Пятница, 01 декабря 2017 11:48

У самого Черного моря

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

Один из старейших работников Туапсинского порта Дмитрий Александрович Стоянов — счастливый человек. Потому что то, о чем он мечтал в далеком детстве, сбылось. А мечтал он о море

Строптивый, упертый мальчишка из детского дома. Кстати, детдом в Белореченском остался в его воспоминаниях как теплый: «Наши прекрасные педагоги, воспитатели, директор обогрели нас, тогдашних сирот. Я до сих пор вспоминаю их с любовью. А ведь мы были «не подарки». И по чужим огородам лазили, и дрались — правда, до первой крови. Губу разбил — и все. Не убивали друг друга, как сейчас».
А однажды, когда они залезли в чужой сад полакомиться яблоками, их застукал хозяин. Спустил собаку, привязал ее под деревом. Так они до утра и досидели. А утром привел директора детского дома. Чтоб полюбовался на своих питомцев. Иван Федорович Растатурин, педагог от бога, чуть этого хозяина сам не убил. Потом привез в детдом машину яблок, они лежали на тарелках. А им есть их не хотелось. Не интересно…
Вот с таким же интересом в конце шестидесятых Димка дважды сбегал к Черному морю, в Туапсе. Почему в Туапсе? А с их вокзала составы с углем шли в Туапсинский порт. Вот он забирался в вагон с углем, затаивался и до Туапсе прямиком доезжал. Естественно, летом. Жил на пляже, подряжался бабулькам дрова колоть, еще какую нехитрую работенку делать — они его кормили, давали немного денег. Один раз милиция отловила. Второй раз сам вернулся. А когда решали, куда его направить учиться, конечно, он выбрал морское училище в Туапсе. Директор тогда вздохнул: «Конечно, Туапсе! Я из-за тебя и из-за этого Туапсе ночей не спал!»
Его морская эпопея началась еще с практики. Будущий матрос-моторист попал в Туапсинский порт. После службы в армии, в 1974 году, он вернулся сюда. И это оказалось судьбой. С тех пор место работы он не менял. Менялись только должности, послужной список да названия буксиров, на которых он работал. Может быть, навсегда бы он остался эдаким морским волком, просоленным и закаленным нашими норд-остами и тягунами, но крутая волна перестройки выкинула его из машинного отделения буксира «Антей» в кабинет начальника портофлота. Модно было тогда выбирать руководителей, и в Туапсинском порту перестраивались. И, если честно, для многих наверху было неожиданностью, что коллектив (тогда несколько сот человек) доверил управление молодому тридцатилетнему помощнику капитана — старшему механику буксира «Антей». Но не для тех, кто с ним работал.
— В нем чувствовался стержень, и даже когда был юным (а он пришел в портофлот в 18 лет), он всегда вызывал к себе уважение, — говорил капитан буксира Владимир Олейник. — В первую очередь, отношением к делу. Никогда не филонил, не старался переложить на чужие плечи работу. К тому времени он заочно окончил Ростовскую мореходку. И даже был признан лучшим механиком Новороссийского пароходства. Тогда тоже были конкурсы «Лучший по профессии», и в 1985 году Дмитрий Александрович выиграл этот конкурс! Если вдуматься, кто, как не он, должен был возглавить коллектив? Ему все было интересно, он любил море, буксиры, порт, и чувствовалось, что для него это было смыслом жизни.
Как всякий выпускник детского дома, он каждую веху в своей биографии начинал с нуля. Ведь не было опыта семьи, близких людей. Сам строил свою жизнь. Поэтому все для него было серьезно и по-настоящему. Будь то учеба, работа, семья, дети…
Потом, спустя много лет, он признается: «Настоящим мужчиной мужика делают не карьера, не слава, не деньги. И даже не полет в космос. Мужчина тогда состоится, когда становится отцом. Когда он вырастит своих детей и ему будет за них не стыдно. Спасибо семье, которая всегда понимала и разделяла мою любовь к морю, к моей профессии». С супругой Людмилой они отметили 40-летний юбилей семейной жизни. Все это время ее мудрость, любовь и понимание давали ему силы идти вперед. «Ведь когда я пришел на судно матросом, получал сначала 67 рублей, потом 90, из которых 40 отдавал за съемную квартиру. Приходилось подрабатывать, нелегко жили, но мы были вместе, и это главное. Я рад, что передал свою любовь к морю сыну Александру, который стал продолжателем нашей династии портовиков и работает в ТМТП в службе промышленной безопасности охраны труда и экологии».
Точно такое же отеческое чувство он испытывает и к своей работе. И не важно, касается это реализации серьезной и сложной программы модернизации флота или момента, когда синоптики объявляют тягун и все моряки снова проверяются на профессионализм, а буксиры — на выносливость. Или когда он во главе аттестационной комиссии, как всегда строго, экзаменует своих подчиненных или принимает решение о судьбе загулявшего моряка. О нем совершенно противоречивые мнения. То он жесткий начальник, а всего-то требует неукоснительного соблюдения морского устава. То он «настоящий мужик»… А просто не в его характере помнить плохое. Было, и не раз, — увольнял нарушителя дисциплины. Но если человек исправлялся, бросал, скажем, пить и просился обратно — доверял, принимал. И сколько судеб спас. Кто-то считает его «последним из могикан» — из тех, кто начинал с матроса и дошел до начальника службы управления флотом. Сегодня, в эпоху эффективного менеджмента, такое уже невозможно.
А он по-прежнему все тот же мальчишка, который жить не может без моря. Хотя уже почетный работник морского флота, заслуженный работник транспорта Российской Федерации, имеющий ведомственные и государственные награды. Очень непростой:  жесткий и мягкий одновременно, резкий и порывистый. И переживающий всякую обиду, и не прощающий предательства.
И по-прежнему верящий ветрам.

Михаил ЗЫКОВ.  Фото Владимира ЮЖАКОВА

Прочитано 170 раз

Последнее от Редактор сайта

Похожие материалы (по тегу)

Другие материалы в этой категории: « По городам и весям «Выстояв, мы победили смерть!» »
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии