Пятница, 02 июня 2017 10:29

Гарантия под контракт

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

Сегодня ее готова предоставить Окская судоверфь для успешного выполнения судостроительных заказов. Современное оборудование и передовые технологии, появившиеся на предприятии в ходе модернизации производства, позволяют ежегодно сдавать десять- двенадцать судов разных типов, исходя из среднего веса корпуса в полторы-две тысячи тонн и длины до 142 метров 

Под лежачий камень вода не течет
IMG 8908— Прежде всего это теплоходы проектов RST54, RST27 и других, уже строящихся на нашем предприятии, — поясняет главный инженер АО «Окская судоверфь»  Олег Анатольевич Сасин. — Расчет прост. В ходе начавшейся в 2010 году масштабной модернизации корпусоообрабатывающего цеха и принятия других мер, направленных на снижение энергозатрат, мы увеличили его производительность до 25 тысяч тонн в год (раньше было 9 тысяч). Это главный показатель, свидетельствующий о возможностях судоверфи.
Напомним: мы заменили четыре морально устаревшие машины термической резки «Кристалл» на две узкоплазменные — «Мессер», каждая из которых работает на два стола с размером обрабатываемого листа 12 на 2,5 метра. Пустили в эксплуатацию  автоматизированную линию очистки и грунтовки металлопроката «Рёслер», переработали транспортные системы подачи металла на резку и выдачи готовых деталей. Построили новый малярный участок с широкоформатными воротами для дробеструйной очистки и окраски (с необходимым климатом) корпусных секций и блоков. Запустили автоматизированную газовую котельную, сделали разводку природного газа и углекислоты по цехам для обеспечения работы газорезчиков и сварщиков.
Не говоря уже о введении в эксплуатацию системы газолучистого отопления в корпусных цехах, замене освещения в них на светодиодное и о многом другом. Кстати, в 2015 году мы вышли на свободный оптовый рынок электроэнергии. Если говорить об энергозатратах, то их доля в себестоимости реализованной продукции  на протяжении последних трех лет составляет всего 3—4 процента, раньше было около 8—9.  
Поэтому судоверфь может строить различные суда средней грузоподъемности — сухогрузы, химовозы, контейнеровозы, другие теплоходы в этих размерениях, а также буксиры, катера, пассажирские и рыболовные суда — в общем, всю номенклатуру для речного и морского флота. Может обеспечить подготовку и выполнение любого заказа.
IMG 8960 Обычно развитие производства стимулируют контракты, заключенные судостроительным предприятием. А что делать, если их пока нет?  
— Все верно, так и было, когда мы вводили новые мощности под строительство серии из десяти современных сухогрузов проекта RSD44 для Волжского пароходства, а затем двенадцати наливных судов для ООО «В. Ф. Танкер». Или недавний пример, когда в рамках переоборудования двух химовозов проекта RST27 (в мае они ушли на ходовые испытания) приобрели вакуумную систему для сбора абразива. Причем ее можно элементарно доработать как комплексную сепарацию, если перейдем вместо песка (точнее, купершлака) на дробь стальную колотую многократного использования.
То есть эта система многоцелевого применения. Например, сейчас она готовится к работе под окраску наружного корпуса катамарана проекта SDS18. Это уникальное многофункциональное морское судно строится для ФБУ «Морспасслужба Росморречфлота».  
Отсутствие контрактов — не повод останавливать начатое, а наоборот. И потом, надо двигаться в других направлениях, активизироваться. Например, в 90-е годы мы освоили судоремонт, просто пришлось им заняться. Конечно, когда предприятие испытывает неполную загрузку, его возможности не те. Но надо всегда помнить, что без модернизации производства не привлечь больших заказов.
— То есть сегодня эта работа продолжается?
— Разумеется. Существует комплексная программа модернизации и повышения эффективности производства, направленная на сокращение расходов и улучшение качества продукции. В ее рамках ежегодно выделяются определенные средства, опять же, в соответствии с финансовыми возможностями предприятия, и реализуются новые проекты. Скажем, по замене того же светодиодного освещения в цехах. В результате этой работы увеличилась освещенность, энергоемкость уменьшилась, и, кроме того, мы избавились от утилизации ламп. Затраты были еще те!
Меняем наружное освещение на выш-ках. Тоже на светодиодное, только более мощное и направленного действия. Не так давно запустили кислородную станцию.
Что еще? Заключили контракт на капитальный ремонт двух фрезерных станков с ЧПУ для судомеханического цеха, в литейном производстве планируем переход на использование оборудования с холодно-твердеющими смесями, включающего в себя формовочный агрегат и установку регенерации отработанной смеси. На стапеле за крестами расчистили площадь под сборку судов или плавсредств с большой шириной — 20 метров и более. В соответствии с перспективными проработками, которые сегодня ведутся на судоверфи.
В ближайших планах — приобретение кромкогибочного пресса, автоматизированной линии резки профиля, камерной закалочной печи, радиально-сверлильного и ленточнопильного станков. Продолжается работа по установке в судомонтажном цехе новой ванны цинкования с газовым подогревом. По нашим расчетам, она должна  значительно снизить себестоимость изготовления оцинкованных изделий, в частности, труб. Проект практически сделан, решается вопрос проведения экспертизы.
Готовимся к переходу на напольное управление мостовых кранов в цехах. Что касается портальных кранов на стапеле, то выполненный капитальный ремонт позволяет им нормально функционировать. И, конечно, в дальней перспективе — крытый эллинг. Это наша голубая мечта.   

Производство талантов
— Чтобы решать сегодняшние непростые задачи или, как сейчас говорят, отвечать на вызовы времени, нужны компетентные специалисты. На кого вы опираетесь в своей работе?  
— Инженерные кадры — главная ценность нашего предприятия. Строительство любого заказа начинается с подготовки производства, тем более в последнее время его приходится готовить под абсолютно разные по назначению головные суда: сухогрузы, танкеры, буксиры, химовозы и так далее. Коллектив техотдела, я его называю «мозгом предприятия» (сегодня это 14 конструкторов и 29 технологов), успешно справляется с  заданиями. Тем не менее наша служба заинтересована  в молодых специалистах, которые в процессе работы смогут взять на себя ответственность за решение сложных вопросов.
В первую очередь, это должны быть инженеры. В основном у нас трудятся выпускники нижегородских вузов и Муромского филиала Владимирского политехнического института (сейчас университета). Хотя больше обращаются претенденты с непрофильным образованием — результат прохладного отношения в недавнем прошлом к подготовке инженерных кадров в стране. К счастью, сейчас ситуация меняется. Но все равно приходится учить молодежь на месте, растить свои таланты, это тоже не менее важный производственный вопрос. А в опытных наставниках недостатка нет.
В своей работе я прежде всего опираюсь на руководящее звено всей нашей службы. Это мой заместитель Александр Геннадьевич Подгорный, начальник РЭС Владимир Васильевич Полевой, главный энергетик Владимир Михайлович Полевой, начальник техотдела Александр Николаевич Воронин и другие компетентные специалисты. Так, растет смена у главного механика Александра Васильевича Чижова — Сергей Владимирович Сасин. В целом у нас сложился работоспособный и грамотный коллектив, насчитывающий около трехсот человек с учетом вспомогательных рабочих во всех подразделениях инженерной службы.
IMG 8936— Как строится ваш рабочий день и решению каких вопросов уделяете главное внимание?
— С учетом того, что сегодня приходится иметь дело с головными заказами, я большую часть времени посвящаю подготовке к ним и проектной работе. И в этом как раз мне помогает распределение обязанностей между ближайшими помощниками. Например, Александр Геннадьевич Подгорный хорошо справляется с организационной работой и хозяйственными делами предприятия. Появившийся недавно другой заместитель, Денис Юрьевич Колпаков, занимается подготовкой производства и выпуском спецпродукции. Владимир Васильевич Полевой «закрывает» ремонтно-эксплуатационное направление.  И так далее. Ведь кроме непосредственного руководства службой, общения с широким кругом проектантов и поставщиков (одна только электронная переписка занимает немало времени — ежедневно приходит от 100 до 200 писем), я курирую отдельные судостроительные проекты.
В частности, строящийся катамаран проекта SDS18 и успешно работающее сегодня в Туапсинском морском торговом порту многоцелевое нефтеналивное судно с нефтесборным оборудованием проекта 92800 «Эколог», буксир «Пенай» ФБУ «Морспасслужба». Еще раньше отправлял заказчику — ФГУП «Росморпорт» — серию рабочих катеров ледового класса ST23W1. К слову, проект «Эколог» начинали разрабатывать вместе с директором службы управления флотом Туапсинского порта Дмитрием Александровичем Стояновым. И довели до ума сначала с помощью ростовской проектной компании «Стапель», а затем — Волго-Каспийского бюро.
— Предполагалось, что после сдачи головного судна появятся еще заказы?
—  Да, мы считаем «Эколог» перспективным проектом, интерес к нему у портовых предприятий есть, но все дело в отсутствии средств на строительство у потенциальных заказчиков. С катамараном другая ситуация — это судно специального назначения, и заказ на его постройку заключается по потребности. А вот на пожарный буксир проекта  TG17, построенный на Окской судоверфи в прошлом году для Морспасслужбы, одна заявка уже есть.
Вообще, я считаю, что поддержка в организации серийных заказов должна оказываться на государственном уровне. Нужно определиться по назначению и группам судов, сформировать заказ и разместить на конкретных верфях, способных справиться с  его выполнением. И тут к единому мнению должны прийти судовладельцы, какой же им нужен флот. Даже суда одной серии не похожи друг на друга в отдельных деталях, а зачастую в процессе строительства нас просят внести серьезные изменения в проект.  Получается, ситуация такова, что сейчас выгодно проектировать, а не строить.
И все же сегодня интересно работать. Приходится иметь дело с самыми разными судами. Даже с каждым серийным заказом всегда появляется какая-то свежая информация, совершенствуются правила, меняются нормы, вносятся изменения в конвенции. Это не дает возможности закисать, постоянно требует обновления. А потом,  общение с молодежью, которая сейчас мыслит совсем по-другому, позволяет самому выйти на другой уровень. Что касается отношения и общения между поколениями, то все уже написано и выверено классиками. Рекомендую перечитать роман Тургенева «Отцы и дети», чтобы убедиться в этом. Там даны ответы на многие вопросы, возникающие не только в семейных, но и в произ-
водственных отношениях.

Генная инженерия
— Олег Анатольевич, вас можно назвать потомственным инженером?
— Наверное, если иметь в виду, что мой дед, Павел Алексеевич Сасин, после войны работал главным технологом на судостроительном заводе «Ока» в Навашине.  Отец, Анатолий Павлович, трудился здесь заведующим планово-расчетным бюро достроечно-малярного цеха, мама, Юлия Васильевна, — инженером 1 категории в отделе главного конструктора, старший брат, Виталий Анатольевич, — старшим мастером в кузнечно-прессовом цехе. И я устроился на это же предприятие после окончания Горьковского политехнического института в 1986 году мастером в стапельный цех.
Несколько лет работал в группе надзора за строительством флота, потом — инженером-технологом, главным технологом. Затем один год по контракту трудился главным инженером на одном из заводов в Рыбинске, где были большие планы по модернизации. Вернулся на должность заместителя главного строителя, выполнял обязанности технического директора и директора по развитию.
А сейчас и обе дочери, получив высшее образование, связаны с технической работой. Видимо, им тоже передались гены.
IMG 8980 Насколько прочные знания давались в те времена в вузе?
— Годы, проведенные в институте, запомнились на всю жизнь (даже довелось поработать матросом-практикантом на пассажирском теплоходе «Валериан Куйбышев» на линии Москва — Астрахань), а полученные знания пригодились на производстве. Тогда хорошо были выстроены отношения учебных заведений с заводами. Нас учили работать с документами, литературой, самим находить необходимую информацию.  
Но главное, я считаю, — нас научили логически мыслить и выстраивать алгоритм действий: и в работе, и в программировании. Это помогает сегодня в повседневных делах и даже позволяет, не обладая опытом непосредственной разработки программ, подсказывать молодым специалистам, что нужно делать в этом направлении.
В институте давали и практические навыки, нас выпускали сварщиками третьего разряда. Меня даже проверяли, когда впервые пришел в цех, умею ли я варить. И знаете, было приятно выдержать первый производственный экзамен. Ну а для домашних дел такое умение незаменимо. Мы с супругой, Мариной Александровной (она учитель начальных классов), живем в частном доме. Как говорят, он невелик, а сидеть не велит. Под рукой всегда и сварочный аппарат, и разнообразный инструмент.   
IMG 8993— Для вас этот год втройне знаменательный: из своих 55 лет вы ровно тридцать отдали судостроительному производству в Навашине, а осенью сама судоверфь отметит 110-летие. Не хотели бы начать жизнь по-другому, если бы можно было вернуться назад?
—  Я благодарен судьбе за пройденный мною путь, за встречи и события, которые определили дальнейшую жизнь, и на-деюсь на новые удачи и достижения. Продолжая семейные традиции, я учился в институте по направлению от завода «Ока» (ныне Окская судоверфь), и не было даже мысли принять другие предложения. Тогда предприятие гремело по всей стране, сдавая в год по десять речных и два морских теплохода, молодым специалистам создавали хорошие условия. И сегодня Окская судоверфь остается одним из передовых судостроительных предприятий. Мы стремимся держать эту высокую планку.
А трудности? Что о них говорить. Великих проблем нет, просто надо работать.

Беседовал Александр РАЙНИЧ. Фото Владимира ЮЖАКОВА

Прочитано 275 раз

Последнее от Редактор сайта

Похожие материалы (по тегу)

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии