Пятница, 09 февраля 2018 09:27

Случайных людей на флоте нет

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

На Борской БТОФ в разгаре зимний судоремонт. Обычная картина: тесными рядами стоят поднятые на слип суда, кое-где мелькают огоньки сварки. Непривычно только было видеть у корпуса «Волго-Дона» Юрия Алексеевича Бородина, обсуждающего со специалистами какие-то технические вопросы

Как капитан, почти всю жизнь трудившийся на пассажирском флоте, оказался на грузовом теплоходе? Директор Борской БТОФ Волжского пароходства Александр Владимирович Тощев пояснил, что опыт и знания Бородина оказались востребованы при проведении зимнего судоремонта. В межнавигационный период комсостав уходит в отпуск, и специалистов не хватает. А тут такие ценные кадры сидят без дела!

Пароход белый-беленький, черный дым над трубой
Родом Юрий Алексеевич из Богородска Нижегородской области. В семье никто не работал на водном транспорте, у родителей — профессии «сухопутные». Да и сам он никогда не мечтал стоять за штурвалом, покорять морские и речные просторы. Но река присутствовала в его жизни всегда. Ока, Кудьма, Великая. В десятилетнем возрасте впервые увидел на Волге речные суда — пассажирский, ходивший по маршруту Москва — Уфа, и колесные буксиры, таскавшие караваны барж. Помнит он и маленький окский «фильянчик», перевозивший пассажиров из Дуденева в Дзержинск, куда ездил вместе с мамой. И летний месяц сенокоса, что прожили с родителями на заливных лугах на берегу реки. И как купались с мальчишками в Волге в пионерском лагере на Бору.
В 1963 году Юра окончил 8 классов и задумался, куда идти учиться дальше. А тут как раз на глаза попалась газета «Ленинская смена»: в статье приглашали поступать в Горьковское речное училище. Он внимательно прочитал заметку, и сразу в памяти всплыли картины детства: река, белые теплоходы, буксирные гудки…
Паренек оказался целеустремленным и настойчивым. Мысль созрела, цель поставлена: стать речником, и — вперед, к ее достижению, преодолевая все трудности. В 1968-м Бородин окончил ГРУ.
Начало его трудовой биографии было связано с грузовым флотом Волжского объединенного речного пароходства. Производственную практику в училище проходил в Тольятти рулевым-мотористом, затем работал вторым штурманом на толкаче «Академик Ширшов» в РЭБ им. К. Маркса. Судно с баржей перевозило грузы по маршруту Камское Устье — Ярославль — Дзержинск.
Так бы и трудился Юрий Алексеевич на толкачах, буксирах или сухогрузах. А что, работа как работа, обязанности судоводителя в общем-то везде одинаковые, зато не надо каждую вахту, даже ночную, в парадной форме стоять. Если бы не любовь…
Вскоре после окончания речного училища Бородин женился. Татьяна Вениаминовна жила в поселке Октябрьском, и родные ее, как у большинства местных жителей, были речниками не в одном поколении. О представителях таких династий волгари говорят: «У них кровь с речной водой перемешана».
— Это у меня все родственники береговые, а у жены — все речники, — о супруге Юрий Алексеевич рассказывает не только с любовью, но с гордостью и уважением. — Дед — капитан, отец — механик, дядя — известный капитан Демидов, брат Владимир Вениаминович Котин — капитан теплохода «Николай Чернышевский». Татьяна тоже мечтала о флоте, но в речное училище девушек на судовождение не брали. Окончила педучилище, после рождения дочки стала работать методистом на трехпалубнике «И. А. Крылов». И я сменил работу — перешел с грузового на пассажирский флот, поближе к жене. На теплоход меня назначили третьим штурманом.
В его биографии были еще «Космонавт Гагарин», дизель-электроход «Грузия», на котором он трудился уже первым штурманом. Именно с «Грузии», как считает Юрий Алексеевич, пошел новый отсчет жизни — более сознательной. Все-таки старпом — это уже совсем другой уровень ответственности.

Имя корабля — его знамя и честь
1980 год для Бородина ознаменовался двумя важными событиями в его трудовой биографии: он заочно окончил ГИИВТ и перешел старпомом на дизель-электроход «Ленин».
— На этом судне я прошел хорошую школу. Работа здесь шла как год за два, все время в постоянном напряжении. «Ленин» — флагман Волжского пароходства, и все должно быть четко, пунктуально. Надо еще учитывать идеологию. Как мог теплоход с таким именем куда-то опоздать, нарушив расписание, или попасть в аварию? Девиз капитана Кириллова: «Имя корабля — его знамя и честь». И всех — от старпома до матроса — он настраивал трудиться так, чтобы не уронить высокого звания правофлангового пассажирского флота. У Владимира Андреевича был и такой девиз: «Экипаж — одна семья». Он старался сплотить коллектив, настроив его на выполнение общего дела.
Еще с одним легендарным волжским капитаном — Демидовым — довелось пообщаться Юрию Алексеевичу: они вместе работали на зимнем судоремонте. Александр Вениаминович, внимательно присмотревшись к молодому старпому, пригласил его на свой теплоход «Максим Горький».
Но тогда перейти не получилось. После дизель-электрохода были «Алеша Попович», «Юрий Долгорукий», «Михаил Кутузов», на котором Бородин стал капитаном. На «Максим Горький» он пришел в капитанской должности уже в 96-м.
Лайнер проекта Q-040 австрийской постройки уникальный: красивый, легкий в обводах, со светлыми просторными холлами, много стекла в оформлении. Кстати, он стал первым четырехпалубником на Волге — 8 мая 1974 года пришел в Горький. Ему везло с капитанами и механиками — он всегда был в хороших руках. И Юрий Алексеевич продолжил эту замечательную флотскую традицию — относиться к судну как к родному дому. Отличный внешний вид, чистота и порядок внутри, в машине все сверкает, системы отлажены, оборудование работает как часы — только так и не иначе должен содержаться теплоход. А самая главная задача экипажа и обслуживающего персонала — чтобы туристы уходили с судна довольные, в хорошем настроении.
Правда, ситуация тогда в круизном туризме была сложная. После интуриста «Максим Горький» работал в Самаре, Казани. Пережить тяжелые времена помогала супруга: Татьяна Вениаминовна с 70-х годов трудилась рядом с мужем.
После окончания ГРУ, куда ее все-таки приняли после настойчивых требований, на пассажирский флот ее не взяли, пришлось пойти на буксир-толкач «Маршал Тухачевский». В 79-м, когда Бородина назначили на «Грузию», он поставил вопрос ребром перед руководством: «Судно аварийное, без экипажа, его надо восстанавливать. Я что, два года холостым буду жить?» И Татьяну Вениаминовну оформили рулевым.
Вместе с супругом она потом перешла на «Ленин». На «Алеше Поповиче», где Юрий Алексеевич трудился пассажирским помощником капитана, стала третьим штурманом. Доросла до второго на «Максиме Горьком». Сойдя на берег, преподавала спецдисциплины в Борском губернском колледже. А последние два года Бородина уходит в навигацию на «Максиме Горьком» — методистом. Не может она без реки и без теплохода, ставшего родным.

Без флота — это не жизнь
В 2008-м попрощался со своим «вторым домом» и Юрий Алексеевич. В 60 лет ушел на заслуженный отдых. Посидел месяц на балконе, полюбовался окрестными видами. А пейзаж-то так и бередит душу — Волга, затон, караван судов. Заниматься садом-огородом, как другие пенсионеры, не привык: в плавание уходил ранней весной, возвращался поздней осенью, какие уж тут рассада да сборы урожая. Телевизор посмотрел день-два. Мысли в голову тягостные полезли: никому не нужен…
Тянуло капитана на реку. А тут как раз на «Борремфлот» пришел «ОМик» на переоборудование. Бородин тут же откликнулся на приглашение. Два с половиной года занимался модернизацией судна. Из «ОМа» делали теплоход «Барс» для Российского Речного Регистра. В 2011-м его успешно сдали заказчику в Москву.
Работа его увлекла. И на этой волне трудового энтузиазма Юрий Алексеевич ушел в навигацию вторым штурманом на «Октябрьской революции». А осенью позвали на Борскую БТОФ, на зимнем судоремонте не хватало людей. Сменный капитан на «Волго-Доне-109»,
163-м, 159-м, 137-м. Нынешней зимой Бородин принял «Волго-Дон-131».
— Специфика моей работы, скорее, не капитанская, а контролирующая. Во время ремонта много огневых работ и в машинном отделении, и в надстройке, используются краска, другие горючие материалы — опасно, надо особо следить за пожарной безопасностью. Занимаюсь еще вопросами снабжения — получить запчасти, оформить документы. В общем, объем немалый. На саморемонте занят экипаж «Волго-Дона». Народ работящий, добросовестный, никого подгонять не приходится. Да это не удивительно, ведь случайные люди на флоте не задерживаются.
По семейным обстоятельствам не остался на флоте Бородин-младший — Алексей Юрьевич после окончания ГИИВТа и в моря походил, и на речке поплавал. После рождения третьего ребенка второй штурман «Константина Федина» сошел на берег. Сейчас у него своя фирма, которая занимается ремонтом флота.
Дочь Бородина тоже окончила водный институт, получила диплом судоводителя. Практику проходила на теплоходе, мечтала работать штурманом. Но в 90-е годы флот простаивал, и пришлось профессию сменить. Людмила Юрьевна трудится бухгалтером в ООО «ВодоходЪ».
У Юрия Алексеевича и Татьяны Вениаминовны три внучки — Ольга, Арина и Тамара. Продолжатель рода один. Захватит ли его речная романтика (с такими-то предками!), пока неизвестно: Петр Алексеевич учится еще в первом классе и увлекается футболом.
После беседы с нами Бородин заторопился на теплоход: производственные проблемы ждать не будут. И он с радостью вновь окунулся в рабочую круговерть:
— Без флота я не могу, это смысл жизни. Занятость на Борской БТОФ зимой важна для меня даже не с материальной, а с моральной стороны. Я в работе, движении, нужен обществу. За полвека прошел по палубам разных судов — и пассажирских, и грузовых, встречался со многими людьми, мне посчастливилось трудиться с настоящими профессионалами, истинными речниками. И я благодарен судьбе за это.

Ирина КУКАНОВА. Фото Владимира ЮЖАКОВА

Прочитано 276 раз

Последнее от Редактор сайта

Похожие материалы (по тегу)

Другие материалы в этой категории: « Поклон героям Полярных конвоев Награда за труд »
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии