только генеральный директор. Даже заместителям все равно приходится согласовывать их со мной.
Насчет же знания ситуации приведу такой пример. Был у меня один специалист. Вызываю его в очередной раз, начинаю спрашивать одно, другое. Он мне: «Владимир Павлович, откуда вы получаете информацию?» Вот оттуда ее и получаю, когда иду по предприятию, общаясь с людьми. А они могут подойти и задать самые разные вопросы: и по быту, и по зарплате, и по технике безопасности... И о недостатках говорят тоже. Такое общение очень важно для дела.
— Владимир Павлович, в апреле исполнится семь лет, как вы руководите Окской судоверфью.  До этого возглавляли завод «Борремфлот», где, по вашим же словам, работы хватало. Так как решились на переезд в Навашино?  
— Во-первых, и Волжское пароходство, к которому относится ОАО «Борремфлот», и Окская судоверфь находятся в одном холдинге. Решение принимали акционеры. Во-вторых, меня сначала направляли сюда, чтобы завершить сдаточную программу трех малазийских судов проекта 00216 «AET HAZAR», «AET SANJAR» и «AET NISSA». Контракт со мной был рассчитан до 31 декабря 2009 года. А потом пошел заказ на строительство десяти речных судов проекта RSD44, очень интересное новое дело. Так и затянуло. Какое-то время пришлось разрываться между Бором и Навашином, потом все образовалось. И дальше, как вы знаете, взялись за очередную серию — сдали двенадцать танкеров проекта RST27. Теперь вот после перерыва между контрактами снова трудимся в полную силу.    
— А что было самым трудным в первый год работы на судоверфи? Ведь предстояло сдать не только танкеры малазийской компании, но и «проблемное» крановое судно «Дубняк» военным?
—  Сомнений, что не справлюсь, не было. Эти суда начали строить до меня, нужно было организовать работу, потому что не все на предприятии верили в успех. Ну как вам объяснить? Я еще будучи директором по производству на заводе «Красное Сормово» усвоил: если руководитель стремится выполнить задачу, то он ищет пути решения и все получается. Надо работать каждый день. И больше ничего.
А тут, когда пришел, была еще селекторная связь, ящик вон стоит до сих пор. И каждый день возле него в районе девяти часов собирались руководители и задавали разные вопросы. Спрашивали: «Иван Иваныч, а ты обещал вчера вот это сделать». Тот в ответ: «Не успел». «Когда сделаешь?» «Ну, завтра». Вот так примерно было. К тому времени уже появилась сотовая связь. Распорядился отключить селектор и решать вопросы в рабочем порядке. Не та ситуация, чтобы тратить время на пустые разговоры. Кто не смог поменять стиль работы, рассчитался. Так пришли к решению, что нам ничто не мешает справиться с заказами. У людей появилась возможность заработать, у предприятия — платить больше налогов, в итоге выросли отчисления в бюджет.  

В судостроении важна перспектива
— Как выполняется сдаточная программа 2016 года?
— Напомню, что в рамках контракта, заключенного в сентябре прошлого года на Международном форуме «Нева-2015» с компанией «Балт Флот Танкер», нам предстоит построить пять судов — два наливных проекта RST27 и три комбинированных теплохода проекта RST54 (лизингодателем выступила ПАО «Государственная транспортная лизинговая компания»). Мы уже сдавали такие суда заказчикам. Далее — служебно-разъездной катер проекта 21270 для Министерства обороны РФ и пожарный буксир проекта TG­17 для ФБУ «Морспасслужба». Кроме того, довели до ума многоцелевое нефтеналивное судно с нефтесборным оборудованием проекта 92800 «Эколог», но, к сожалению, из-за отсутствия глубин отложили до весны его отправку и сдачу заказчику — Туапсинскому морскому торговому порту.
Таким образом, в 2016 году необходимо передать восемь судов. Причем сроки программы жесткие. Поскольку был перерыв в финансировании теплоходов проекта RST54, то на ход строительства накладываются сроки поставки оборудования, которые нельзя существенно сократить. Мы и так делаем все возможное. Поэтому основная нагрузка ляжет на нас после февраля, когда начнет интенсивно поступать оборудование и его придется устанавливать одновременно на трех судах — пожарном буксире TG­17, пятом и шестом по счету теплоходах RST54. Эти два и еще одно комбинированное судно строятся на судоверфи в рамках контракта, о котором мы говорили. На сегодня готовность пятого теплохода — 88 процентов, шестого — 67 и седьмого — 53.
— И это не считая выполнения заказов, связанных с понтонной тематикой. Вы заключили контракт на «ПП-2005»?  
— Да, есть финансирование, и уже начали над ним работать. Вообще, по этой тематике у нас большой гособоронзаказ. Кроме строительства понтонных парков, таких как «ПП-2005», занимаемся изготовлением и установкой рам платформ на шасси «КамАЗ». У нас трехлетний контракт, по условиям которого мы взяли обязательства переоборудовать 54 автомобиля в 2014 году, столько же — в 2015-м и 118 машин — в 2016-м. И практически справились с ним, выполнив работу досрочно. За счет собственных средств заранее закупили необходимый материал и приступили к выполнению контракта. Представляете, какой бы сейчас была нагрузка на коллектив предприятия, если бы не сделали этого. Тем более что выполняем небольшой коммерческий гражданский заказ на изготовление понтонной переправы, состоящей из 13 звеньев (четырех береговых и девяти речных). Получили нормальный аванс и работаем.  
— Кстати, по мнению руководителей ряда предприятий, при исполнении Федерального закона № 275-ФЗ «О гособоронзаказе» с учетом недавно внесенных изменений возникает немало проблем. Сказываются ли они на строительстве того же катера проекта 21270 или понтонного парка?  
— С появлением любого нового закона требуется время на его обкатку, отработку механизма исполнения и внесения в него корректив. В нашем конкретном случае усложняются процедуры поставки оборудования и материалов, согласования цены на них и так далее. В  частности, многие, даже крупные, предприятия-поставщики не спешат открывать специальные счета в связи с требованием новой редакции 275-ФЗ. Все это пока не способствует ускорению, упрощению, организации строительства. В любом случае оборонные заказы важны для нас, и мы никуда не денемся от выполнения взятых на себя обязательств.
Основная проблема в другом. Чтобы не останавливать набравший обороты заводской конвейер, надо уже сейчас работать над сдаточной программой 2017 года. Судостроители не живут вчерашним днем, для них важен задел на будущее. А пока о заключении новых контрактов говорить не приходится. Мы фактически порезали весь металл под существующие заказы, в том числе на два танкера проекта RST27 (13-й и 14-й по счету), и даже чуть-чуть на 15-й, чтобы бригада гибщиков не простаивала, а делала заготовки на перспективу. То есть вновь сработали на опережение. Почему? В свое время, когда мы разогнали конвейер на серии судов проекта RST27, то сделали больше секций, чем было нужно. И когда осенью заключили новый контракт на два танкера, это позволило значительно ускорить сроки их строительства. Так, в настоящее время фактически собраны кормовая и носовая части 13-го заказа. Под 14-й, как я уже сказал, порезан и согнут металл. Разумеется, работая на перспективу, мы ведем поиск очередных контрактов.  
давний друг лучше новых двух
— Что-то изменилось в отношении с партнерами, появились новые поставщики и среди них больше российских предприятий?   
— Да нет. Скажем, на сегодняшний проект, я имею в виду строительство серии комбинированных теплоходов, по-прежнему поставляют свое оборудование до полутора десятка иностранных партнеров. В том числе турецкие компании, с которыми мы работаем давно. Во-первых, с ними были заключены контракты по части оборудования задолго до изменения политической ситуации. Во-вторых, когда мы стали прорабатывать вопросы по смене поставщиков, то выяснили, что это повлечет за собой значительное удлинение сроков строительства. Остается надеяться, что наше государство не закроет границы и мы продолжим работать по этим контрактам.
Что касается отечественных производителей, то нам хотелось бы сотрудничать с ними. Об этом я говорил неоднократно. Но, к сожалению, многое из современного судового оборудования в России не производится. А если и производится, то по более высокой цене. Да и вопрос качества остается актуальным. Нет своих двигателей, котлов и других основных механизмов. Можно сколько угодно говорить об импортозамещении, но если слова не подкрепить финансированием, ничего не произойдет. Нужна целевая федеральная программа по поддержке отечественной промышленности.
— Наподобие Федерального закона № 305-ФЗ, предусматривающего меры по  поддержке российского судоходства и судостроения?
— Если говорить о той его части, предоставляющей преференции российским компаниям, строящим новый флот на отечественных верфях, и самим предприятиям, например, в виде льгот по таможенным платежам за оборудование. Это дало толчок развитию судостроения. Но так и не оправдало ожиданий положение о создании на территории верфей промышленно-производственных особых экономических зон, предусмотренных
305-ФЗ. Мы два с половиной года потратили на то, чтобы добиться статуса резидента ОЭЗ, предусматривающего льготное налогообложение и в конечном итоге снижение себестоимости нашей продукции, а толку нет. Кстати, с его получением на Окской судоверфи можно было бы разместить производства по выпуску судового оборудования и комплектующих.
— Проектанты сегодня не сдерживают работу судоверфи?
— Здесь ситуация нормальная, так как мы делаем старые проекты. По новым — вопросы есть. На мой взгляд, это беда даже не самих проектных организаций, а нашего менталитета. Понимаете, во многих странах заказчики не стремятся каждый раз построить теплоход лучше, чем у соседа. У нас именно так. Например, сейчас мы строим одни суда, а в проработке у проектантов появились другие, чуть шире, чуть длиннее, перевозящие на 100 тонн груза больше. Для заказчика, может быть, в этом есть резон. А для нас — определенные трудности, связанные с головным заказом. Мы не живем в состоянии долговременного строительства определенной серии.  
— Своевременно проведенная на судоверфи модернизация позволяет строить в год по восемь — десять теплоходов. Понятно, что сейчас не та ситуация, чтобы при нынешнем курсе рубля приобретать дорогое импортное оборудование. И все же, продолжение следует?
— Сегодня я как раз проверял небольшой список по модернизации. На его выполнение мы заложили в бюджет 43 миллиона рублей. Большие деньги для судоверфи, возможно, всю сумму не наберем, но основные пункты обязательно выполним. Например, по реконструкции освещения блока цехов и территории предприятия. Переходим на энергосберегающие технологии. Следующий момент — реконструкция ванны для оцинкования труб. Цена вопроса приличная, но экономия электроэнергии того стоит.  Уже приобрели на 5 миллионов рублей новую сварочную инверторную технику. Продолжим монтаж газового лучистого отопления, есть чем заняться. А покупку гибочного пресса отложили до лучших времен.   

Коллектив значит многое
— Сколько сотрудников трудятся в настоящее время на предприятии? Соответствует ли их квалификация выполняемым заказам и есть ли дефицит в кадрах?
— Трудятся 1650 человек на постоянной основе, своих, а число привлекаемых со стороны специалистов меняется в зависимости от объема работы. Сейчас их меньше по сравнению с периодом, когда шла большая серия танкеров RST27. Скажу сразу, что наиболее дефицитной является профессия сварщика, и в скором времени, когда придет оборудование на новый контракт, потребуются трубопроводчики. Каких-то особых кадровых проблем нет. Выполнение целого ряда важных судостроительных заказов уже характеризует коллектив судоверфи с лучшей стороны, с каждым годом убеждаюсь в его высокой работоспособности и профессионализме. Причем у нас немало молодых специалистов, в том числе среди мастеров.
Конечно, мы достаточно серьезно относимся к приему людей на работу. Кроме квалификации и опыта ценим в них преданность  предприятию и своей профессии. Боремся за повышение дисциплины и развитие культуры производства, но в целом у нас нормальный, трудоспособный и надежный коллектив.   
— Устраивает ли вас как руководителя предприятия подготовка кадров в системе профобразования?
— Знаете, складывается такое впечатление, что ее в последние годы сломали, а восстановить и наладить еще не успели. Но у нас хорошие партнерские отношения, например, с Навашинским политехническим техникумом, мы регулярно встречаемся с его руководством, приняли положение об оплате труда студентов, проходящих на судоверфи практику. Сегодня техникум находится на новом витке развития, открывает новые специальности, и мы надеемся, что  в ближайшие годы  приток выпускников на наше предприятие вырастет.
— Кроме основных производственных обязанностей вы еще выполняете депутатские. Насколько это важно для вас?
— Уже не первый созыв вместе с директором по производству Алексеем Анатольевичем Захаровым мы являемся народными избранниками — сейчас депутатами Совета городского округа Навашинский. И прекрасно понимаем, что людей не бросишь: ни на судоверфи, ни за ее пределами. Мы работаем и живем в одном городе и регионе. Понятно,  что у директора предприятия есть определенный ресурс для выполнения наказов избирателей. Если интересно, с какими просьбами обращаются люди, то, например, в Малом Окулове срубили деревья, мешающие жителям, отремонтировали мостки на речке, теперь вот нужно благоустроить территорию у магазина. Обязательно сделаем.
Я сам родом из Ковернинского района, и там не дают забывать о корнях. Организовали Ковернинское землячество, в которое я вхожу, приглашают на разные события, например, на день поселка. Это тоже предполагает определенную поддержку. Но ведь кто-то должен нести ответственность за людей и помогать им по мере сил. Тем более если есть возможность.
— Владимир Павлович, вы начинали трудовую биографию в 1968 году, устроившись учеником газорезчика на завод «Красное Сормово», получили высшее образование, прошли путь до директора по производству. А сейчас, будучи руководителем, сможете проявить когда-то полученные рабочие навыки?
— Запросто. У меня дома есть сварочный аппарат, и не один, которыми я пользуюсь, выполняя разные бытовые дела. Сам я выходец из деревни, люблю ее и, как многие, кроме квартиры имею домик в деревне. Обустраиваю его и отдыхаю в нем со своей большой семьей. У нас с супругой Эльвирой Юрьевной (она занимается туристическим бизнесом) три дочери, пять внуков и один правнук. Какое-то большое хозяйство не ведем, больше занимаемся выращиванием овощей для души. И если уж говорить об отдыхе, то люблю затопить баньку, поохотиться, когда выпадает время, и порыбачить. Удается вылавливать судаков килограмма на два с половиной. Хорошо восстанавливает силы для основной работы.
— Ее как раз впереди еще много. Скажите, что вселяет оптимизм на будущее и что из сделанного на Окской судоверфи принесло удовлетворение?       
— Считаю, что за пройденные, порой очень непростые, годы, нам  вместе с управляющей компанией, и в частности Ришатом Диасовичем Багаутдиновым, возглавляющим совет директоров предприятия, удалось добиться того, что Окская судоверфь в рейтинге судостроительных заводов стала выглядеть совсем по-другому. Очень помогла внутрихолдинговая кооперация, особенно в тяжелый период, в который даже не хватало средств на своевременную выплату зарплаты. И сейчас, когда трудности позади и о навашинских корабелах говорят, что они могут построить самые сложные современные суда, это очень приятно. Причем не достраивать их, как было раньше, в других регионах, а сдавать под ключ. Поэтому нам за честь работать в большой и дружной команде, заинтересованной в сохранении и развитии не только своих предприятий, но и всего водного транспорта.
P. S. 2 февраля В. П. Куликов отметит юбилейный день рождения.  Желаем ему и дальше плодотворно трудиться на благо отрасли.

Беседовал Александр РАЙНИЧ. Фото Владимира ЮЖАКОВА

Прочитано 959 раз

Последнее от Редактор сайта

Похожие материалы (по тегу)

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии