Пятница, 05 июня 2020 11:34

Праздник со слезами на глазах

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

«И наступила горькая неволя, в плену мы были на земле своей, нас не щадила эта злая доля — жестокий голод, ад концлагерей» — такими поэтическими строчками выразил выпавшие на него тяжелые испытания в военном детстве ветеран Окской судоверфи Вячеслав Матвеевич Харитонов
Немцы вошли в Людиново, родной город тогда шестилетнего подростка в Калужской области, 4 октября 1941 г. В первый класс он пошел только в 1944-м, а до этого проходил другую — жестокую школу выживания в фашистском плену. Стариков, женщин и детей, оказавшихся в оккупации, фашисты долго гнали в один из лагерей, устроенный в деревне Жуковке. Во время остановок колонны пленные черпали и пили воду из больших луж, не обращая внимания на плавающих в них головастиков. Выбивших из сил людей расстреливали на месте.
— До сих пор, обедая, я оставляю примерно четвертую часть от налитого в тарелку супа, — рассказывал нам при встрече Вячеслав Матвеевич, — такое правило, установленное бабушкой ради моего спасения в немецком концлагере, осталось на всю жизнь. Тогда на каждого человека давали одну порцию в сутки — баланду с куском хлеба и то ее можно было получить только стоя в очереди. У кого были силы. Эту норму приходилось делить, чтоб немного хватило на вечер и чуть-чуть на утро. Иначе не выжить. И никогда не забыть тех детей, которые группами, молча, сидели в тени, усталые, безучастные, изнеможенные голодом и жарой. Кто не выдерживал таких мучений, падали в обморок, их уносили родители, и они больше не возвращались…
После освобождения Людиновского района от фашистов еще долго налаживалась жизнь.
— Было тяжело, даже при возвращении в Дятьково, где я начал учиться в школе, — вспоминал наш собеседник, — когда растаял снег, добывали прошлогоднюю картошку, взрослые, освободив ее от кожуры и добавив в этот серый крахмал щепотку муки, пекли на сковородке на растопленном свином жире тошнотики. Эти лепешечки нужно было не жевать, а размельчать языком и глотать (чтобы не слышать хруст песка). А знаете, как делали чернила? Набирали опавшие дубовые листья, на одной стороне которых выросли круглые шарики. Из них давили сок, и на несколько дней опускали в него ржавые гвозди.
Юный мастер научился подшивать лапти металлической жестью от немецких консервных банок, а для своих тетушек и их подружек к общему восторгу прикреплял пеньковыми веревочками к плетеной обувке деревянные каблучки.
Обо всем этом Вячеслав Матвеевич написал спустя десятилетия, серьезно увлекшись творчеством, в автобиографической повести «Раненое детство», поэтическом сборнике «Война и Любовь» и других своих произведениях в назидание будущим поколениям: «К вам обращаюсь, юные ребята, везде и всюду помните о том — нет ничего поганей супостата, который вдруг заявится в ваш дом».
Больше всего ему запомнился День Победы — общим ликованием людей, заполнивших городские улицы, и… вкусом настоящих невиданных раньше конфет, завернутых в серебряную фольгу и цветную обертку. Их по одной выдали в школе каждому ученику по случаю праздника, а к ней по порции американской тушенки и кусочку белого хлеба.
В дальнейшем Вячеслав Харитонов окончил машиностроительный техникум, отслужил четыре года на Балтийском флоте, продолжил обучение в институте и в 1968 г. , получив специальность «Машиностроительное производство. Станки. Инструменты», приехал в Навашино. На судостроительном заводе «Ока» (ныне — Окская судоверфь) вырос до главного технолога по переправочным средствам. Был награжден орденом «Знак Почета». А на пенсию ушел, будучи начальником конструкторского бюро по судовой оснастке.
Накануне 75-летия Великой Победы бывшего малолетнего узника Вячеслава Матвеевича Харитонова и других живых свидетелей той страшной войны — ее участников Николая Васильевича Кокурина, Надежду Михайловну Фурсову, а также Михаила Васильевича Морева, работавших на Навашинском судостроительном заводе «Ока», поздравило со знаменательной датой руководство предприятия.
По информации начальника отдела кадров судоверфи Светланы Сазановой, каждого ветерана навестили на дому (разумеется, с соблюдением всех необходимых рекомендаций Роспотребнадзора), вручили цветы, денежные премии и подарки. Несмотря на ограничения, связанные с коронавирусной пандемией, виновники торжества были тронуты таким вниманием и рады общению.
Кстати, Надежда Михайловна и Николай Васильевич — принимали участие в войне с Японией. Только девушку в звании ефрейтора направили на Дальний Восток еще в 1942 г., где она служила укладчиком парашютов в 28-й отдельной корректировочной авиаэскадрилье, а затем воевала в составе 264-го штурмового авиаполка. Надежда Михайловна — заслуженный ветеран Нижегородской области.
А младший сержант Кокурин прибыл на Дальний Восток в 1944-м после службы артиллеристом, годом ранее его направили в Горький в бригаду противоздушной обороны. Он был заместителем командира орудия. Награжден орденом Великой Отечественной войны 1-й степени, медалью «За победу над Японией».
Мужество и самоотверженность навашинских судостроителей, прошедших дорогами войны, отмечены многочисленными наградами Родины. Так, четверым заводчанам вручен полководческий орден Александра Невского, семерым — орден Красного Знамени, многие фронтовики награждены орденами Славы разных степеней, Красной звезды, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги» и другими.
Напомним, что на фронтах Великой Отечественной воевали более 1200 навашинских корабелов. И только около 600 из них вернулось на родной завод, 489 — отдали жизнь на поле брани. Их имена высечены на гранитных плитах мемориального комплекса, воздвигнутого к 30-летию Победы. Во время юбилейных торжеств к нему и другим обелискам на территории Навашинского района, хранящим память о павших героях, а также к братской могиле умерших от ран в госпитале на Липненском кладбище были возложены венки и цветы.

Александр РАЙНИЧ.
Фото Владимира ЮЖАКОВА

Прочитано 62 раз
Другие материалы в этой категории: « Защитник блокадного Ленинграда Война на стапеле »
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии