Пятница, 10 февраля 2017 10:23

Бывших капитанов не бывает

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

Сегодня не многие речники и моряки могут похвастаться верностью одной судоходной компании: нередко судоводители переходят от одного работодателя к другому, где зарплата больше или условия труда лучше. Капитан дальнего плавания Геннадий Михайлович Комаров более 50 лет проработал в одном пароходстве — Волжском

Комаров 3Родился он в 1934 году в Татарстане, в селе Александровке, далеком от водных артерий, в «сухопутной» семье (отец — сельский учитель). Мальчишка мечтал о морях и дальних странах. Напористый и упрямый, он твердо решил добиться поставленной цели. Моряков ближайшие учебные заведения не выпускали, поэтому в 1949 году Геннадий поступил в Казанский речной техникум на судоводительское отделение.
На реке начал работать еще в 1951-м во время производственной практики. После окончания техникума Геннадий Михайлович осваивал азы специальности на местном флоте. А уже в 1953 году его назначили третьим штурманом на пароход «Академик Обручев» в Волжское грузовое речное пароходство (позже оно вошло в состав ВОРПа). Дальше в его трудовой биографии были «БТ», «РБТ», «МО», на которых он стал капитаном.
Столь стремительный взлет по карьерной лестнице не удивлял никого, кто знал Геннадия Михайловича. Даже в сухих строчках характеристик про него писали: «Специальность судоводителя знает и любит. Со своими обязанностями справляется успешно, все порученные ему работы исполнял добросовестно. К делу относится с душой». Вот за это отношение к профессии с душой его уважали и товарищи, и начальство. Подчиненные знали, что Комаров строго спрашивает за нарушения дисциплины, но и к себе относится так же требовательно.
В 1961 году Геннадий Михайлович сменил мелкосидящие буксиры на суда побольше — теплоходы типа «Шестая пятилетка». Третьим штурманом — третьим помощником механика стал на «Чимкенте». На грузовых судах было совмещение профессий. Так что со временем отличный судоводитель Комаров стал еще и грамотным механиком. Осваивал механизмы и оборудование, не стеснялся спрашивать совета у более опытных специалистов. Речник со стажем, он прекрасно знал, что безаварийная эксплуатация судна во многом зависит от его технического состояния.
Набирался опыта, рос по служебной лестнице. В 1966 году работал первым помощником капитана — первым помощником механика на «Бухаре». Как квалифицированного, добросовестного специалиста его в 1967-м направили в командировку в Чехословакию для приема теплохода нового судостроения. Тогда это была очень почетная миссия — за границу на приемку отправляли самых лучших.
Все у Геннадия Михайловича складывалось хорошо, жизнь текла гладко и ровно. Работу свою любил, стал высококлассным профессионалом. С супругой Идеей Викторовной жили в любви и согласии, растили сына Мишу.
Но, видимо, настал момент, когда захотелось что-то изменить в судьбе. В 1968 году Геннадий Михайлович перешел в «Волготанкер», но работа там ему не понравилась, и он практически сразу же вернулся в свое родное Волжское пароходство. Этот жизненный зигзаг сказался на его карьере. Судна ему не досталось, и четыре года капитан-механик Комаров находился в резерве. Правда, отдохнуть ему не пришлось. Все это время он трудился не покладая рук. Подменял комсостав на самых разных теплоходах, среди которых были «Дунайские», «Маршал Блюхер», «Томск», «Приволжск» и другие.
И, кстати, не забывал про свою мечту — отправиться в море. Окончил Ленинградское мореходное училище по специальности «морское судовождение», учился на курсах по изучению условий плавания в морских районах. Упорно осваивал трудно дающийся ему английский язык. И усилия не пропали даром. Вот он уже капитан-дублер теплохода смешанного (река-море) плавания «Сормовский-72», а вскоре и капитан судна «17-й съезд ВЛКСМ». Еще в его капитанской биографии были «Гидростроитель Александров», «Волга-44» и «Сормовский-3051». На последнем он проработал дольше всего — с 1984 по 2002 год.
Каждое назначение на теплоход класса «река-море» сопровождалось множеством аттестаций, документов и характеристик. Что же говорят в них о капитане Комарове? «Опытный судоводитель и механик. Энергичен, честен, не терпит недостатков в работе и самокритичен. Добивается, чтобы судно находилось в хорошем состоянии. Квалифицированный специалист, проявляет творческую инициативу по внедрению передовых методов работы, обеспечивает выполнение государственных планов и безаварийную работу. Отличный наставник. Посетил порты Италии, Сирии, Югославии. Заботится об улучшении быта и питания экипажа. В обращении вежлив. По складу характера горяч, напористый, прямолинейный».
Геннадий Михайлович действительно не терпел недостатков в работе, особенно если это касалось его. Он знал свое слабое место — английский, и любую свободную минуту посвящал изучению языка. И добился того, что стал свободно общаться с менеджерами зарубежных портов, грамотно оформлял все судовые документы на иностранном языке.
…Незаметно летело время. Навигация за навигацией, контракт за контрактом — более 50 лет в Волжском пароходстве. Занимаясь любимым делом, Геннадий Михайлович даже не думал о пенсии. Здоровья и энергии ему было не занимать, все хлопоты, трудности и заботы капитанской жизни воспринимались как обычные флотские будни.
Но сам понимал, что возраст уже к семидесяти, нужно уступать дорогу молодым. На заслуженный отдых Комаров ушел в 2004 году с должности капитана теплохода «Сормовский-111». Тяжело ему далось расставание с флотом, сильно переживал. Первые два года все разговоры в семье были только о море и реке — как он сам любил говорить: «Бывших капитанов не бывает». Старался быть в курсе дел Волжского пароходства: читал газету «Волго-Невский ПроспектЪ», хранил вырезки, созванивался с друзьями, расспрашивал о знакомых, о дислокации судов.
Постепенно Геннадий Михайлович привык к береговой жизни. Много времени проводил с семьей. Жили супруги Комаровы, как и прежде, в Тольятти, хотя в свое время можно было обосноваться в Нижнем Новгороде или в Санкт-Петербурге. Глава семейства всегда шутил: «Нет, отсюда никуда не уеду. Здесь мой причал и здесь мои друзья». Пока позволяло здоровье, с удовольствием копался в саду. Любил животных, заботился не только о домашней любимице, но и ходил по близлежащим дворам кормить всех окрестных кошек.
В последнее время побаливало сердце. Первый инфаркт получил, можно сказать, на капитанском мостике. Когда с судном Комарова произошло транспортное происшествие, капитан (после сорока лет безаварийной работы) так распереживался, что попал в Риге в больницу. О своих болячках Геннадий Михайлович жене не говорил, берег ее, старался, чтобы она лишний раз не волновалась. Такое трогательное отношение друг к другу супруги сохранили, несмотря на шестьдесят лет совместной жизни.
— Шестьдесят три года мы с ним прожили душа в душу, как будто шестьдесят три дня, — вспоминает Идея Викторовна о муже, ушедшем из жизни совсем недавно. — Рядом со мной был такой замечательный человек, каких мало. Мне очень повезло. Порядочный, обязательный, добрый, заботливый, преданный и работе, и семье, прекрасный друг. Не представляю, как жить без него…

Ирина КУКАНОВА. Фото из архива редакции

Прочитано 385 раз

Последнее от Редактор сайта

Похожие материалы (по тегу)

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии