Пятница, 23 сентября 2016 09:29

Капитан своей судьбы

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

Scan1 001Тридцать лет назад Сергей Васильевич Марфин покинул капитанский мостик, двадцать — ушел с флота на пенсию. Но до сих пор память хранит крики чаек за кормой, плеск речной волны за бортом теплохода и радость управления многотонной махиной, которая послушно повинуется одному твоему касанию ручки пульта

«Сороковые роковые, а мы такие молодые»
Родился Сергей Васильевич в Верхнем Услоне, что напротив Казани. Почти все уроженцы этого села трудились на флоте. Не была исключением и семья Марфиных. Отец Сергея, Василий Платонович, работал лоцманом. Сын тоже мечтал о реке.
Мечта его изменилась после начала Великой Отечественной войны. Пятнадцатилетнего парнишку на фронт не брали.
Сергей сообразил: надо выучиться на летчика — тогда точно возьмут. Подал документы в летное училище, но не прошел испытания на центрифуге. Пришлось поступать, как и хотел раньше, в Казанский речной техникум на судоводительское отделение.
К лету 1942-го война докатилась до Волги. Отец погиб под Сталинградом, у Дубовки, где река после ожесточенных бомбежек фашистов превратилась в кладбище затонувших судов. Документы Василия Платоновича выкинуло на берег, их переслали потом супруге. Две дочери и два сына осиротели.
Сергей стремился на фронт — отомс-
тить врагам за смерть отца, от которого не осталось даже могилы. В том же огненном 42-м его желание исполнилось — он начал работать на паровых судах. Такая вот в «сороковые, роковые, свинцовые, пороховые» была боевая практика у курсантов его поколения…
Частенько учащихся техникума посылали на разгрузку в порт — рабочих рук не хватало. Ребята к клешам изнутри пришивали карманы, которые набивали зерном, чтобы хоть немного принести домой, семью подкормить. Жили все тяжело, голодно.
Сергей окончил Казанский техникум в победном году. 4 ноября 1945-го — с этого дня началась его долгая трудовая биография в Волжском пароходстве. Работал третьим помощником капитана на пароходах «Железнодорожник» и «Андрей Жданов». В 46-м отправился в служебную командировку в Польшу: надо было перегнать суда типа «ГТ», что отошли Советскому Союзу после войны в порядке контрибуции.

«Мы плыли по течению сторонкою родной»
Старпомом трудился на «СТ-40», пароходах «Память Азина», «Валерия Барсова». На последнем произошла его встреча с будущей женой. Людмила с подружкой возвращалась из дома, из Работок, в Горький, где училась в фармшколе. Серьезный первый штурман, привычно наблюдая за порядком, шел по палубе. Вдруг заметил двух девушек, которые прятались за скамейкой. Те признались, что едут без билета.
Старпом он, конечно же, ужасно строгий (в форме и при погонах), но молодой и отзывчивый, особенно когда на тебя смотрят красивые девичьи глаза. Уступил подругам свою каюту, а сам отправился на вахту. Завершился тот памятный рейс для Сергея Васильевича и Людмилы Ивановны большой любовью и свадьбой.
Жила молодая семья в Городце, куда Марфина пароходство направило на работу. В 57-м Сергей Васильевич стал капитаном на «Чапаевске». И в том же году супруги получили квартиру в доме так называемой «народной стройки». В свое новое жилье они занесли все свои пожитки — два чемодана. К речникам на новоселье заглянул и министр речного флота РСФСР Кучкин. Сергей Андреевич интересовался, не велика ли у них квартира — целых 27 квадратных метров! Кстати, в ней же
Сергей Васильевич живет до сих пор.
Супруга работала на берегу — в аптеке, воспитывала сыновей Владимира и Василия. Семья отличалась хлебосольством. Людмила Ивановна любила готовить, привечать гостей, которых в доме всегда было много, особенно зимой, когда заканчивалась навигация и глава семейства возвращался к жене и детям.
Мальчишки, как и все дети речников, выросли на теплоходе. Отец приучал их к самостоятельности с детства. Выделял каждому по отдельной каюте (на старых «Волго-Донах» была такая возможность), они должны были ее убирать, стирать свои вещи. В общем, к 13—14 годам ребята сами себя полностью обслуживали, а еще умели виртуозно драить палубу.
Конечно, с такими навыками да еще с любовью к реке и уважительным отношением к труду речников, которые они переняли у отца, их будущая профессия вырисовывалась достаточно ясно. Марфины-младшие после школы поступили учиться в ГИИВТ. Василий Сергеевич, правда, поработав диспетчером на Городецких шлюзах и на судоверфи, был направлен по комсомольской путевке замполитом в армию, так и остался на военной службе. А Владимир Сергеевич выбранному пути не изменял. Долгое время трудился в Городецком районе гидросооружений, четверть века из них — главным инженером, шесть лет назад перешел на должность заместителя руководителя ФБУ «Администрация Волжского бассейна».

«На реке навигация, на реке теплоход»
В 60-е С. В. Марфин начал осваивать новые типы судов: с пароходов и «Шестых пятилеток» перешел на «Волго-Доны». Девять лет был капитаном на 6-м, а в 1970-м получил новый «Волго-Дон-127».
Судоводителем Сергей Васильевич был знающим и опытным. За несколько десятков лет работы на флоте Волгу изучил вдоль и поперек: хоть ночью, хоть в дождь и туман мог пройти реку с закрытыми глазами. Когда в 1957 году «Ракета-1» готовилась совершить первый регулярный рейс Горький — Казань, лоцмана искали по всей Волге — самого лучшего. И обеспечивать ответственную лоцманскую проводку первого судна на подводных крыльях доверили Сергею Васильевичу. Маршрут в 420 километров капитан Михаил Петрович Девятаев прошел за семь часов, а лоцман постарался, чтобы на пути «Ракеты» не встретилось никаких препятствий.
На каких бы судах ни работал капитан Марфин, его в экипаже уважали. Знали, что он и себе поблажек не делает, и подчиненным за огрехи спуску не даст. Спал мало, все в делах и заботах: то за погрузкой-разгрузкой последить надо, то проконтролировать шлюзование, то помочь неопытному штурману на сложном участке пути. Отстояв вахту, он не отдыхать уходил, а отправлялся в обход по судну. За порядком и дисциплиной следил строго. Сам не употреблял спиртное и другим не разрешал. Матросов и мотористов гонял за азартные игры. А ребята молодые, тайком в карты все-таки поигрывали. Когда накрывал «подпольное казино», то в гневе от того, что его запрет нарушили, колоду рвал пополам голыми руками.
Как-то в Ярославле мотористы драку затеяли. Но стоило им только увидеть, что по трапу Сергей Васильевич спускается, как кулаки тут же разжались, матерные слова застыли на губах, конфликт сам собой ликвидировался. Авторитет капитана был непререкаемым!
Почти вся трудовая жизнь Марфина оказалась связана с Волжским пароходством. Только однажды он уходил на два года, как сам говорил, на «профессорско-преподавательскую деятельность»: в ПТУ № 9 учил юных городчан азам профессии речника. А когда закончился капитальный ремонт на «Волго-Доне-6», его пригласили возглавить экипаж на родном для него теплоходе.
Сергея Васильевича речники уважали не только как профессионала высочайшего класса, не имевшего в своей флотской биографии ни одного транспортного происшествия, но и как честного, принципиального и порядочного человека. Когда ему исполнилось 60 лет, он, опытный капитан, еще полный сил и энергии, сказал: «Пора давать дорогу молодым. Хочу уйти сам, пока вежливо не «попросили».

«Когда придешь домой в конце пути...»
«Ушел» недалеко — в Волжское ГБУ капитаном водолазного бота. В Городецком РГСиС его знания и опыт судоводителя оказались востребованы: Марфин трудился на плавкране, теплоходе-70, техническом судне «Соболь».
После семидесяти засобирался на пенсию, объяснив: «В полную силу работать уже не смогу, а просто отбывать время совесть не позволяет». Причем его сын к тому времени занимал должность главного инженера Городецкого РГСиС. Последняя запись в трудовой книжке Сергея Васильевича сделана 19 марта 1997 года.
За двадцать лет, проведенных «на берегу», С. В. Марфин не перестал быть капитаном, пусть не судна, но своей судьбы. Десять лет назад ушла из жизни супруга, с которой полвека прожили в любви и сог-ласии. Сергей Васильевич остался один. Переезжать к сыновьям не хочет, согласился только на сиделку, которая приходит на несколько часов в день помочь по хозяйству. Подводят зрение, слух, но он справляется с трудностями. Чтобы не заблудиться в квартире, привязал веревку: «Теперь, как на теплоходе, по лееру хожу».
25 сентября участнику Великой Отечественной войны, ветерану речного флота Сергею Васильевичу Марфину исполняется 90 лет. Несмотря на возраст и болячки, он по-прежнему бодр духом и, как положено капитану, с оптимизмом смотрит вперед.

Ирина КУКАНОВА. Фото из архива семьи Марфиных

Прочитано 442 раз

Последнее от Редактор сайта

Похожие материалы (по тегу)

Другие материалы в этой категории: « В Волгограде вышли на субботник Кафедра Шерле »
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии