Пятница, 07 апреля 2017 09:52

Руководствуясь законом

Автор
Оцените материал
(2 голосов)

Стоит ли сегодня говорить о том, как важно обеспечить безопасность людей на транспорте, своевременно отреагировать на сообщения граждан о противоправных деяниях, определить виновных в ходе предварительного расследования преступлений и извлечь уроки на будущее. Об этом мы беседуем  с начальником Следственного управления УТ МВД России по ПФО, полковником юстиции Олегом Сергеевичем Поповым

За безопасность на транспорте и не только
— Следственное управление занимается предварительным расследованием преступлений, отнесенным процессуально-уголовным законодательством к компетенции органов внутренних дел, — поясняет наш собеседник. —  Это довольно широкий перечень статей — от общеуголовной направленности до коррупционной и террористической. В своей работе мы непосредственно руководствуемся 27-й главой УК РФ «Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта», и в первую очередь наша деятельность сориентирована на выполнение ее требований. Тем не менее мы расследуем также преступления, связанные с фактами хищения должностными лицами имущества с объектов транспорта, контрабандой леса, незаконным оборотом наркотиков, и многие другие.
При этом линейные управления и отделы УТ МВД России по ПФО дислоцируются на территории 21 субъекта Российской Федерации. Как вы понимаете, такое  количество регионов не укладывается в границы одного Приволжского федерального округа. В сфере нашего оперативного обслуживания находятся еще три субъекта Центрального федерального округа — Владимирская, Тамбовская и Рязанская области, также два — Уральского (Свердловская и Челябинская области) и два — Южного (Астраханская и Волгоградская области). Вот такая обширная география!
— Какой же тогда должна быть структура вашего управления?
— Структурными подразделениями Следственного управления являются следственная часть (по расследованию организованной преступной деятельности), организационно-зональный отдел, отдел информационно-аналитической и контрольно-методической работы, группа по работе с личным составом. Их названия говорят сами за себя. Вклад каждого подразделения в общее дело существенен. Штатная численность нашего управления составляет 275 человек.
— Давайте поговорим об итогах работы в ушедшем 2016 году, как вы их оцениваете?
— За двенадцать месяцев прошлого года в линейные управления и отделы УТ МВД России по ПФО поступили и были зарегистрированы 35326 заявлений, сообщений и иной информации о противоправных деяниях. Это средняя нагрузка в сравнении с другими транспортными управлениями. Было отмечено снижение количества преступлений, совершенных на объектах транспорта, на 8,5 процента (с 6259 до 5726) — что тоже соответствует среднероссийской статистике. Это повлияло на то, что у нас гораздо меньше было направлено уголовных дел в суд: если в 2015 году ушло около 1200, то в 2016-м — 954 дела (в том числе 15 — по преступлениям, совершенным в составе организованных преступных групп), по которым к уголовной ответственности привлечено 1229 человек.    
Замечу, что наша работа строится по приоритетным направлениям, и главное из них — обеспечение прав законных интересов граждан. По всем заявлениям и обращениям, поступающим в УТ МВД России по ПФО, проводятся проверки. Мы непосредственно занимаемся теми из них, где есть информация о преступлениях, отнесенных к компетенции органов предварительного следствия. Часть заявлений рассматривают органы дознания, оперативные подразделения и другие службы нашего управления. Это помогает в работе.
— А что можно сказать о качестве расследования?
— У нас это один из лучших показателей в России (по итогам 2016 года мы находимся на четвертом месте), что говорит о профессионализме наших следователей. Причины возврата уголовных дел на дополнительное расследование, как правило, связаны не с тем, что следователи допускают брак в своей работе, а из-за того, что по объективным причинам в ходе следствия не были исследованы те или иные обстоятельства.

Работаем на опережение
— Какие основные трудности или проблемы возникают на стадии предварительного расследования?
— Проблем как таковых нет, они появляются только тогда, когда грамотный адвокат ведет здоровую юридическую борьбу или, как говорят у нас, ставит юридические барьеры. Мы же, хотя и считаемся стороной обвинения по уголовно-процессуальному законодательству, выступаем за то, чтобы расследование проводилось полно, объективно и всесторонне. И тут занимать сугубо обвинительную позицию не совсем правильно.
Плюс какие-то недочеты, недоработки в законодательстве, которые порой в конкретной ситуации не позволяют установить все обстоятельства совершенного преступления.
— И где выход?
— Выявлять пробелы законодательства, анализировать, изучать судебную практику, то есть создавать прецедент. Для этого мы проводим совещания с прокуратурой и судами. А потом, у нас есть специализированное подразделение в Следственном управлении. Можно сказать, аналитический центр, в котором аккумулируется вся информация о судебно-следственной практике по округу.  По итогам имеющихся пробелов и коллизий права мы готовим предложения, направляем их в Следственный департамент МВД России, наиболее актуальные из них впоследствии становятся законодательными инициативами.
Но нам ничто не мешает обобщать практику и использовать ее в повседневной деятельности как руководство к действию. В совершенствовании законодательства нам помогает и активно поддерживает Приволжская транспортная прокуратура.
Так, одним из приоритетных направлений в нашей работе является профилактика преступлений. Я думаю, руководители транспортных предприятий обращают внимание на те представления, что мы направляем им по результатам проведенных расследований. На основе нашей информации ими разрабатываются дополнительные меры по обеспечению безопасности и сохранности материальных ценностей. То есть работаем на опережение.
— На ваш взгляд, является ли порой достаточно жестким наказание за то или иное преступление?
— Опять же, мы не можем обсуждать меру наказания, это не наша прерогатива. Но тем не менее чисто по-человечески считаю, что за некоторые преступления, в первую очередь террористической направленности, нужно наказывать строже. А пока в общем контексте отношения к лицам, совершившим определенный ряд преступлений, законодательство идет по пути либерализации в сторону смягчения наказания. Введен новый институт — мера уголовно-правового характера в виде судебного штрафа, предусматривающий прекращение уголовного дела в суде с применением этой нормы.
  То есть если обвиняемый признается в совершении преступления, полностью возмещает причиненный ущерб, то не несет уголовного наказания и юридически считается несудимым. Это относится к впервые оступившемуся человеку и к преступлениям с категорией небольшой и средней тяжести.
 — Насколько в вашей работе утверждение «оснащен — значит, вооружен» помогает раскрывать преступления?
— Разумеется, в нашей служебной деятельности применяются новые методы работы и научные достижения. Не только мир не стоит на месте, но и преступность меняется вместе с ним. Поэтому регулярно с личным составом органов предварительного следствия проводятся занятия, на которых изучается все новое, что разрабатывается в МВД РФ, в том числе нашим Следственным управлением. В настоящее время развивается преступность в сфере компьютерных технологий, телекоммуникаций и так далее. И такие преступления нами раскрываются.  
Например, в Самарском регионе в 2016 году была выявлена преступная группа, которая, используя вредоносные программы, входила в компьютерную базу организаций, занимающихся розничной реализацией билетов. Приобретала их на конкретного человека, который, впоследствии предъявляя в железнодорожной кассе электронные билеты, получал наличные деньги за их возврат. Согласитесь, схема могла применяться на любом виде транспорта. Дело окончено и квалифицируется как совершение преступления в составе организованной преступной  группы.
Сегодня в нашем распоряжении — современные телекоммуникационные системы и каналы, позволяющие пользоваться сервисами электронного документооборота, оперативно вести расследование и выполнять различные служебные задачи. В этом мы чувствуем поддержку со стороны МВД России и следственного департамента. То же самое можно сказать о Приволжской транспортной прокуратуре.

Я, следователь
— Олег Сергеевич, как становятся следователями, и кого вы берете на работу?
— Можете написать, что мы нуждаемся в грамотных и квалифицированных специалистах. Хотя на следователей учат, есть линейные управления и отделы, недоукомплектованные ими. Все дело в том, что наша работа сложная, имеет свою специфику, к следователям предъявляются определенные требования, и мы не можем брать кого-то с улицы без соответствующего образования. Хотелось бы, чтобы к нам приходили люди, имеющие первоначальные азы следственной работы, то есть направлялись из системы заведений МВД.
Научить выпускника гражданского вуза расследовать уголовные дела можно, но довольно долго и дорого. Судите сами: устроившись на работу к нам, он стажируется от трех до шести месяцев, затем, спустя еще несколько месяцев, направляется в специализированное учебное заведение почти на полгода. И как еще приживется на новом месте. В общем, хороших кадров не хватает.
— А кто составляет костяк вашего коллектива? Не перевелись еще Знаменские и Томины?
— Не перевелись. Костяк, конечно, есть. И в линейных подразделениях, и в следственной части Следственного управления расследуются серьезные дела. Самые большие подразделения по численности  — Саратовское и Самарское следственные управления. И действительно, в результате своей оперативно-служебной деятельности они добиваются высоких показателей в работе. Например, вместе с Волгоградским следственным управлением ими в 2016 году было направлено наибольшее количество дел об организованной преступной деятельности, связанной  с незаконным сбытом наркотиков, а также с легализацией денежных средств от незаконного оборота наркотиков.
Среди настоящих профессионалов могу назвать начальника следственной части Виталия Викторовича Пустынникова, полковника юстиции, проработавшего более тридцати лет в органах предварительного следствия, выпускника Горьковской школы милиции. Самых добрых слов и уважения заслуживают начальник Саратовского следственного управления Руслан Курейшевич Нальгиев, Волгоградского — Тофик Курбанович Гасанов, Самарского — Кирилл Викторович Салтанов.
— А вам какое ближе подразделение в Следственном управлении?
— Все они для меня родные, и за каждое из них я переживаю. Болею душой за большие подразделения и опекаю на каждом шагу те, где работают молодые руководители или недавно сформировались коллективы.
— Каким был ваш путь в следователи?
— Я окончил Ростовский юридический институт МВД России по специальности «предварительное следствие» и с той поры по сегодняшнее время работаю в органах предварительного следствия. Трудился на различных должностях. Начинал со следователя УВД администрации города Черкесска, затем работал в следственной части Следственного управления по расследованию организованной преступной деятельности в МВД Карачаево-Черкесской Республики, потом — в Главном управлении МВД по Южному федеральному округу. В 2009 году перевелся в управление на транспорте по Северо-Кавказскому федеральному округу, был назначен начальником следственной части по расследованию организованной преступной деятельности. И в 2015 году приказом министра внутренних дел Российской Федерации был назначен на сегодняшнюю должность.
Многое вспоминается из того времени. Работа была сложной, особенно в регионах со своим, незнакомым нам, менталитетом, но очень интересной. Например, в Карачаево-Черкессии. Когда был следователем, расследовал дела по бандитизму, а также дела, связанные с фальшивомонетничеством, по которым осудили две группы выходцев из Республики Дагестан, изъяли оборудование и большие деньги. И никогда, даже в самые трудные времена (когда очень редко удавалось находиться дома), не жалел о выборе своей профессии.
— В чем основное отличие в работе современного следователя и следователя тех лет?
— У каждого времени свои особенности, плюсы и минусы. Меняются характер и специфика преступлений, цели и задачи, сами люди. Когда я начинал работать, у меня одновременно находилось в производстве до сорока уголовных дел. В среднем в течение месяца один следователь должен был отправить в суд как минимум три дела, мы направляли от пяти до восьми, и даже десяти. И это без сегодняшнего материально-технического обеспечения. Все, что у нас было, — печатная машинка и ручка. Но тогда все работали так. Сейчас свои сложности и свои достижения.
— А что помогает восстановить силы после напряженных будней?
— Вы о хобби? Здесь я не оригинален: охота и рыбалка, при условии, конечно, когда выпадает время. И занятия спортом. Сейчас без него нельзя, служба у нас такая — требует поддержания хорошей физической формы.
Но форма формой, а главное — содержание, то есть постоянное совершенствование в профессии. Кстати, у нас ежегодно проводятся соревнования среди следственных подразделений управления. Победитель отборочного тура поедет в Москву, где в мае будет определяться лучший следователь России. От всей души желаю ему удачи. И, конечно, всем моим коллегам в наш профессиональный праздник — День следователя — успеха и терпения в нелегком напряженном труде, благополучия и крепкого здоровья!

Наша справка
Объекты речного и морского транспорта расположены  в акватории рек Волги, Вятки, Суры, Оки, Камы, Клязьмы, Белой, Уфы и составляют более 5 тысяч километров внутренних водных путей. В оперативном обслуживании линейных подразделений находятся 35 пассажирских и грузовых портов (в том числе 2 морских), 6 пассажирских вокзалов, 233 пристани и причала, а также 29 судостроительных и судоремонтных предприятий, 10 баз ремонта и технического обслуживания флота.

Из судебной практики
32 тома составил объем материалов уголовного дела № 102737 в отношении Жаркова А. А., являвшегося генеральным директором ОАО «Нижегородский порт». Расследование длилось 12 месяцев. Всего по делу было допрошено 79 свидетелей, назначено и проведено 22 судебные экспертизы, проведено 9 очных ставок обвиняемого с иными лицами.
 В период с 2010-го по 2013 год руководитель порта, используя свое служебное положение и злоупотребляя своими полномочиями, заключил четыре договора страхования, причинив существенный вред ОАО «Нижегородский порт» в виде материального ущерба на сумму более 2 миллионов 177 тысяч рублей. Кроме того, в период навигации 2013 года заключил договоры аренды флота и плавмеханизации по арендным ставкам ниже утвержденных в Обществе, то есть на заведомо невыгодных условиях в целях извлечения выгод для находящегося в его собственности ООО «Нижегородский речной порт». Материальный ущерб составил около 13 миллионов рублей. Другим договором генерального директора ОАО «Нижегородский порт» (в конце 2012 года) предусматривался ремонт судов, которые впоследствии были приобретены тем же «карманным» ООО «Нижегородский речной порт». Ущерб — почти 532 тысячи рублей.
Еще более 1 миллиона 237 тысяч рублей были получены обвиняемым в 2010 году путем оформления фиктивных сделок, и в тот же период времени причинен материальный ущерб на сумму 18 миллионов рублей ОАО «Нагорный бетонный завод» за растрату из  корыстных побуждений принадлежащих этому предприятию 38 тысяч тонн ОПГС.     
В июне 2015 года Жаркову А. А. было предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 201, ч. 4 ст. 160 УК РФ. В августе 2016 года вынесен обвинительный приговор в виде 8 лет лишения свободы.

Александр ПЕТРОВ. Фото предоставлено УТ МВД по ПФО

Прочитано 287 раз

Последнее от Редактор сайта

Похожие материалы (по тегу)

Другие материалы в этой категории: « Лучшие без исключений За горизонт уходят капитаны »
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии