Пятница, 04 мая 2018 09:53

Юрий Чурмеев: «Пройдет не год и не два, прежде чем получится настоящий «танкерист»

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

От морей Северного Ледовитого океана до судоходных рек Нигерии — такова дислокация флотской биографии капитана теплохода «Конструктор Животовский» Юрия Алексеевича Чурмеева, который сегодня трудится в компании «В. Ф. Танкер».  За его плечами почти 35 лет работы на нефтеналивных судах, из них двадцать — в должности капитана

— Как и большинство мальчишек эпохи первых полетов в космос и строительства советского атомного флота, я мечтал только о двух профессиях — летчика и моряка, — вспоминает Юрий Алексеевич. — В космонавты не получилось по медкомиссии, а в Ленинградское высшее военно-морское училище подводного плавания имени Ленинского комсомола не прошел по возрасту — не подпадал под присягу, потому что мне только-только 16 лет исполнилось. Сказали: «Приходи на следующий год — возьмем».
 Следующий год не разрешили «болтаться» родители: отец — фронтовик, из военных, мама — учитель начальных классов. Так в 1977 году Юрий поступил на факультет судовождения в Горьковский институт инженеров водного транспорта (сейчас — ВГУВТ). Сначала думал, что через год вернется в Северную столицу, но веселая и дружная студенческая жизнь затянула, а после первой практики на лесовозе по Севморпути и вовсе не захотел менять вуз.
— Льды до потолка, белые медведи, которых мы кормили сгущенкой, атомные ледоколы в Арктике, сибирские реки... Работать учили по-серьезному, даже дали из общего фонда оплаты труда одну зарплату на двоих. Высадили нас в Игарке, потому что дальше лесовоз шел на Кубу, а мы были «невизированные». И до цивилизации, до Архангельска, добирался на попутном контейнеровозе: стирал фуфайки и «заведовал» палубой за проезд и еду, — улыбается Юрий Алексеевич. — Романтика, да еще какая!
  Надо сказать, в то время факультет судовождения ГИИВТа был одной из немногих в стране кузницей кадров смешанного (река-море) плавания, и обу-чение специалистов, которых так не хватало на флоте, строилось очень серьезно. За шесть курсов будущие судоводители успевали набрать плавательский ценз, необходимый для выдачи морских и речных рабочих дипломов. А в пароходствах с нетерпением ждали хорошо подготовленных выпускников, которые приходили на работу по официальному распределению. В 1983 году Юрий Чурмеев пришел третьим штурманом в «Волготанкер».
— Ранней весной, по большой воде, перевозили бензин и дизельное топливо по малым рекам: Вятке, Ветлуге, Суре. Первого мая мы обычно проходили Нижний Новгород и навигацию работали в основном на линиях Кстово — Германия, Кстово — Финляндия. Ноябрьские праздники встречали на подходе к Питеру, по льду тихонечко шли по Волго-Балту, а бывало, и по Волго-Дону, — рассказывает он. — Но домой к новогоднему столу всегда успевали!
В годы перестройки водный транспорт оказался в тяжелом положении: суда по нескольку лет консервировались на холодном отстое, ремонты практически не проводились — флот, можно сказать, резали по живому.
— Нам говорили: «Вы потерпите, сейчас немного денег заработаем, и будет по-другому», — порой становилось, мягко говоря, грустно, — делится Юрий Алексеевич. — Флот ведь не может стоять «в кустах» вечно. Кто будет восстанавливать суда, кто будет на них работать? Мы, судоводители смешанного плавания, воспитанные еще в советские времена, по большому счету как карточная колода, состав которой на протяжении многих лет не меняется.
В 90-х годах заброшенные «Волгонефти» понемногу стали восстанавливать — тогда для экипажей стало обычным делом искать необходимые материалы и детали по частным гаражам. Постепенно работа налаживалась, а в 2000 году со стапелей завода «Красное Сормово» капитан Чурмеев принял в управление новый танкер-химовоз «SFAT-3», на котором довелось даже в Африку сходить и перевозить нефтегрузы по рекам Нигерии.
— Это были самые первые танкеры с классом автоматики А1, управление судном осуществлялось с объединенного пульта из рулевой рубки, грузовая система была спроектирована под одновременную работу с шестью видами нефтепродуктов, — рассказывает Юрий Алексеевич. — Интересно было все изучить и отладить, но кто принимал теплоходы, наверное, со мной согласится: даже при хорошей постройке новое судно практически целый год надо выхаживать, чтобы превратить в нормальную транспортную единицу.
И жизнь распорядилась так, что еще дважды довелось Ю. А. Чурмееву заступить на капитанскую вахту, чтобы «выхаживать» новые суда. В 2011 году он пришел в компанию «В. Ф. Танкер» и принял в управление только что построенный танкер-химовоз проекта 19614 «Механик Сазонов», а в 2013 году — новый танкер-химовоз проекта RST27 «Конструктор Животовский».
— Специалистов с опытом работы на «химиках» и соответствующими дипломами тогда было немного, в экипаже — в основном ребята с сухогрузов, а это совершенно другая спе-цифика, — замечает Юрий Алексеевич, несколько лет сам отработавший на сухогрузных судах. — К примеру, грузовые операции. На танкере, можно сказать, один из самых ответственных моментов, когда необходимы максимум внимания и контроля за параметрами остойчивости и осадки, уровнями груза и температурой в танках, давлением в трубопроводах грузовой и балластной систем, давлением газовоздушных смесей и так далее. Все процедуры должны быть отработаны четко, поэтому с первых дней старался учить свой экипаж переключать мысли по-другому.
Имея за плечами большой опыт, капитан уверен:
— Пройдет не год и не два, прежде чем получится настоящий «танкерист». И не секрет, что сегодня у танкерных компаний есть проблема нехватки качественно подготовленных специалистов. Да и не каждый готов взять высокую планку требований по безопасности, в течение всего контракта быть готовым к регулярным комиссиям, инспекциям и проверкам в каждом порту захода, постоянно подвергаться риску воздействия вредных токсичных веществ. А главное — принять на себя огромную ответственность за опасный груз, судно и экипаж. Стараемся, конечно, воспитываем молодежь, чтобы передать вахту нашего поколения в надежные руки.
Все, кто проходит наставническую школу Ю. А. Чурмеева, отзываются о нем с благодарностью: «И научит, и поможет, и защитит, и спросит». А Юрий Алексеевич шутит:
— Какая основная задача капитана? Не мешать работать экипажу. — И добавляет: — А чтобы не мешать, надо сначала процесс организовать и проконтролировать. И за четыре месяца контракта как раз успеваешь!

Анна КОДАНИНА. Фото автора

Прочитано 113 раз

Последнее от Редактор сайта

Похожие материалы (по тегу)

Другие материалы в этой категории: « Без моря на земле штормит С поддержкой и уважением »
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии