Среда, 22 февраля 2017 09:07

Капитан своей судьбы

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

Держу в руках пожелтевшую от времени вырезку из газеты «Большая Волга» за 7 апреля 1974 года об открытии на реке очередной навигации, присланную нашим давним читателем и другом Александром Викторовичем Конякиным. Вот он и сам на капитанском мостике «Волго-Дона-5049» — в строгой парадной форме, подтянутый, с черными как смоль усами и проницательным взглядом из-под козырька фуражки

На снимке ниже — молодые члены экипажа вместе со вторым помощником капитана — вторым помощником механика Николаем Викторовичем Мартыновым (будущим директором Волжской БТОФ). Кстати, с ним Конякин получал новый сухогруз в Румынии. Та заметка называлась «Идут по Волге суда». Сколько же воды утекло с тех пор? Вот и Н. В. Мартынов уже более двадцати лет руководит самой южной базой технического обслуживания флота Волжского пароходства. А бравому капитану с фотоснимка недавно исполнилось восемьдесят.
По-прежнему идут по реке теплоходы, вслед за старшим поколением пришло другое и, «сменив уют на риск и непомерный труд, проходит нами пройденный маршрут», как написал в одном из своих стихотворений Александр Викторович (об этом творческом увлечении Конякина давно известно окружающим). Удивительный, разносторонне развитый человек. Полки шкафов в его уютной квартире на Аллее Героев в Волгограде заставлены книгами, он ведет довольно объемный архив по истории флота и сам время от времени берется за перо. Водная стихия на протяжении многих лет питает творческие и физические силы.  
Только представьте, Александр Викторович отработал на флоте практически 60 лет! Завершающей стала навигация 2015 года, когда он окончательно сошел на берег с учебно-прогулочного катера «Учитель» Волгоградского педагогического университета. А память цепко удерживает ключевые моменты большой биографии.
— Первую практику проходил в 1956 году на пароходе «Академик Губкин» во время учебы в Астраханском речном училище, — рассказывает А. В. Конякин. — Брали на буксировку в кильватер две-три баржи большой грузоподъемности. Общий вес превышал 20 тысяч тонн. Тяжелые якоря выбирались вручную. На коромысла механического брашпиля налегали по пять человек с каждой стороны. В помощь экипажу баржи высаживались матросы с буксира. Штурманы работали солидные: такие степенные дяденьки в возрасте шестидесяти и более лет. Когда мы узнали, что они начали плавать еще в далекое царское время, сразу не поверили. Нам казалось, что революция 1917 года была так давно, как восстание Спартака! А они жили, трудились и учили нас всему, что умели сами. Скорость судна с таким грузом была небольшой, и мы смотрели на реку, как на огромную водную массу, набегавшую на штевень парохода. Подбираемся к очередному перекату. У него есть гребень и седловина, ниже — подвалье. Лучше, если позволяет глубина, идти по тиховодью, нижней плесовой лощиной. Главное — правильно заправиться на перекат и заправить за собой караван.
Следующие две практики проходили на судах «Ленинец» и «Зеленодольск». За вторым (мощностью 1200 лошадиных сил) закрепили баржу «Колыма» — таких размеров, что за ней ничего не было видно, когда она шла в порожнем состоянии (ее палуба в этот момент находилась выше капитанского мостика). Пришлось, как вспоминает Александр Викторович, соорудить будку на крыше ходовой рубки и вывести туда управление. А дальше после получения диплома судоводителя начался тот самый «непомерный труд» волгаря.
Второй штурман Конякин был направлен на паровой баркас «Пожарский» Сталинградского линейного речного пароходства, воевавший в свое время в Сталинградской битве. И еще застал живых участников этого сражения. Баркас водил деревянные баржи с солью из Ахтубинска на соляной причал Сталинграда и на химзавод у Красноармейска. Затем, в связи с переходом на стальное судостроение, эти баржи пошли на слом. Речники разбирали их с помощью ручных пил, ломов, топоров. А в качестве оплаты брали дрова, полученные в процессе тяжелой работы. Тогда в частном секторе было печное отопление.
 В сентябре 1961 года имеющих среднее техническое образование специалистов направили в город Волжский, на одноименный участок СЛРП, который преобразовали в самостоятельное подразделение ВОРПа. А в 1967-м Конякин стал капитаном, возглавив экипаж единственного экспериментального «Волго-Дона» с воздушной смазкой, названного в честь XV съезда ВЛКСМ.   
Но больше всего, по его словам, запомнилась работа по освоению новых водных маршрутов, в частности на извилистом Дону, где убирали целые массивы грунта и пускали теплоходы.
— Первым с нами по этому новому участку прошел капитан-наставник Леонид Васильевич Пушкарев, прекрасный специалист и замечательный человек! Мне вообще везло в жизни на хороших людей, у которых можно было многое перенять, — признается Александр Викторович. — Довелось общаться и с руководителями отрасли. Например, с начальником пароходства Константином Константиновичем Коротковым  — на борту «ОТ-839» на Оке в Молитовке во время  выгрузки барж. А министр речного флота Сергей Андреевич Кучкин прилетел на Балаковские шлюзы Саратовского гидроузла, когда наш теплоход «XV съезд ВЛКСМ» открывал первое шлюзование. С женщиной-капитаном речного грузового парохода «Красновидово» Эльзой Алексеевной Меркуловой познакомился на партконференции в ВОРПе. Каждую такую встречу считал не случайной в жизни и даже верил в предопределенность судьбы, пока не нашел объяснение этому у писателя Александра Грина: «Все, что неожиданно изменяет нашу жизнь, — не случайность. Оно в нас самих и ждет лишь внешнего повода для выражения действием».
Выходит, многое зависит от человека, его желаний и возможностей, которые важно направить в правильное русло. В этом не раз убеждался Александр Викторович, желающий каждому ученику стать капитаном своей судьбы:

А жизнь, ведь если цели нету в ней,  
Баржа без тяги, створы без огней,
Фрегат без парусов, без весел лодка,
Поэтому уверенной походкой
Шагай по жизни, чтоб к закату дней
Не стало на планете холодней.
В эпоху дележа и барыша
Не очерствела чтоб твоя душа.

Звоним Конякину 10 февраля, в день его рождения, поздравляем с 80-летием, интересуемся здоровьем, настроением и, конечно, творческими планами. Попали в точку: Александр Викторович взялся за «Афганский дневник». Была в его биографии яркая страница, связанная с работой на катере изыскательской экспедиции по подготовке к строительству моста через Амударью в Афганистан. По нему в эту страну в 1979-м прошла первая боевая техника, а потом спустя десять лет выводили советские войска. И вот настала пора привести в порядок записи, сделанные во время опасной командировки. Легкого вам пера, Александр Викторович.    

Александр ПЕТРОВ. Фото Владимира ЮЖАКОВА

Прочитано 345 раз

Последнее от Редактор сайта

Похожие материалы (по тегу)

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии