Пятница, 10 марта 2017 11:55

Женщина на теплоходе — к счастью

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

Ирина Александровна Патеева — из семьи речников. Поэтому она в детстве решительно заявила, что на реке работать не будет и замуж за водника никогда не выйдет

Никогда не говори «никогда»
IMG 4025Казалось бы, с такой «родословной» дорога только на флот. Отец — известный волжский капитан Александр Вячеславович Бирюков, руководит экипажем «ОТ-2054» почти три десятка лет. С ним рядом на буксире-толкаче долгие годы матросом трудилась и мама.
— Родители в навигацию весной уходят — я в слезы, — Ирина Александровна  мысленно возвращается в детство. — Мне так их не хватало. Помню, как через день звонила диспетчеру, спрашивала, где их толкач находится. В диспетчерской люди хорошие, всегда отвечали обстоятельно, никогда не грубили, даже если по нескольку раз в день их беспокоили. Наоборот, нас, детей, успокаивали: скоро папа с мамой приедут. Конечно, летом родители брали меня с собой. Но теплоход я не любила. Подружки разъезжались: кто — в пионерский лагерь, кто — к бабушке в деревню. В общем, проводили каникулы на свободе. А у меня выбора не было — под присмотр, на судно. Не любила теплоход, но очень ждала встречи с мамой и папой. Ведь все время в разлуке… Поэтому и не хотела своим детям такой судьбы.
Но, как говорится, никогда не говори «никогда». Ирина честно пыталась следовать своему решению: трудилась на берегу продавцом, менеджером. А гены брали свое. Вначале поколебалось решение не связывать свою жизнь с речником.
На теплоходе отца она познакомилась с его сменным капитаном — Сергеем Юрьевичем Патеевым. Один раз случайно встретились, при второй встрече поговорили, затем Сергей пригласил девушку на свидание в кафе… Любовь, свадьба, дети-погодки — сын Николай и дочь Екатерина.
Отец, муж, свекор Юрий Васильевич Патеев — все капитаны. Как тут устоишь, когда разговоры в семье только о флоте? Да и сама она любовь к Волге впитала с молоком матери в буквальном смысле. Ее первая «навигация» состоялась, когда малышке было несколько месяцев от роду. А работать на судно пришла семнадцать лет назад — чтобы с супругом не расставаться. Трудилась у него на теплоходе матросом, поваром.
«Матрос — это что, предел твоих мечтаний?» — ворчал отец-капитан. Ирина и сама чувствовала, что способна на большее. Поступила в Нижегородское речное училище, успешно его окончила. Вместе с нею на судоводительском отделении учились три девушки. За ее плечами также школа комсостава в Чкаловске.

С милого севера в сторону южную
И вот семь лет Ирина Александровна — третий помощник капитана на «Волго-Доне-5075». Кстати, она уже продипломировалась на второго помощника. Отец подталкивает расти до капитана. Но у нее самой таких амбиций нет, для женщины, кроме работы, важна семья. Сейчас она имеет возможность работать на одном теплоходе с мужем.
Их судно давно стало для них вторым домом, на нем они проводят гораздо больше времени, чем в собственной квартире. Супруг шутит: «Другие, чтобы сменить обстановку, диваны со шкафами в комнатах переставляют. Нам повезло: дома пожили — на теплоход уехали. Хорошо: и местожительство надоесть не успевает, и мне мебель двигать не надо».
Только дома побыть долго не удается. После навигации-2016, которую начали 27 апреля, вернулись в Нижний Новгород 2 декабря. А уже 12 марта пора отправляться на Волжскую БТОФ на судоремонт — «Волго-Дон-5075» должен быть готов к началу апреля. За три месяца хочется успеть и с родными побыть, и с друзьями встретиться, и «домик в деревне» проведать.
— Супруг — капитан, наверное, он и дома командует?
— Да нет, — отвечает Ирина Александровна, — дома мы все вместе делаем. У мужа самая ответственная и почетная обязанность — гулять с собакой Таей. Еще у нас есть кот Маркиз. В плавание они отправляются вместе с нами. У них тоже трудовая вахта. Маркиз обожает рулевую рубку. Причем еще раз убедилась, как у кошек, в отличие от собак, развито чувство времени. Стоит только Сергею Юрьевичу задержаться после вахты, кот начинает блажью орать под дверью каюты.
Прошлую навигацию «Волго-Дон-5075» ходил на Северо-Западе с металлом и щебнем на линии Череповец — Санкт-Петербург. Последний рейс совершил с серой по маршруту Бузан — порт Кавказ. Новые места — новые впечатления:
— На Азовском море в это время хамса пошла. На «рыбалку» столько дельфинов приплыло! Они попарно выныривали вокруг судна — картины незабываемые. Проходили мимо Керченского моста: грандиозная стройка поразила своим размахом. Даже технический мост, возведенный временно, такой капитальный, мощный. Переправа длиннющая: Керчь рядом, хорошо просматривается, а другого конца даже не видно.
Южные места, конечно, интересные, но северные — привычнее. В Прионежье изумительная природа. Особенно Патеевой нравится бывать там весной, когда все цветет, а воздух, густой, медовый, напоен ароматами трав. Да и осенью на Северо-Западе красиво, яркие краски листвы радуют глаз. А сколько грибов в карельских лесах! Экипаж потом долго угощается жареными, солеными, маринованными дарами северной природы.
Рыбалка в Карелии тоже знатная, в некоторых водоемах форель руками ловят. Но в команде «Волго-Дона-5075» нет ни одного любителя посидеть с удочкой или сеть забросить, так что рыбу покупают у местных жителей, чтобы разно-образить колпит.
Штурманская карта пестрит экзотическими названиями: Уйская губа, Ропручей, Рыбрека… Некоторые из них речники даже вслух не произносят, обтекаемо говоря: «Ну то, что похоже на нецензурное слово».

Экипаж — одна семья
Живописность пейзажей за бортом судна больше важна для туристов, чем для речников. Романтика профессии — аргумент весомый, но в любом деле присутствуют и менее приятные моменты, особенно для представительницы прекрасной половины человечества. Так, после выгрузки серы, которая при транспортировке слеживается, трюм надо привести в порядок. При температуре минус двенадцать градусов замывка трюма — занятие малопривлекательное. Зачистки и помывки трюмов, судоремонт — работа нудная и грязная.
— В профессию я пришла не сразу, выбрала ее не по призванию, а, скорее, по жизненным обстоятельствам, — рассуждает Ирина Александровна, — но никогда об этом не пожалела. На нашем теплоходе уже много лет один и тот же экипаж, никто не уходит, хотя Сергей Юрьевич — капитан строгий, любит дисциплину. У нас сложилась традиция: на два самых главных праздника — 9 Мая и День речника — весь комсостав вахту стоит в форме. Это так торжественно! Мимо проходят грузовые суда, на них речники ходят в трениках с отвисшими коленками. А наш экипаж, одетый по всей форме, смотрит на них чуть свысока.
Еще Патеевой нравится, что в коллективе сложилась семейная, по-домашнему теплая атмосфера без всякой нервозности. Мотористы, парнишки совсем молоденькие, нередко приходят посоветоваться насчет каких-то жизненных обстоятельств, про любимую девчонку рассказать. Ирина Александровна выслушает, по-матерински подскажет, успокоит.
Как-то поваром прислали восемнадцатилетнюю девчонку, только что курсы окончила, опыта еще никакого. Надо помочь: и третий помощник капитана, сама когда-то работавшая поваром, стояла рядом с ней, щи варила. Ничего, со временем та привыкла, кормила команду вкусными блюдами. Молодежь на судне опекают, делятся секретами мастерства. К середине навигации вчерашние выпускники или практиканты оперяются, становятся вполне себе матерыми речными «волками».
На длительных стоянках, особенно в Северной столице, капитан охотно отпускает ребят «в увольнительную»: идите, гуляйте, осматривайте достопримечательности, город-то какой. Все вместе ездили на экскурсии по Санкт-Петербургу, в Петергоф, Царицыно. Да и на самом судне стараются как-то разнообразить свой досуг. Приобрели боксерские перчатки, грушу, в диптанке установили теннисный стол.

И швец, и жнец…
И. А. Патеева — судоводитель опытный, знающий и умелый. Вполне уверенно выполняет все маневры, шлюзуется аккуратно. Но все равно многие мужчины, когда слышат в эфире женский голос, реагируют неадекватно. А несколько лет назад на «Волго-Доне» работал старпом, который, видя женщину за штурвалом, просто впадал в шок, и в глазах у него разливался тихий ужас.
Так верна ли старая морская примета, что женщина на ко-рабле — к несчастью? Давайте разберемся.
Хозяйка — она и в доме, и на теплоходе хозяйка. Два раза в навигацию третий помощник капитана организует экипаж на «генеральную уборку»: все судно моют губкой, тщательно оттирая накопившиеся грязь и сажу. Особенно охотно плавсостав участвует в этом мероприятии в жару — водой обливают не только надстройку и палубу, но и себя.
Женские руки любят наводить чистоту и порядок. Уют во внутренних помещениях — тоже заслуга Ирины Александровны. В кают-компании ковролин постелили: теперь туда заходят, разуваясь. Потом напольное покрытие и в рубке появилось.
Патеева завела на «Волго-Доне» свой метод стирки. Мужчины обычно в стиральную машину бросают все вещи, не заморачиваясь попытками рассортировать их. Теперь около стиралки стоят коробки для белья разных цветов.
Женщина на судне — это еще психотерапевт. В конце навигации люди устают, как Ирина Александровна говорит, «гаснут». Так она начинает их теребить, старается расшевелить расспросами: «Как у тебя дела со строительством дачи?» Разнервничался кто-то — она тут же с разговорами о дочке. И человека потихоньку отпускает напряжение.
Кроме третьего помощника капитана Патеева добровольно исполняет еще обязанности портнихи и медика. Машинку швейную на теплоход привезла, и сейчас к ней идут с просьбами форму подшить или спецовку обрезать. На УПК в школе их учили на младшего медицинского работника. Навыки с того времени сохранились, так что в навигацию без коробки лекарственных препаратов она не отправляется.
Да и вообще, женщина сама по себе — это украшение мужского коллектива. Ирина Александровна следит за своим внешним видом, перед вахтой всегда укладывает волосы, подкрашивается. Пусть это и не туристический лайнер, а грузовой трудяга «Волго-Дон», и экипаж всего двенадцать человек. Когда в рубке за штурвалом стоит красивая, ухоженная блондинка с обаятельными ямочками на щеках, речники уже не позволят себе прийти на вахту небритыми или в мятой одежде.
— С мужчинами работать легче, — уверена Патеева. — При мне не ругаются матом, даже слова грубого никто ни разу не сказал,  сумки и другие тяжести никогда сама не ношу, руку всегда подают.

Шерше ля фам
Увлечения у третьего помощника капитана традиционно женские. Любит готовить. Еще в детстве, когда ждала родителей из плавания, старалась удивить их чем-то вкусненьким — тортики, печенье пекла. Это ей потом пригодилось в профессии повара.
Еще Ирина Александровна пишет акриловыми красками картины. В основном изображает цветы. Недавно освоила новую технику — алмазную мозаику. Полотна получаются необыкновенно выразительными. Она украшает ими свой дом, с удовольствием дарит родным и друзьям.
А вот пересилить свой страх и овладеть искусством автовождения у нее пока не получается: «Большим сухогрузом управляю, а за руль автомобиля боюсь садиться. Когда с мужем едем в машине, для меня скорость 60 километров в час уже запредельная после нашей флотской «крейсерской».
Всю жизнь речника сопровождает разлука с родными людьми: сначала с родителями, затем со своими детьми, которых Патеевы оставляли на прабабушку (бабушка тоже уходила в навигацию), сейчас с внучками. У них самый интересный возраст — три годика и шесть лет. Конечно, общаются по телефону, по скайпу, но хочется, как говорят малышки, «обнимашек и целовашек». Летом бабушка с дедушкой берут внучек с собой на теплоход.
Ирина Александровна замечает: «Живем, как цыгане. Осенью домой хочется, весной — в навигацию». Так живут счастливые люди. Ведь, как сказал Назым Хикмет: «Счастье — это когда утром очень хочется идти на работу, а вечером очень хочется идти домой».

Ирина КУКАНОВА. Фото из архива семьи Патеевых

За штурвалом своей мечты

В Волжском пароходстве еще две женщины входят в комсостав и несут судоводительскую вахту на теплоходах компании. На Борской базе технического обслуживания флота — это второй помощник капитана «Волго-Дона-131» Ирина Викторовна Александрова. На Волжской БТОФ — капитан служебно-разъездного катера № 706 Нина Васильевна Чимирова

IMG 5806Впрочем, до завершения навигации-2016 Ирину Викторовну знали как второго штурмана «ОТ-2430», на котором она много лет трудилась с супругом, капитаном Вячеславом Николаевичем Александровым. Экипаж этого буксира-толкача — оИра 8 мартадин из лучших в пароходстве: открывал навигацию на Верхней Волге, занимался ледовой проводкой судов, работал дежурным теплоходом на разных базах компании и доставлял самые различные грузы. Очередной весной В. Н. Александров и его супруга отправятся в первый рейс на «Волго-Доне-131». Рассказ об этом еще впереди.
Нина Васильевна Чимирова, о которой наша газета не раз писала, начинала трудовую биографию с судового повара на пассажирских судах. А после окончания Казанского речного техникума, распределившись в Волжский, работала третьим штурманом на «Волго-Доне-103», затем выросла до второго помощника капитана. И вот уже третью пятилетку управляет служебно-разъездным катером, доставляя все самое необходимое на теплоходы компании в южном регионе. По ее словам, она ни разу не разочаровалась в своем выборе и считает, что надо всегда держаться за профессию. Тем более что в Волжском пароходстве есть стабильность и перспектива.   

Александр ПЕТРОВ. Фото Владимира ЮЖАКОВА

Прочитано 421 раз

Последнее от Редактор сайта

Похожие материалы (по тегу)

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии