Пятница, 26 августа 2016 10:00

Морские обычаи

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

(Продолжение. Начало в № 4—9, 11—16)

Песни и игры
Историческое исследование показывает, что песня, как средство для облегчения работы и создания такта при гребле или во­обще при массовой тяжелой работе, имела место в глубокой ста­рине
Песня была широко распространена в Китае (на больших джонках), существует предположение, что оттуда она была за­имствована моряками коммерческих судов, в особенности в эпо­ху клиперов, как английских, так и американских. Также известно, что задолго до появления в китайских водах кли­перов пение было уже в обычае у европейских моряков. Весьма вероятно, что матросы древних египтян и финикиян работали под песню. Иногда это пение носило характер заклинания.
Имея одну и ту же цель — облегчение работы — песни эти были двоякого рода. Так, при выхаживании якоря ручным шпилем песня состояла из припева, заводимого одним и затем подхватываемого всеми в такт медленному шагу идущих на вым­бовках вокруг шпиля людей. Другого рода песня состояла из ряда возгласов и употреблялась тогда, когда тяга производилась тол­чками, рывками.
Нам очень легко представить себе эти песни, стоит только вспомнить знаменитую русскую «Дубинушку». По содержанию морские песни были мало цензурны и полны грубого юмора.
У нас на императорском флоте ничего подобного не было уже потому, что первое и строжайшее требование состояло в соблюдении при работе на корабле совершенной тишины. Команды стар­шего офицера и дудки боцманов нарушали ее только при авральных работах, при вызове всех наверх. Такт давался дудкой, подсвистывавшей шаг выбирающих тали, гини или ходящих вокруг шпиля, или особым присвистом, употреблявшимся при работе рывками.
Русский матрос любил петь и пел в положенные на то часы, обычно с 6 до 7 часов 30 минут вечера, с чувством и большим подъемом. Эти «баковые концерты» были очень популярны и командой любимы. Во время заграничных плаваний неоднократно можно было наблюдать, как десятки всякого рода шлюпок окружают русский военный корабль, стоящий где-нибудь в тропиках или в Средиземном море, и туземцы награждают русских матросов за чудное пение и музыкальность чуждых им мотивов. Бывали даже случаи, когда с берега приходили запросы о том, будет ли концерт (пение команды) сегодня ночью. Команда это знала и охотно шла навстречу, иногда балуя свою аудиторию хорошей музыкой балалаечного оркестра.
Как правило, матрос не любил военных солдатских хоровых песен и исполнял их только по принуждению. Он любил свою морскую или песни родных мест. Между прочим, хоровую песню «Нелюдимо наше море» отказывался петь совершенно, говоря, что исполнять ее в море нехорошо.
Ушел матрос-парусник, и с ним ушла песня моряка-профессионала. Появилась более современная, отдающая копотью завода. Дух времени сказался и здесь. Современный матрос лишен романтизма, он — квалифицированный специалист. Что касается морских игр, то нам довелось не только слышать о них, но и играть на «Князе Пожарском», благодаря старожилу боцману Рыба. Вот их описание.
Рыбка
Матрос подвязывался петлей, взя­той вокруг поясницы, к горденю, закрепленному на верхней час­ти фок-вант, так, что мог не только свободно стоять, но и двигаться шага на три в любом направлении. Четвертый шаг уже поднимал его в воздух. Он и был «рыбкой». Ему давали жгут, удар которого кого бы то ни было из окружающих освобождал «рыбку» от сидения в петле, и получивший удар сам становился «рыб­кой». Ее кольцом окружала команда, и у нее также был один жгут для поощрения «рыбки». Жгут все время передавался от одного к другому. Умелое поощрение «рыб­ки», ее промахи, ряд острот и зубоскальства делали игру очень веселой.
Шубу шить
В круг садилось от 30 до 50 матросов, вплотную один к другому, с согнутыми коле­нями так, чтобы оставалось под ними пространство для переда­чи жгута. Колени сидящих и вся внутренность круга покрывалась брезентом. В центр сажалась «шуба» — очередной матрос. Его вся­чески поощряли, как словами, так и жгутом, заставляя найти жгут, и так, чтобы не сдернуть парусины, а запуская руки под колени. Были специалисты-ловкачи, которые обычно и садились в круг, начиная игру. Они быстро сажали в круг намеченную жертву, неуклюжего увальня-молодого матроса, и тогда начиналось «шитье шубы» на его спине. Советы, поощрения, остроты окружающих еще более усиливали интерес. Были и такие, которые избегали играть, их неожиданно бросали в круг (иногда добавляя еще лишний жгут), и тогда игра достигала своего апогея.
Свечка
Несколько кусков сальной свечки бросалось в большой бак или кадушку, наполненную до половины соленой морской во­дой. Игра состояла в том, чтобы выловить свечку губами и вы­нуть из воды. Это своего рода искусство требовало большого навыка, и выловить свечку было далеко не так легко, как это ка­жется.
Бой подушками
Хорошо оструганное, полированное круглое бревно укреплялось фута на три от палубы, и по сторонам его клались матра­сы. На него верхом, лицом друг к другу, на расстояние вытяну­той руки садились два играющих. Каждому давался мешок, на­битый паклей. Цель — сбить противника и остаться сидеть само­му; главное, конечно, остроты и замечания толпы.
По материалам книги М. Ю. Гюбнера-Горденева «Морские обычаи, традиции и торжественные церемонии Русского императорского флота» (Сан-Франциско, 1937 год)

Прочитано 266 раз

Последнее от Редактор сайта

Похожие материалы (по тегу)

Другие материалы в этой категории: « Новый грузопоток «Юный балтиец» отправился в рейс »
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии