Пятница, 25 августа 2017 11:00

Море, слоны и тюльпаны

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

Величавые в своем спокойствии фигурки слонов разных размеров и мастей живут повсюду в квартире ветерана Северо-Западного пароходства Андрея Леонидовича Разина. Символ  мудрости, рассудительности и добродушия. Правда, сам хозяин по характеру совсем иной — страстный и увлекающийся. То тюльпанами, то спортом, то охотой к перемене мест… Единственное, что сопровождало его всю жизнь, — это любовь к морю

IMG 4062Флот — главная страсть
А как иначе? Андрей Леонидович рос в легендарной семье. Его отец, Леонид Георгиевич Разин, возглавлял диспетчерскую службу Северо-Западного пароходства в самые горячие и сложные для нашей страны годы. Во время Великой Отечественной войны он, главный диспетчер, организовывал движение флота по Дороге жизни, соединявшей блокадный Ленинград с Большой землей (подробно о трудовом подвиге Л. Г. Разина мы рассказывали в № 9 «ВНП» от 5 мая). Все это требовало недюжинных сил, стойкости и мужества.
Впрочем, и после окончания войны о спокойной жизни приходилось только мечтать. Немало хлопот и душевных переживаний доставляло пресловутое социальное происхождение. Дело в том, что отец  Леонида Георгиевича и дед нашего героя, будучи капитаном артиллерии,  участвовал в антисоветском мятеже гарнизона «Красная горка» в 1919-м, за что и поплатился жизнью. А его родные потом долго боялись, что услышат в ночи шум подъехавшего «воронка» и разделят судьбу «врага народа».
Постоянные тревоги (чего стоит тот факт, что Л. Г. Разина трижды исключали из партии и трижды… восстанавливали) даром не прошли. После его кончины, в 1978 году, в Северо-Западном пароходстве хотели назвать именем главного диспетчера Леонида Разина один из только что построенных сухогрузов проекта «Балтийский», однако партийные функционеры решили, что негоже новоиспеченному судну носить имя сына расстрелянного командира…
Тем не менее свое детство и юность Андрей Леонидович вспоминает с теплотой:
— Помню ласковые руки мамы и запах только что пожаренных бабушкой котлет. Отец был скуп на эмоции, но его присутствие всегда вселяло спокойствие и ощущение надежности. Как за каменной стеной — это абсолютно о нем.
Вспоминаются Андрею и весенние поездки с отцом на катере с инспекциями состояния водных путей: интересно было, весело, легко!.. Стоит ли удивляться, что после окончания школы он принял решение продолжить семейную флотскую династию. Но, поступив в Ленинградский институт водного транспорта (ЛИВТ), буквально сразу оказался в рядах призывников и на три года отправился в дружественную Германию. А когда в 1967-м служба, казалось бы, закончилась, случился полувековой юбилей советской власти и была объявлена повышенная боеготовность. И снова об учебе пришлось забыть. Лишь через несколько лет Андрей Леонидович добрался до вузовской скамьи и в начале 70-х успешно окончил судомеханический факультет ЛИВТа.
С тех пор почти полвека он проработал в Северо-Западном пароходстве. Прошел все ступени служебной лестницы: начинал третьим механиком, потом вторым, а в 30-летнем возрасте возглавил механическую команду теплохода «Ладога-6». Флотская карьера его складывалась удачно. Чего стоит тот факт, что во время работы на другой «Ладоге», с порядковым номером 14, он в числе немногих сотрудников пароходства был награжден орденом «Знак Почета» за успешное проведение перевозок зерновых грузов.
— Работа на флоте была не только престижной, но и хорошо оплачиваемой, — делится Андрей Леонидович. — А это немаловажно для людей семейных, к числу которых я и принадлежал.
Андрей Леонидович — счастливый отец двоих сыновей. И хотя они не пошли по отцовской стезе, но воспитаны в уважении к нелегкому труду моряков. Кстати, семейная тема, связанная с мятежным дедом, рикошетом ударила и по судьбе Андрея Леонидовича. Будучи уже знатным моряком, членом парткома Северо-Западного пароходства, он рассматривался кандидатом в делегаты ХХV съезда КПСС, что было очень почетно. Но сказалось социальное происхождение, и вопрос о делегатстве был снят.
…Флотская биография Андрея Леонидовича завершилась в 1986 году, когда он, выработав стаж, сошел на берег. А на берегу его ждало другое дело.

Новые паруса
Тогдашний начальник Северо-Западного пароходства Евгений Васильевич Зубарев, следуя в русле мировых требований безопасного мореплавания, многое сделал для их внедрения в судоходной компании. Благодаря его усилиям в распоряжении пароходства появился теплоход «Учебный-1», старшим механиком которого и было предложено стать Андрею Леонидовичу. А поскольку у Рази-на имелся не только необходимый флотский опыт, но и дополнительное финансово-экономическое образование, которое  дальновидно получил заранее, довольно скоро он стал начальником учебно-тренажерного центра при пароходстве. На этой должности Андрей Леонидович проявил свои организаторские и деловые качества («мы зарабатывали деньги для пароходства, и довольно приличные») и проработал порядка десяти лет, вплоть до продажи «Учебного» в 2011 году.
— Специалистов по безопасности мореплавания в то время в Санкт-Петербурге было немного, равно как и учебно-тренажерных центров надлежащего уровня, — рассказывает он. — Один — у нас в пароходстве, другой — в «макаровке», а третий — в Морском техническом колледже. Можно сказать, что начинали мы все одновременно: вместе учились новому делу, вместе набивали профессиональные «шишки».
Отметим, что учиться Андрею Леонидовичу довелось не где-нибудь, а в Ливерпуле. Эту командировку он и по сей день вспоминает добрым словом: и то, как знакомился с тонкостями безопасного мореплавания, и то, как ходил на экскурсию по битловским местам.
Имея необходимый опыт и квалификацию, Андрей Леонидович и после продажи «Учебного» без дела не остался — его пригласили в академию им. адмирала С. О. Макарова, где он трудился до недавнего времени, когда в возрасте 70 с лишним лет ушел на заслуженный отдых.

На волнах увлечений
Но рассказ об Андрее Леонидовиче был бы неполным, не упомяни мы о его бесчисленных хобби. Коллекционирование занимает среди них почетное первое место. Начало собирательству слонов со всех концов земного шара было положено несколько десятков лет назад. Сначала коллекция росла медленно, но после того, как об увлечении А. Л. Разина проведали друзья и коллеги, дело пошло в гору. И сегодня в квартире Андрея Леонидовича обитают уже больше 300 слонов и слоников, занимая все свободное место. А еще наш герой коллекционирует монеты, среди которых есть редкие. О появлении каждой в коллекции у него припасена целая история… Но, пожалуй, самое удивительное увлечение нашего героя связано с очень красивым и выгодным занятием — разведением тюльпанов.
— Дело было в тяжелые 80-е, — вспоминает Андрей Леонидович. — В магазинах — дефицит, а жить как-то надо. И тут мой приятель предложил заняться… выращиванием тюльпанов!  Праздники никто не отменял, 8 Марта каждый цветочек на вес золота! А я к оригинальным идеям всегда питал слабость, потому и согласился.
Правда, как выяснилось, делом это оказалось непростым. Мало посадить семена в землю, их нужно выдержать несколько недель в холоде, затем в течение месяца обеспечить им двенадцать часов ежедневного освещения, и только потом в одно прекрасное утро, проснувшись, увидеть вокруг себя распустившиеся бутоны. В своей однокомнатной квартире в ящиках из-под винограда Андрей Леонидович умудрялся выращивать по две тысячи цветов. На вырученные средства можно было потом безбедно жить целый год.
Правда, деньги, по признанию Разина, были не главным. Вспоминая несколько лет тюльпанового промысла, Андрей Леонидович светлеет лицом, мысленно переносясь в цветочное царство. И признается: увлечения — это то, что украшает жизнь. А Андрей Леонидович привык, чтобы она играла яркими красками.

Анна КОДАНИНА. Фото автора

Прочитано 262 раз

Последнее от Редактор сайта

Похожие материалы (по тегу)

Другие материалы в этой категории: « Памяти ветерана флота Водные пути »
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии