Пятница, 25 августа 2017 11:38

Эпоха «ракетчиков»

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

Рассказывают, что Никита Сергеевич Хрущев, восхищенный скоростью «Ракеты-1», обгонявшей моторные лодки на Химкинском водохранилище (новое крылатое судно представили главе государства в июле 1957 года на VI Всемирном фестивале молодежи и студентов в Москве), стукнул кулаком по перилам ограждения палубы и сказал: «Хватит по Волге на волах ездить! Будем строить!»

Алексеев на митингеСо временем этот эпизод в рассказах речников оброс новыми подробностями и деталями (событие того стоило!), например, первому секретарю ЦК КПСС приписывали такие слова: «Хватит на лошадях ездить, будем летать!» Но это уже не имеет значения — понятно, что с исторического лета 1957-го и открытия 25 августа регулярной линии первой «Ракеты» по маршруту Горький — Казань — Горький, ставшего днем рождения скоростного флота, началась целая эпоха, прославившая страну, ее конструкторов и людей, управляющих крылатыми судами. И это золотое время для строительства и развития судов на подводных крыльях (СПК) прежде всего связывают с Нижним Новгородом (тогда Горьким) — родиной нового флота, эксплуатирующим его Волжским пароходством и великим творцом, создавшим «чудо на Москве-реке» (так газеты растиражировали в фестивальные дни на весь мир «Ракету-1»), Ростиславом Евгеньевичем Алексеевым.
«Мы должны склонить голову перед памятью человека, который наперекор чиновникам и «послушникам», власть имущим и судьбы определявшим шел своей дорогой и подарил человечеству два новых вида транспорта», — написал в своей книге «Он опередил время» один из соратников великого конструктора Аркадий Васильевич Иванов. Ему посчастливилось работать в ЦКБ по СПК, сегодня носящэкипаж 1 ракетыим имя Р. Е. Алексеева, представителем заказчика при создании экранопланов. Ведь кроме судов на подводных крыльях при личном участии Ростислава Евгеньевича и по его разработкам, идеям и замыслам (уже после ухода из жизни в феврале 1980 года) были созданы серийные «крылатые» корабли на воздушной подушке.
Первый «Орленок» со взлетной массой 544 тонны успешно прошел испытания 1 декабря 1973 года, развив скорость 450 километров в час. Один пример. Во время учений Каспийской военной флотилии в 1982 году экраноплан С-21, выйдя из Баку, за 40 минут пересек Каспийское море (270 километров), высадил роту десантников с оружием и вернулся на базу. А буквально через два года дивизион экранопланов преобразовали в отдельную эскадрилью и передали в ведение авиации Черноморского флота. Тем самым был преодолен ведомственный барьер, то есть поставлена точка в бесконечно тянувшемся споре, к какому ведомству — морскому или авиационному — отнести новые корабли, что очень мешало делу.    
За чиновничьими фразами типа — «Кораблями, которые летают выше телеграфного столба, судостроение не занимается!» — принимались непопулярные решения, вставлялись «палки в колеса» изобретениям принципиального и бескомпромиссного конструктора. Даже по отношению к признанным во всем мире СПК. Тем, кто идет впереди, всегда достается больше других.
Так, в серию не вышел газотурбоход «Буревестник», созданный командой Алексеева в единственном экземпляре. Он развивал скорость 95 километров в час («Ракета» — 65 километров в час) и за один световой день преодолевал маршрут из Горького в Казань и обратно. При этом «Буревестник» прекрасно показал себя при эксплуатации, а по комфортности пассажирского салона превосходил все имевшиеся к тому времени суда.
По словам ветерана скоростного флота, сменного капитана «Ракеты-1» (единственного из комсостава легендарного судна живого свидетеля событий 60-летней давности) Рюрика Михайловича Козина, ответ на вопрос о том, кто может сегодня сравниться по скорости с СПК на реке, остается открытым. Сейчас речник в третьем поколении с 46-летним стажем приближается к своему очередному юбилейному торжеству (в январе ему исполнится 90). Вот он в центре на снимке рядом с Героем Советского Союза, капитаном-дублером Михаилом Петровичем Девятаевым. По левую от него сторону стоит в белом кителе знаменитый капитан «Ракеты-1» Виктор Григорьевич Полуэктов, по другую сторону — механик Николай Петрович Горбиков (с ними Козин выводил в пробный рейс из Сормова новое судно) и чуть далее — еще механик  Иван Семенович Буркин.
 MG 8760Рассказ ветерана-скоростника об этих замечательных людях никого не оставит равнодушным. Особенно воспоминания о Ростиславе Евгеньевиче Алексееве. И не только как о талантливом конструкторе, но и внимательном, чутком человеке. Нередко после окончания смены он подвозил на своей «Волге» «ракетчиков», как обычно называл членов экипажа (водителем он был виртуозным!), а потом уж сам добирался домой.   
 Из первого экипажа «Ракеты» в настоящее время остался еще один ветеран, работавший на ней мотористом, — Дмитрий Федорович Ельяшевич (он на четыре года младше Рюрика Михайловича). А в легендарную команду попал вместе с Алексеем Александровичем Олоновым, тоже мотористом, после курсов помощников механика. По его словам, появление первой «Ракеты» в Москве, а затем в Казани, вызвало настоящий фурор.    
.Ельяшевич 6591..Весь цивилизованный мир давно признал заслуги конструктора Ростислава Евгеньевича Алексеева. Еще в 60-е годы прошлого столетия его портрет был помещен в библиотеке Конгресса США, в галерее выдающихся деятелей мира, внесших в ХХ столетии наибольший вклад в развитие человечества. За создание судов на подводных крыльях. В нашей стране непоправимый удар по крылатому флоту был нанесен в тяжелейшие для отрасли 90-е годы.
Сегодня в некоторых компаниях («ВодоходЪ», «Нева Тревел Компани» и других) еще эксплуатируются СПК, в частности «Метеоры». Ряд предприятий строит реальные планы по созданию современных скоростных судов на подводных крыльях, например, в том же ЦКБ по СПК. А значит, дело Р. Е. Алексеева живет. И это лучший подарок к юбилею скоростного флота и его ветеранам.  

Наша справка
Услугами судов на подводных крыльях пользовались миллионы пассажиров почти в 40 странах мира. С конца 50-х годов начался серийный выпуск «Ракет», «Метеоров», «Комет» и «Беларуси». В 70—80-е годы появились «Восход», «Полесье», «Колхида», «Циклон», «Ласточка». В 90-е —  «Олимпия». В единичных экземплярах были построены экспериментальные суда «Стрела», «Буревестник», «Чайка», «Спутник», «Вихрь», «Тайфун». Также выпускались специальные катера на подводных крыльях «Волга». Массовое строительство «крылатого» флота прекратилось после 1991 года.

Александр ПЕТРОВ. Фото из архива Павла ВЫШКИНДА и редакции газеты

60 лет над водой

Юбилеи разные бывают:
Чей-то добрый, ну а тот — злодей.
Мы полеты в космос отмечаем,
И у нас сегодня юбилей.

Та же революция в движенье,
То же удивление людей.
Гений Алексеева, пожалуй,
Недооценен до наших дней.

Новый флот и новая работа,
Подбирали всех не просто так.
И поэтому с большой охотой
Вспоминаем мы тот смелый шаг.

Мы трудились много, очень много,
Дело доводили до ума.
Гении-механики родились,
Капитанов умных череда.

А какие люди в экипаже!
Нет на флоте столько теплоты.
Вместе жили, вместе ели-пили
И дружили аж до хрипоты.

До сих пор случайной встрече рады.
И пускай на этот юбилей
Соберутся все. Не для награды,
А для встречи с юностью своей!

Николай Дрягин, ветеран-скоростник

Прочитано 602 раз

Последнее от Редактор сайта

Похожие материалы (по тегу)

Другие материалы в этой категории: « По воде везут... дороги Инициативы поддерживаются »
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии