Пятница, 03 июня 2016 10:40

Морские обычаи

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

(Продолжение. Начало в № 4—9)
Особенная профессия

Многое в моряках непонятно постоянно живущему на суше, и особенно — его легкомысленное отношение к зарабатываемым тяжелым трудом деньгам, далеко не большим. Его поведение на берегу и многое-многое другое
Моряк-профессионал вырабатывается как таковой под действием многих влияний, например: ряд поверий (в общежитии называемых предрассудками), ряд морских легенд, ряд морских обычаев, общих всем служащим на море истинным морякам, своеобразный уклад жизни, действие окружающей среды, собственному, весьма выразительному, но не всегда печатному морскому языку, песням, играм и прочее.
Все это очень интересно, и об этом можно составить целую книгу. В нашем труде мы коснемся этого вопроса слегка, чтобы не оставить такого важного отдела неосвещенным.

«Пройти под ветром», принять «трюм-вейн» и «отдать якорь»
Отчетливость морской службы, необходимость короткого и ясного приказания делают то, что долго пробывший на море в среде моряков усваивает особый, палубе корабля и морю при­своенный, весьма образный и выразительный язык и манеру од­ним словом выразить то, что для берегового жителя требует це­лой фразы
Замечательным словом по массе применения и практическо­го приложения является прилагательное «чистый» и другие формы его, как, например: «чище», «вчистую», «чисто» и прочие. Да­дим несколько примеров морского языка. «Вчистую» — значит выйти в запас, в отставку. «Чисто за кормой» — значит, что нет ничего, что могло бы помешать дать задний ход. «Чище выровняться» — подравнять строй, соблюсти интервалы. «Держать что-либо чистым» — значит иметь гото­выми к употреблению в любую минуту.
Приведем еще несколь­ко специфических морских выражений. «Отсвистать» — означает окончить, прекратить, а рассказчику — перестать врать. «Пустая бутылка» — покойник. Степени опьянения: «под триселями» — слегка выпивши; «под зарифленными марселями» — серьезнее, слегка покачиваясь; «отдал якорь» — свалился.
«Отдать якорь» — также значит где-либо плотно обосноваться, устроиться. «Прой­ти под ветром» — счастливо избежать опасности, обычно — встре­чи строгого начальника на берегу. «Показать корму» — удрать. «Лечь в дрейф» — отдать себя на милость. «Запеленговать» — что-либо отметить, например, запеленговать девицу — значит обратить на нее особенное внимание.
«Привести» — стараться завести знакомство. «Серый» — неопытный, молодой по службе. «Трюм-вейн» — скверное вино, командная водка. «Потрави немного» — завравшемуся рассказчику. «Разрезная бизань» — детские нижние штанишки с прорезью. «Порта откинуть» — расстегнуть брю­ки морского образца.
Для полноты показания красочности к образности морского языка приведем письмо старого моряка эпохи парусно-парового флота к своему бывшему однокашнику, сообщенное г. Веденевым на страницах «Морского журнала»:
«Вот тебе, дружище, выписка из шканечного журнала моего крей­серства по океану жизни и поприщу службы. Со вступлением моим под паруса офицерского звания служба благоприятствовала попутными вет­рами. Несмотря на риф-марсельные подчас отношения начальства, я никогда не ложился в дрейф перед протекцией, а только правил по румбу долга, пеленгуя законы. Так валял я под гротом, фоком и брамселями по 12 узлов до самого штаб-офицерского ранга. За это время я правил все должности, начав с вахтенного офицера вплоть до командира корабля включительно. Совершил два кругосветных вояжа и много заграничных и внутренних кампаний и исполнил всякие цензы.
Затем служба моя заш­тилела в качестве флаг-офицера адмирала Беллинсгаузена. (Быть флаг-офицером Беллинсгаузена, памятник которому в Кронштадте, — значит не плавать. — Прим. авт.) И я оттуда стал лавировать по семейным портам. И вот в одном таком порту я встретил яхточку с белоснеж­ными парусами, с прекрасно выправленным рангоутом и имеющую, как я узнал, необходимый в целях остойчивости балласт приданого. Яхточка мне очень понравилась. Мне захотелось перевести ее на мой меридиан и взять на абордаж. Но где моя смелость? Куда девалась отвага, когда сердце забило тревогу? Я повернул овер-штаг, привел в крутой бейде-винд, лег контра-галсом и сделал по яхточке залп предложения руки и сердца.
 Можешь себе представить мою радость, яхточка подняла сиг­нал «флаг согласия» и сдалась без боя. И вот я справил адмиральский час моего благополучия, стал фертоинг близ Васильевского острова, затем втянулся в гавань отставки и разоружил свой морской мундир. Теперь я давно не сидел на экваторе (без денег. — Прим. авт.), а от спокойной жизни кор­пус мой принимает понемногу более крутые обводы, да и яхточка пре­вратилась уже в целый фрегат. На лето мы лавируем в зелень, ведя на баштове мелкие гребные суда с разрезной бизанью собственной постройки.
 Оглядываясь на струю кильватера, я с удовольствием вспоминаю пройденный курс жизни и службы и без страха смотрю с полубака впе­ред на время, когда придется отправиться ниже земной ватерлинии на вечную зимовку».
 
По материалам книги М. Ю. Гюбнера-Горденева «Морские обычаи, традиции и торжественные церемонии Русского императорского флота» (Сан-Франциско, 1937 год).

Прочитано 414 раз

Последнее от Редактор сайта

Похожие материалы (по тегу)

Другие материалы в этой категории: « Важная встреча Капитанская верность »
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии