Пятница, 02 декабря 2016 10:58

Ростовские лоцманы

Автор
Оцените материал
(1 Голосовать)

Эта профессия требует самого серьезного отношения и большой практики, от которых зависит судьба судна, его экипажа и груза при прохождении сложных водных участков. Например, в южном регионе — на пути от места встречи лоцмана в районе приемного буя Азово-Донского морского канала (АДМК) до причалов или рейдов в порту Ростов-на-Дону

СмирновПривычный маршрут для лоцманов компании «Трансоптимал-Ростов», вот уже на протяжении пятнадцати лет предоставляющей услуги агентирования, экспедирования и технического обслуживания ООО «В. Ф. Танкер», Волжскому и Северо-Западному пароходствам (входят в состав транспортной группы UCL Holding). И не только. А это не одно и не два судна в навигационный день, а значительно большее количество на довольно длинном водном отрезке пути, объединяющем АДМК и низовья Дона. Протяженность внепортовых лоцманских проводок на нем составляет порядка 48 морских миль, или более 85 километров.
Провести по этому маршруту два наливных судна проекта RST27 — «В. Ф. Танкер-8» и «Балт Флот 12», принадлежащие одноименным компаниям из Нижнего Новгорода и Санкт-Петербурга, предстояло Федору Юрьевичу Токаеву и Виктору Абрамовичу Тихоненко в день нашего знакомства с ними. Оба пришли в компанию «Трансоптимал-Ростов» уже с лоцманским опытом. До этого работали во ФГУП «Росморпорт». А их общий флотский стаж на двоих, во что с трудом верилось, составил больше века, точнее — 101 год. Любимое дело и река помогают поддерживать хорошую физическую форму.
— Я — военный моряк, выбрал эту профессию по примеру своего дяди, который сейчас живет в Севастополе, — рассказывает Виктор Абрамович. — Моя флотская карьера начиналась в Санкт-Петербурге, служил на подводных лодках, позднее — на спасательных судах одной из военно-морских баз. Четырнадцать лет назад вернулся на родину, в Ростов, выйдя на пенсию. Здесь меня пригласили в лоцманскую службу, и после стажировки я приступил к новым для себя обязанностям. Работа нравится, помогают опыт, знания и, конечно, флотская закалка. Вот уже 51 год связан с водной стихией.
Ростовчанин Федор Юрьевич Токаев, пожалуй, один из самых опытных речных проводников: трудится лоцманом с 2000 года. Исходил вдоль и поперек Дон, побывал в других водных бассейнах, два контракта отработал на море. А начиналось все в далеком 1967 году, когда он после школы устроился на завод «Красный флот» рулевым-мотористом на катер. Поступил в речное училище, продипломировался на третьего помощника капитана сухогрузного судна и продолжил профессиональный рост. В 1981 году стал капитаном и семнадцать лет проработал в этой должности в Волго-Донском речном пароходстве.      
— У меня все родственники  трудились на флоте, — замечает Федор Юрьевич, — так что в выборе профессии не сомневался. А самый продолжительный период флотской биографии связан с теплоходом «Жигулевск», на котором проработал 35 лет, вплоть до 1998 года, когда судно вывели из эксплуатации.  
И вот какое наблюдение сделали опытные судоводители, когда разговор зашел о дисциплине на гражданском флоте. Все зависит, как считают они, от капитана и судо-
владельца. Если на теплоходе постоянный и хорошо подобранный экипаж, то порядка намного больше и работается легче. Конечно, важную роль играют техническое состояние судна, материальные и бытовые условия, созданные для команды. И тут вне конкуренции современный флот, которым, заметим, располагают уже названные судоходные компании — ООО «В. Ф Танкер» и «Балт Флот Танкер», Волжское и Северо-Западное пароходства.
А так для лоцмана нет разницы, какой теплоход проводить. Профессия — востребованная и в то же время ответственная. С этим согласен Дмитрий Валерьевич Соколов, который трудится лоцманом в компании «Трансоптимал-Ростов» второй год.
— Некогда раскачиваться, — сказал он нам после завершения своей работы на теплоходе «В. Ф. Танкер-20», пересаживаясь на служебно-разъездной катер «Андрей Барабаш», — проходишь стажировку и сразу втягиваешься в работу. В месяц выходит по 10—15 проводок. Почему пошел в лоцманы? Ближе к дому, я здесь вырос, знаю Дон. С флотом связана вся семья. Дед, Владимир Константинович, был капитаном-наставником, кстати, с ним на судне трудилась бабушка Юлия Павловна. Отец, Валерий Владимирович, — старший механик, часто брал меня с собой на теплоход. Дядя, Юрий Владимирович, — лоцман. Все из Ростовской области. Продолжая династию, поступил в институт водного транспорта имени Г. Я. Седова, выучился на судоводителя. Практику проходил на известном морском паруснике «Седов». Незабываемые впечатления! А начинал трудиться в компании «Донречфлот» матросом на «Волго-Доне», затем — боцманом и вырос до старшего помощника капитана на грузовом флоте.  
СоколовА еще Дмитрий Валерьевич — сторонник здорового образа жизни, активно занимается спортом, в частности борьбой и тяжелой атлетикой. Судя по всему, флотская династия Соколовых в будущем продолжится: у молодого лоцмана растут трое сыновей. Правда, старший из них учится в шестом классе, остальные ходят в детсад, но им есть на кого равняться.  
Многое зависит и от знаний, которые будущие капитаны и механики получают в учебных заведениях, и от отношения к ним работодателей. Об этом хорошо знает лоцман Сергей Константинович Смирнов. Он после завершения военно-морской службы пятнадцать лет преподавал в Ростовском речном училище.
— Ребята, как и везде, разные, — говорит он, — одни знают, зачем пришли, и тянутся за знаниями, другие еще не определились в окончательном выборе и берутся за ум, когда их заставляет жизнь. Вот здесь предоставляется широкое поле деятельности для педагогов и наставников. В нашем училище хорошая тренажерная база, закупается современное оборудование и т. д. Огорчает то, что во многих отраслевых заведениях больше нет учебных судов. Самое главное — практика. Однако не все компании желают брать на этот период курсантов и студентов. Должно быть встречное движение.
О самом Сергее Константиновиче добавим, что он сын контр-адмирала, в свое время окончил Высшее военно-морское училище имени М. В. Фрунзе, то самое, что ведет начало от знаменитой навигацкой школы, основанной в 1701 году (сейчас это Морской корпус Петра Великого — Санкт-Петербургский военно-морской институт). Четверть века служил в Гаджиево на атомном подводном флоте. Там начинал и закончил службу.
Вот такие кадры подбирают в ООО «Трансоптимал-Ростов», здесь заботятся о  профессиональном росте своих сотрудников, среди которых не только лоцманы (их около десяти человек), но и представители других флотских специальностей.
В эти дни компания отмечает свое 15-летие, мы еще расскажем о ней и об итогах уходящего года в интервью с генеральным директором Александром Витальевичем Румянцевым в ближайших номерах газеты. А пока присоединяемся к поздравлениям ее многочисленных партнеров.

Наша справка
Лоцманом считают моряка или речника, по квалификации — капитана-судоводителя, хорошо знающего береговую обстановку и местный фарватер и проводящего по нему морские или речные суда, особенно в местах, представляющих опасность. В дореволюционной России лоцманы образовывали свои общества в каждом порту под начальством лоц-командира, назначаемого от казны. До XVIII века поморы называли речных лоцманов «носниками», а тех, кто водил морские корабли по взморью и дельте Севера, — «корабельными вожами».

Александр ПЕТРОВ. Фото Владимира ЮЖАКОВА

Прочитано 411 раз

Последнее от Редактор сайта

Похожие материалы (по тегу)

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии