Пятница, 25 марта 2016 09:37

Первая мореходка в России

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

235 лет назад на родине Михаила Васильевича Ломоносова — в Холмогорах — была открыта первая в России мореходная школа

23(12) марта 1781 года императрица Екатерина II высочайшим указом предписала Ярославскому и Вологодскому генерал-губернатору А. П. Мельгунову учредить в Холмогорах мореходную школу, чтобы готовить специалистов для нужд торгового флота.
Почему выбор пал на уездный город, к тому же расположенный на Северной Двине в 80 км выше Архангельска с его Соломбальской казенной верфью и близостью к морю? В самом Архангельске годом ранее произошло два крупных пожара, и нужного здания для размещения мореходной школы «сыскать не удалось». Между тем в Холмогорах с 1780-го пустовало обширное каменное двухэтажное здание бывшего архиерейского дома, в котором 36 лет, с 1744 года, в строжайшей тайне содержалось царское Брауншвейгское семейство с малолетним императором Иваном VI (Иоанном Антоновичем), свергнутым с престола Елизаветой Петровной в результате дворцового переворота в ноябре 1741-го.
Таким образом, уже осенью 1781-го в Холмогорах, на родине М. В. Ломоносова, в нескольких километрах от его родной деревни Денисовки (Мешанинской) приступили к занятиям первые 39 учеников, изучавшие науки, «мореходству потребные». Через пять лет, в 1786 году, мореходную школу перевели в Архангельск, что было удобно во всех отношениях. С 1841-го учебное заведение стало называться Архангельскими шкиперскими учебными курсами.
Особое значение в становлении будущего моряка имела (и имеет по сей день!) организация морской плавательской практики. С этой целью будущих моряков стали направлять на купеческие и крестьянские промысловые суда. Первое время поморы очень неохотно брали на свои парусные лодки маловозрастных практикантов. И тогда министерство финансов приняло довольно жесткое решение: «За отход из беломорских портов судна без воспитанников или же без свидетельств от преподавателей оных о том, что в заведении нет свободного для сего воспитанника, виновный в том судохозяин подвергается денежному в пользу курсов взысканию».
В первые годы морские карты, компасы и другие навигационные инструменты выдавались только на те суда, на которых находились воспитанники шкиперских учебных курсов. Более того, воспитанники, успешно окончившие «мореходку», награждались различными штурманскими принадлежностями, с которыми затем приходили на самостоятельную работу, что повышало безаварийное плавание в суровых арктических морях.
Но тем не менее принимаемые меры не приносили ожидаемых результатов по двум причинам. Во-первых, для эффективной подготовки моряков требовалось иметь в наличии собственное учебное судно, а во-вторых, плавательская практика должна быть групповой, когда вместе с учениками идет в плавание и опытный преподаватель, что уже давно практиковалось на боевых кораблях русского военно-морского флота.
Впрочем, удобный случай приобрести собственное судно вскоре представился. В 1847 году по инициативе «капитана над Архангельским военным портом», контр-адмирала П. Ф. Кузмищева у крестьянина Кемского уезда Ивана Гвоздарева была приобретена парусная шхуна «Северный Орел». Тогда же Павел Федорович Кузмищев обратился к военному губернатору вице-адмиралу А. И. Де-Траверсе с просьбой: «Я полагал бы дать ей на место имени «Северный Орел» другое название — «Ломоносов» — в память известного ученого мужа, уроженца Архангельской губернии, плававшего в детстве своем по Белому морю и происходящего из того же простого звания, как и ученики, теперь обучающиеся в школе. Самое имя ученого земляка будет возбуждать в них охоту к учению». На том и порешили.

Константин ТАРАКАНОВ. Фото автора

Прочитано 832 раз

Последнее от Редактор сайта

Похожие материалы (по тегу)

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии