Пятница, 18 ноября 2016 14:36

Навигация — вся Волга

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

IMG 3947Это про экипаж «ОТ-2459». Судите сами, по итогам работы за второй квартал 2016 года он был признан лучшим в Волсжком пароходстве на перевозках массовых грузов в Северо-Западном бассейне. После весенней проводки судов в Рыбинском водохранилище, открывших навигацию на Верхней Волге, принимал баржи со щебнем у Белого озера и доставлял их в Москву. Летом возил огарки из Череповца в Вольск, а осенью повстречался нам у Волжского с четырехсекционным составом, груженным металлом, — на пути в Астрахань   

Два футбольных поля и металла — море
— Да, интересная у нас профессия, важная, — соглашается один из опытнейших капитанов буксирного флота в Волжском пароходстве Виктор Петрович Руппо. — Еще мой отец, а он был военным, говорил мне: «Витя, выйду на Волгу, увижу капитана в кремовой рубашке — и так у меня под сердцем екнет!» Видимо, те слова сыграли решающую роль в дальнейшей судьбе. Два года учебы в летном училище ПВО остались в прошлом, зато после него меня сразу взяли на второй курс водного института в Горьком. Встретился с заместителем декана судоводительского факультета Германом Михайловичем Шмелевым, золото мужик! Досдал экзамены, и все пошло как по нотам. На флоте — с 1980 года, когда студентом ГИИВТа проходил практику в штатной должности. И почти 35 лет вожу большегрузные составы. Весомая дата?
Еще какая весомая! Тем более если представить (пересчитать вряд ли возможно) весь груз, перевозимый на протяжении многих навигаций в трюмах барж. Только за один рейс четырехсекционный состав доставляет, например, около 17 тысяч тонн металла. По крайней мере, мы убедились в этом наглядно. Та встреча в Волжском, в уже сгущающихся сумерках октябрьского вечера, была не первой в нынешнем году. В августе, выдавшемся горячим и в прямом, и в переносном смысле, с наслаждением дышали речной прохладой, направляясь к идущему по Волге в районе Нижнего Новгорода составу, толкаемому «ОТ-2459». В предыдущем рейсе буксир-толкач привел 13 с половиной тысяч тонн огарков и затем срочно отправился за металлом. Скрученные в рулоны ленты, напоминающие сложенные в строгом порядке до игры гигантские шашки, внушительно смотрелись сверху из рубки.
IMG 3956— Для нас это доходный, или, как говорят на флоте, высокотарифный груз, — пояснил капитан — первый помощник механика «ОТ-2459» В. П. Руппо. — Навигаций вообще легких не бывает, и прошедшая весна выдалась непростой. Для таких мощных буксиров-толкачей, как наш, нужен массовый груз. И заключенные управлением внутренних грузовых перевозок контракты на доставку большого количества металла нас выручили. В общем, жизнь наладилась. Сейчас держим курс на Астрахань, но это не значит, что с одними и теми же секциями дойдем до конца маршрута. Сегодня другая система, где на первом месте критерии, связанные с оперативностью и оптимальностью доставки груза, и она себя оправдывает. Мы можем прийти в порт, оставить в нем баржи (их разгрузят более мелкие суда — типа «ОТА-924» или «ОТ-2000») и, взяв порожние секции, быстро отправиться за другой партией того же металла или щебня. 
Многое еще зависит от речной инфраструктуры и связанных с ней условий судовождения. Так, на речных участках до Казани немало больших поворотов, в низовьях Волги до Астрахани и вовсе разрешено проводить только по две баржи. То есть у Волжского состав расформировывается, и к дальнейшей работе подключается еще один буксир-толкач, чаще всего — «ОТ-2101» во главе с капитаном-механиком Виталием Николаевичем Жаворонковым, которого называют специалистом по Нижней Волге. На Северо-Западе — отдельная история, как и при прохождении разных шлюзов.
— С груженым составом проблем меньше, он устойчивее, управлять легче, — продолжает разговор Виктор Петрович. — А если идем порожняком и ветер бортового направления? Перед нами, считай, два футбольных поля да еще внутренние трюмы, создающие дополнительную парусность. Такую махину завести в шлюзы сложно. Поэтому иной раз ведем через них все четыре баржи, а иной — расформировываем. Но вопрос даже не в этом. С некоторых пор при таких сложных проходах мы остались без надежных помощников — буксировщиков и подобных им судов. Их попросту убрали. А случись что? Вот и приходится надеяться на мастерство экипажей.

Кстати, по этому поводу на «ОТ-2459» рассказали такой эпизод. Лет двадцать назад в гостях у Руппо побывала американская делегация, в которой были специалисты, разбирающиеся во флотских делах. Когда у них на глазах экипаж быстро и четко расформировал и сформировал четырехсекционный состав, они одобрительно закивали головами и компетентно признали, что производительность труда и мастерство у нас на высоком уровне. Правда, не поняли, почему не все процессы механизированы и матросам приходится крутить талрепы и заряжать бухты вручную, вес которых по 200 килограммов (а всего их девять).   

Потомственные речники
IMG 3954К подбору экипажа у Виктора Петровича особый подход. Он из тех капитанов, которые сами готовят кадры для себя и для флота (его ученики трудятся на самых разных теплоходах компании). Например, на «ОТ-2459» только электромеханик Николай Михайлович Севастьянов — «могиканин», как называет его Руппо, 46 лет проработал на флоте. Остальные выросли на буксире-толкаче. Это относится и к механику Владимиру Александровичу Савину, также опытному специалисту, и к старшему помощнику капитана — первому помощнику механика Дмитрию Олеговичу Андрианову, начинавшему работать на «ОТ-2459» еще мотористом-рулевым, и ко второму помощнику  капитана — второму помощнику механика Ивану Андреевичу Сорокину (сыну капитана «Волго-Дона-5050»). Не говоря уже о других членах команды. Причем многие из них — представители флотских династий.
— Я речник в третьем поколении, — замечает механик В. А. Савин. — Сам из Кстова, сначала поступил в местное профессиональное училище № 48, а затем в Нижегородское речное училище, и практически с самого начала трудовой биографии работаю на этом теплоходе, уже четверть века — пришел на следующий год после его получения. Поэтому для меня на нем все родное, прежде всего — механизмы. Поддерживаем их в хорошем техническом состоянии, своевременно проводим плановые ремонты, и это благоприятно сказывается на дальнейшей работе. Ведь приходится доставлять самые разные грузы и в большом количестве, проходить довольно опасные водные участки. И здесь на двигатели — основная надежда.  
А про династию, представителем которой является старпом
Д. О. Андрианов, можно рассказывать долго. Его мама трудилась в Волжском пароходстве, отец проектировал подводные лодки на заводе «Красное Сормово», дед был начальником службы пассажирских перевозок в том же пароходстве, а прадед — известным механиком на Волге. По их примеру Дмитрий поступил на судомеханический факультет Волжской академии
водного транспорта (сейчас это университет). Работая в одной из судоходных компаний, побывал в морях и дальних странах, а потом потянуло на реку. На «ОТ-2459» — с 2009 года.
— Конечно, здесь своя спе-цифика, — говорит он. — Потребовалось судоводительское образование, другие профессиональные навыки, но если есть определенный опыт и стремление научиться чему-то новому, то все получится. Тем более когда трудишься в замечательном коллективе. Я всегда чувствовал поддержку капитана и других членов команды. Работать можно, а самое главное для речника — уверенность в завтрашнем дне.
IMG 3958 Немаловажно, что в Волжском пароходстве созданы хорошие условия для профессионального роста. Молодые члены команды, мотористы-рулевые,  получают второе образование и строят дальнейшую карьеру, связанную с флотом. И, конечно, немалую роль в этом играет хороший наставник, такой как Виктор Пет-рович Руппо, не раз подчеркивающий, что молодежь надо учить и поддерживать.
— С одной стороны, стержень в характере дается с отцом, то есть закладывается в семье, — считает опытный капитан, — он есть или его нет. С другой — многое зависит от того, кто встретится в начале жизненного пути. Если нормальный человек, то дальше все сложится хорошо. На некоторых смотришь: поработали несколько лет — и ничего, не зацепила профессия. А у нас все выучились. Дело не в том, что молодежь стала другой. Ход времени не остановишь. Будет больше материальных стимулов — она горы свернет. А когда не получается с материальной поддержкой, давайте чаще поощрять. И молодым, и их родителям будет приятно — значит, дали детям правильное воспитание. Немалое, кстати, дело, но относиться к нему надо с должным вниманием. Нужно беречь, уважать, поощрять флотские профессии.

На теплоход из… радиокружка
Это факт, пусть и слегка «притянутый», — из биографии электромеханика Николая Михайловича Севастьянова — старожила на «ОТ-2459». Разумеется, в школьном кружке не могли готовить будущих специалистов для флота, а вот умению и навыкам работы с радиоаппаратурой учили. Все-таки, поступив в профессиональное училище в родном поселке Октябрьском на Волге, будущий электромеханик получил специальность радиста 2-го класса. И в этой должности в 1972 году устроился на теплоход «Ахтуба».
Пассажирское судно стояло в затоне Память Парижской коммуны и после окончания среднего ремонта сразу приступило к работе. Впрочем, для Николая этот флотский опыт не был первым — в профессиональном учебном заведении давали не только хорошие теоретические, но и практические знания. Так что свой речной стаж он исчисляет с 1970 года.
Потом была армия, кстати, Севастьянов попал в учебку, в которой опять же готовили радистов (только военных), поэтому служилось ему легко. А вернувшись домой, продолжил работать на флоте — в затоне имени 40-й годовщины Октября, где во время учебы проходил практику. Теперь уже на пассажирском теплоходе «И. А. Крылов», также  радистом, но параллельно учился в Горьковском речном училище на электромеханика. Официально трудится им с 1978 года. «Прикипел», как признался нам, к этой профессии и флотской работе. Сменил не один теплоход, а на грузовые суда перешел после лихих 90-х, когда речники испытывали не самые лучшие времена. На
«ОТ-2459» пришел вместе с Андриановым семь лет назад. 
— Специфика работы на пассажирском и буксирном флоте, конечно, различается. На первом больше общаешься с пассажирами, — рассуждает Николай Михайлович. — Но хороший электромеханик может успешно трудиться на любом теплоходе. Еще одно отличие в том, что на круизном судне у меня были помощники, а здесь я один. И мне это больше нравится, так как за все отвечаю сам. Причем, если понадобится чья-то помощь, скажем, при проведении планового ремонта электрооборудования, ее всегда окажут коллеги. Взаимовыручка на флоте — не пустой звук. Так, прошедшей зимой проводили средний ремонт аппаратуры вместе с электромехаником буксира-толкача «Механик Ивлев» Александром Владимировичем Сёмкиным (таких специалистов еще поискать!) Теперь он приглашает меня к себе.  IMG 3960
Огорчает Николая Михайловича одно. Порой некому передать накопленный профессиональный опыт. Молодежь не очень-то стремится в электромеханики.
— Что бы я сказал на это ребятам, выбирающим флотские специальности? — задумывается он. — Ну, во-первых, наша профессия интересная и универсальная, с ней нигде не пропадешь. И без денег не останешься. Во-вторых, имеешь дело с современным оборудованием, которое постоянно совершенствуется, появляются новые технологии. Осваивать новое нетрудно, когда с головой уходишь в работу и все делаешь постепенно. Было бы желание. У меня оно есть, поэтому и считаю свою профессию классной.
Силы и хорошее настроение перед напряженными флотскими буднями Николай Михайлович черпает в общении с близкими людьми — супругой Татьяной Николаевной, которая в свое время тоже трудилась на пассажирских судах, дочерьми Еленой и Мариной, их мужьями (оба зятя связаны с флотом) и, конечно, внучками. А еще — в отдыхе на природе. «Жить на реке и не рыбачить — невозможно!» — эту позицию в полной мере разделяет и Севастьянов. С ним запросто можно составить карту рыбных мест на Волге (кстати, в разговоре с нами он заметил, что клев на реке стал лучше). А больше всего любит ловить лещей. Одним словом, «лещатник».    

Из школы толкачистов
К вопросу о правильном воспитании и хороших наставниках, с которыми В. П.  Руппо тоже повезло в жизни. Поэтому он знает, о чем говорит. Капитанами не рождаются, а становятся ими, пройдя профессиональную школу. А когда это желание еще подкреплено флотскими генами и яркими примерами из окружающей жизни, — считай, успех обеспечен. Оказывается, дед Виктора Петровича — Роман Константинович Лебедев — работал шкипером, здоровенный, под два метра ростом дядька с боевой биографией (служил боцманом на крейсере «Проф-интерн»).
Вот откуда в семье Руппо уважение к флотской профессии, и уже вполне логичным выглядит решение Виктора Петровича связать свою жизнь с рекой, расставшись с военной карьерой. Впрочем, воздушная и водная стихии схожи между собой: и там, и там можно почувствовать масштаб, проявить характер, ставить и выполнять большие задачи. Не зря в разговоре с нами капитан Руппо заметил, что если бы судьба не связала его с буксирным флотом, то он с удовольствием бы промчался на крылатых судах известного конструктора Алексеева — экранопланах, если бы, конечно, Ростиславу Евгеньевичу не помешали воплотить их в жизнь.
— А попав на буксиры-толкачи, — вспоминает он, — сразу поставил себе цель получить новый, и добился своего в 1990 году, работаю на нем 27 навигаций капитаном. В этом и других стремлениях меня всегда поддерживали замечательные люди, повлиявшие на мое становление в профессиональной судьбе. В первую очередь — представители тольяттинской школы большегрузников — самой лучшей на флоте. Это прежде всего Николай Иванович Сорокин, Владимир Константинович Андреев, Николай Дементьевич Кузнецов, Виктор Петрович Янков. А также пароходские наставники — Виктор Николаевич Фирсанов, Геннадий Михайлович Петров, Михаил Сергеевич Белов, которые меня опекали и во многом помогали. И теперь, передавая опыт молодым специалистам, я часто вспоминаю о них и стараюсь передать их восприятие и отношение к флотской жизни. Наверное, это и называется преемственностью поколений.  
Здорово, что в солидных и перспективных судоходных компаниях с большой историей, как Волжское пароходство, уделяют внимание сохранению традиций, безопасной эксплуатации флота и подбору кадрового персонала. Здесь трудятся опытные судоводители, которые, несмотря на тяжелые времена (их испытывала вся отрасль), остались верны компании, пользуются уважением и к их мнению всегда прислушиваются. Один из таких — капитан Виктор Петрович Руппо.  

Александр РАЙНИЧ. Фото Владимира ЮЖАКОВА и автора

ОТ 2459 1

 

Прочитано 666 раз

Последнее от Редактор сайта

Похожие материалы (по тегу)

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии