Пятница, 29 декабря 2017 10:32

Из династии корабелов

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

Первые детские впечатления о судостроительном предприятии в Навашине у механика корпусного производства Окской судоверфи Андрея Валерьевича Сахапова были связаны со вкусом сладкой газировки в «белом доме» — так рабочие называли заводоуправление, запахом деревянной стружки и блеском металла. Уже тогда нравилось наблюдать за тем, что происходит в цехах    

Судостроитель в четвертом поколении
СудоплатовыНа навашинский завод «Ока» его, семилетнего подростка, приводил отец, Валерий Тимурьянович Сахапов, работавший в цехе СК-1 газорезчиком на машине термической резки металла «Кристалл». И конечно, их поход начинался с двух автоматов с газированной водой, стоявших в большом фойе на втором этаже заводоуправления. Здесь же, на предприятии, после получения инвалидности продолжал трудиться плотником дед, Борис Дмитриевич Судоплатов. С ним и проводил много времени Андрей, перенявший немало полезных навыков в ремесле, затем пригодившихся в жизни (вместе поднимали дома, перекрывали крыши, рубили бани — все по той еще науке).
И большое влияние на воспитание внучатого племянника оказала первая заводская сварщица, к тому времени уже находившаяся на пенсии, — Татьяна Дмитриевна Судоплатова (в ее честь в 1935 году была названа головная сварная баржа — «Комсомолка Судоплатова»). Правда, для Андрея она была просто любимой бабушкой Таней, как и ее родные сестры — Александра и Анна.
—  Мы с другими детьми буквально пропадали у них: и когда наши родители работали, и когда сами болели, и в выходные — обычно в банный день собиралась вся большая семья Судоплатовых, отдыхали, общались, играли в домино. У прадеда Дмитрия Александровича и его супруги Марии, вот они на старом снимке, — раскладывает перед нами на столе целую пачку фотографий Андрей Валерьевич, — было четыре сына и три сестры, и почти все связаны с судостроительным производством. Сам Дмитрий Александрович был бондарем, но с увлечением делал деревянные лодки. Отсюда все и повелось. Выходит, я судостроитель в четвертом поколении.       
Общий стаж представителей известной династии не поддается никаким подсчетам, большинство из них начинало и продолжает трудиться на судоверфи, а рабочая география давно выплеснулась за берега родной Оки — дошла до Санкт-Петербурга и даже Украины. Мама Андрея Валерьевича — Ольга Борисовна — трудилась в заводоуправлении, сейчас в «белом доме» работает бухгалтером его супруга Ирина Михайловна. С отраслью связан и младший брат Дмитрий, начинавший свой путь трубопроводчиком в судомонтажном цехе Окской судоверфи. Еще один родственник, Роман Валерьевич Ильичев, трудится в ОТК. И это далеко не весь список.
А вот какую специальность в будущем выберет младшее поколение Сахаповых (сыну 16 лет, а дочке всего два годика), покажет время. Иногда мечты молодых бывают самыми непредсказуемыми.  

Сахапова 7463Поезд вернулся в Навашино
Перед окончанием школы Андрею и его сверстникам представилась возможность подработать на заводском складе. В те времена многие старшеклассники сами зарабатывали на карманные деньги. Казалось бы, еще один довод в пользу выбора профессии судостроителя. Но выпускник Сахапов, получив аттестат с отличными оценками (всего с одной четверкой), поехал в… Арзамас учиться на медика. Мама только пожала плечами, мол, завод никуда не денется, а поступление в техникум гарантировало отсрочку от армии.
— Собрались с дедом, который был майором в отставке, одно время возглавлял военкомат в Навашине, — рассказывает А. В. Сахапов, — взяли билет на самый ранний поезд, опаздывать не любили. Сели, поехали и вдруг встали. Оборвались контактные провода. Такое чувство было, что нас кто-то не пускает в эту поездку. Другие составы проходят мимо, а наш стоит. В общем, прибыли в Арзамас с большим отставанием, на экзамен опоздали. Дед, как человек военный, взял справку на вокзале — и к директору техникума. После уговоров допустили меня к диктанту, был уверен, что справился, а в итоге — не сдал. И никаких апелляций. Решили: не судьба и — обратно домой на поезд.
 Так в 1991 году Андрей поступил в Навашинский судостроительный техникум на механика, в 1994-м окончил и устроился слесарем-монтажником второго разряда в судомонтажный цех тогда еще завода «Ока», где и проходил практику. А через пять месяцев призвали в армию. После учебки в Казани направили в Грозный, в аэропорт «Северный». Его служба в батальоне оперативного назначения пришлась на конец первой чеченской кампании. Это тема для отдельного материала, достаточно представить, с какими переживаниями и тревогой ждали сына дома родители и его девушка Ирина, ставшая потом женой. В батальоне были потери.
Вернулся домой, а работы на предприятии нет, шел 1996 год. Тогда Андрей поехал в Муром, трудился слесарем, потом мастером на заводе по производству холодильников. Испытал все превратности тех лет. Зарплату порой выдавали продукцией (обеспечил холодильниками всех родственников) и продуктами: яйцами, рисом, вермишелью. Это еще неплохо: к инструментальному цеху, где трудился Сахапов, относились с уважением. А через три года он вернулся на Окскую судоверфь — предложили должность мастера в судомонтажном цехе. С тех пор его жизнь беспрерывно  связана с предприятием.
Сахапов 7477В судомонтажном прошел все ступени: технолог, механик, энергетик, заместитель начальника цеха по подготовке производства, а в 2005-м перешел в БСЦ старшим мастером СК-2 и СК-3, которые занимались сборкой секций и формированием судов. И здесь в связи с изменениями структуры судокорпусных цехов приходилось занимать разные должности, но специфика работы, как замечает Андрей Валерьевич, всегда оставалась прежней — связанной с оборудованием и станками. В конце 2015 года там же было создано корпусное производство.   

На каждый кран свой план
Обычное утро у механика Сахапова начинается с расстановки крановщиков и кранбальщиков по рабочим местам. С одной стороны, только они после очередной реорганизации остались у него в подчинении (слесарей-ремонтников и электриков перевели в отдельную службу — РЭС), с другой — оборудования не стало меньше. Считаем вместе с Андреем Валерьевичем портальные, мостовые, козловые краны и прочие подъемные механизмы. Остановились на 35 единицах различного оборудования, не считая станочного.
И на каждый кран свой план, то есть соответствующий график технических осмотров, основной цикл которых проходит, по словам Андрея Валерьевича, раз в пятнадцать дней. Проводятся, как и на флоте, текущие, средние и капитальные ремонты. Да и от небольших поломок никто не застрахован. Оборудование старое, есть краны с 1965 года постройки и старше. Конечно, руководство судоверфи хорошо знает ситуацию, планирует замену подъемных механизмов. Так, в цехе СК-1 (первом пролете корпусного производства) во время ввода современных линий по резке металла установили две новые кранбалки и 12,5-тонный электрический кран. Но далеко не всегда есть финансовые возможности. Поэтому от четкого взаимодействия с ремонтными службами зависит многое. Особенно когда один за другим идут заказы и нельзя допустить простоев.
— Главное — вовремя контролировать работу оборудования и принимать необходимые меры, — считает А. В. Сахапов.
Важно взаимопонимание и с другими руководителями и главными специалистами корпусного производства, в частности с Сергеем Николаевичем Яшиным, Геннадием Сергеевичем Карповым, Евгением Сергеевичем Карякиным, Николаем Николаевичем Лысенковым. А прежде всего успех дела зависит от добросовестного отношения к своим обязанностям рядовых работников. На кранах и кранбалках трудятся в основном женщины.
— Непросто руководить коллективом, да еще в непростых экономических условиях, — признается Андрей Валерьевич. — По сути дела, приходится быть психологом, к каждому нужен свой подход. Ведь в напряженный производственный период  работа требует больше отдачи и времени. И то, что цех становится вторым домом, — не просто слова.
— И удается находить общий язык?
— Как видите, ведь мы справляемся с поставленными задачами, — отвечает механик. — А вообще, у нас грамотные специалисты, которых нужно чаще поощрять. Выделять кого-то одного несправедливо. И потом, заметьте, мы насчитали 35 единиц кранового оборудования, а на них трудятся, в том числе посменно, всего 37 человек. Нужны еще хорошие кадры.  

Мечты сбываются?
ГоIMG 9914 1да два назад Сахапову предложили работу в соседней Выксе. И не где-нибудь, а на металлургическом заводе (ведущем предприятии региона) — электромехаником. Обещали неплохую зарплату.  
—  Поговорили с женой, — без нотки сожаления в голосе вспоминает Андрей Валерьевич, — и решили ничего не менять. Здесь все уже отлажено, семья, хозяйство, давно ставшее родным предприятие, на котором занимаю не рядовую должность и есть где приложить силы. Главное — душа лежит к делу, голова и руки на месте. С того эпизода в юности, когда я уже пытался уехать из Навашина, утекло много воды и многое изменилось. Чего рваться?  
Таким был ответ на вопрос о том, что держит людей на судоверфи и есть ли удовлетворение от работы. Ведь порой она занимает все время, которого едва остается на отдых и редкие встречи с друзьями.
— Тем долгожданнее и значимее праздники, — улыбается собеседник. — В том числе связанные со спуском на воду очередного теплохода, когда судостроители собираются на берегу целыми семьями, и мы не исключение. А самый главный — Новый год — уже на пороге. Для нас он начинается 28 декабря, в этот день отмечаем день рождения  мамы. В новогодний вечер веселимся, поем песни и, конечно, загадываем желания, мечтая, что они обязательно осуществятся. Например, хотелось бы жить в собственном доме, а не в квартире, съездить всей семьей на юг, что, впрочем, зависит от нас самих. Тем более на судоверфи пошли заказы. Есть работа — жизнь продолжается!  

Из книги «Окские корабелы»: «Постройка в 30-е годы сварной баржи имела важное значение. Тогда в мировом судостроении делались только первые шаги по внедрению электрической сварки. Иностранные фирмы, страховавшие суда, оговаривали до мельчайших подробностей условия строительства и приемки  судовых конструкций и корпусов, выполняемых электросваркой. К сварочным работам допускались только сварщики высочайшей квалификации.
Мордовщиковскому судомостовому заводу предстояло стать пионером крупнотоннажного сварного судостроения. Комсомольцы завода взяли шефство над цельносварной баржей номер один. Бригадиром сварщиков выбрали комсорга Татьяну Судоплатову.
Опыта строительства таких судов не было, приходилось экспериментировать прямо на стапеле. Молодым сварщикам предстояло проложить швов общей длиной  31 тысяча метров.
Комиссия, принимавшая баржу,  признала работу «высоко доброкачественной и тщательно выполненной». Барже решено было присвоить имя «Комсомолка Судоплатова». Такого еще в истории советского судостроения не встречалось, чтобы именем бригадира называли суда.
Татьяна Дмитриевна Судоплатова вспоминает, что она расплакалась, когда увидела, что ее имя пишут на борту только что построенной баржи.
На что директор завода сказал:
— Ну, что ты ревешь? Радоваться надо. Раньше-то названия у них были цариц да княгинь. А теперь ты вровень встала. Не по знатности, не по роду, а потому, что своими руками все сделала».

Александр ПЕТРОВ. Фото Владимира ЮЖАКОВА, Олега ФИРСОВА и из архива Андрея САХАПОВА

Прочитано 344 раз

Последнее от Редактор сайта

Похожие материалы (по тегу)

Другие материалы в этой категории: « По городам и весям Они спасли мир »
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии