Пятница, 12 августа 2016 13:15

О поверьях, предрассудках и легендах

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

О морских предрассудках написаны тома, начиная с похода аргонавтов, легенды о плавающей скале-острове, о Летучем голландце и кончая татуировкой современных матросов (например, изображение свиньи на ноге, предохраняющее от возможности утонуть)


Причиной образования ряда поверий являются наблюдения над разными явлениями природы, сделанные моряками всех наций с первых дней мореплавания. Некоторые случаи стали предрассудками из-за совпадения момента проявления скрытых сил природы с каким-либо несчастьем с судном или членом его экипажа. Много рассказывается чудесного в силу свойственного природе человека желания преувеличить, особенно когда бывалый моряк начнет свои повествования о долгих походах.
Такие чисто морские явления природы, как водяные смерчи, фосфоресценция воды, огни святого Эльма, ветры, штормы, морские чудовища и прочее, не могли не создать большого числа легенд, поверий и обычаев, как и при помощи чего можно избежать их ужасного действия. Мы уже упоминали о нежелании английских моряков выходить в море в пятницу, и тем более в пятницу 13-го числа. В Рос­сии роль пятницы отводится понедельнику, и 13-е число также не в почете.
У русских моряков, например, считалось, что нельзя дать закурить трем лицам от одной и той же спички, ибо тогда один из прикуривших обязательно скоро умрет, нельзя свистеть на палубе, этим накликается шторм. Или, наоборот, поскреби мачту, если, лежа в штиле, хочешь ветра. Также во время штиля, чтобы получить ветер, надо было написать на клоч­ке бумаги имена десяти лиц, обладающих лысыми головами, выбросить бумажку за борт и скрести ногтями мачту, слегка по­свистывая... Вскоре паруса наполнятся ветром.
Интересен свято соблюдаемый обычай во всех флотах, явив­шийся результатом драконовых мер наказания в далеком про­шлом, а именно — признание неприкосновенности сундука и че­модана, в котором моряк хранит свое несложное имущество; от­сюда ненадобность замка, полное отсутствие воровства в своей матросской среде. Стянуть же у офицера — это другое дело.
К большому нашему огорчению, мы должны оговориться и выделить матроса русского военного флота эпохи броненосного флота из этого общего правила. Случаи кражи в матросской среде на кораблях русского флота были далеко не единичны и особенно на судах внутреннего плавания. Мы объясняем это не только общим падением морали после японской войны, но и отсут­ствием правильного воспитания матроса..
Таким же общим международным морским обычаем являет­ся признание превосходства кормы корабля перед его носом. Бак — это дом матроса, и офицер там бывает только по службе; офи­цер дома — на юте, и туда матрос не допускается. Этот необходимый морской обычай-традиция есть одна из основ дисциплины, особенно на коммерческих судах.
Старый моряк — строгий противник убийства чаек и вообще всякой морской птицы. Идет это также из далекого прошлого и является результатом веры, что душа погибшего моряка переселяется в морскую птицу.
Из всех легенд наиболее интересной является легенда о Ле­тучем голландце. Героем этой легенды является некто Ван дер Декен, шкипер торгового голландского корабля-парусника. Долгие, упорные, противные ветры не давали ему возможности обо­гнуть мыс Горн и держали его в тяжелых зимних условиях пла­вания уже довольно долгое время. Все попытки обогнуть мыс Горн были тщетны. Обозленный Ван дер Декен позволил себе поносить имя Господа Бога и заявить, что, несмотря на все, он все же Горн обогнет, даже если ему придется плыть до второго пришествия.
И в ответ на его богохульство неизвестно откуда раздался страшный голос: «Да будет так — плыви!» И до сих пор старается он обогнуть мыс Горн, но все тщетно. Та же легенда говорит, что иногда суда встречают его и что это всегда не к добру. Иногда даже будто бы ужасный голландец поднимается на палубу встречных судов для передачи писем домой. Так рассказывают эту легенду, украшая и варьируя в зависимости от воображения рассказчика и уровня восприимчивости слушателей.
Международное морское братство признает превосходство моряка-британца, презрительно относясь к итальянцам, португальцам и испанцам, окрещивая их общим именем Грязного Дего. На русского финна всегда смотрели, как на колдуна. Моряки верят в их мистическую силу, их боятся, а потому стараются так или иначе ублажить. На Русском императорском флоте финны пользовались репутацией носителей всякого рода суеверий. Объяснение этому надо искать в том, что мальчик-финн уже с раннего детства работал на лайбах и находился в грубой суеверной среде взрослых. Но вместе с тем финны — отличные моряки и являются единственной нацией, которая держится еще парусов, собрав у себя в Мариенхаме на Алландских островах все лучшее, уцелевшее из парусной эпохи; перевозя несрочные грузы угля и зерна из Австралии в Англию и обратно, они находят работу благодаря дешевизне фрахта.
Большое влияние на крепость и живучесть поверий оказывают случаи морских трагедий, гибели судов со всем экипажем, в рассказах, всегда окутанных мистической тайной. Перечислять все случаи — значит написать несколько книг.
По материалам книги
М. Ю. Гюбнера-Горденева
«Морские обычаи, традиции
и торжественные церемонии Русского императорского флота»
(Сан-Франциско, 1937 год)

Прочитано 363 раз

Последнее от Редактор сайта

Похожие материалы (по тегу)

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии